За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Вешние воды



подобострастно наклонился и рабски исчез.
     Полозов  расстегнул жилет.  По одному тому, как он  приподнимал  брови,
отдувался и морщил  нос,  можно  было  видеть, что  говорить будет для  него
большою тягостью и что  он не  без некоторой тревоги ожидал, заставит ли его
Санин ворочать языком или сам возьмет на себя труд вести беседу ?
     Санин понял  настроение своего приятеля и потому не стал обременять его
вопросами;  ограничился  лишь  самым  необходимым; узнал,  что  он  два года
состоял  на  службе  (в  уланах!  то-то,   чай,  хорош  был  в   коротком-то
мундирчике!), три года тому назад женился -  и вот  уже второй год находится
за границей с женой, "которая  теперь от  чего-то лечится в  Висбадене", - а
там отправляется в  Париж. С своей стороны, Санин также мало распространялся
о своей прошедшей жизни,  о своих планах; он прямо приступил к главному - то
есть заговорил о своем намерении продать имение .
     Полозов  слушал  его  молча, лишь  изредка взглядывая  на дверь, откуда
должен  был  явиться  завтрак.  Завтрак  явился  наконец.   Обер-кельнер,  в
сопровождении  двух  других слуг,  принес  несколько  блюд  под  серебряными
колпаками.
     - Это в Тульской губернии имение? - промолвил Полозов, садясь за стол и
затыкая салфетку за ворот рубашки.
     - В Тульской.
     - Ефремовского уезда... Знаю.
     - Ты мою Алексеевку знаешь? - спросил Санин, тоже садясь за стол.
     -  Знаю, как же.- Полозов запихал себе в рот  кусок яичницы с трюфелями
.- У Марьи Николаевны - жены моей  - по соседству есть  имение... Откупорьте
эту бутылку, кельнер! Земля порядочная - только мужики  у тебя лес вырубили.
Ты зачем же продаешь?
     - Деньги нужны, брат. Я бы дешево продал. Вот бы тебе купить... Кстати.
     Полозов проглотил стакан вина, уперся салфеткой и опять принялся жевать
- медленно и шумно.
     - Н-да,- проговорил он  наконец...- Я имений не покупаю: капиталов нет.
Пододвинь-ка масло. Разве вот жена купит. Ты с  ней поговори. Коли дорого не
запросишь - она этим не брезгает... Экие, однако, эти немцы - ослы! Не умеют
рыбу  сварить.  Чего,  кажется,  проще?  А   еще  толкуют:  фатерланд,  мол,
объединить следует. Кельнер, примите эту мерзость!
     - Неужели  же твоя жена сама распоряжается...  по  хозяйству? - спросил
Санин.
     -  Сама.  Вот  котлеты  - хороши.  Рекомендую. Я  сказал тебе,  Дмитрий
Павлович, что ни  в  какие женины  дела я  не вхожу,  и  теперь  тебе то  же
повторяю
     Полозов продолжал чавкать
     - Гм... Но как я с ней переговорить могу. Ипполит Сидорыч?
     - А  очень  просто,  Дмитрий  Павлович. Отправляйся  в Висбаден. Отсюда
недалече.  Кельнер, нет ли у  вас  английской  горчицы?  Нет? Скоты!  Только
времени  не  теряй.  Мы послезавтра уезжаем. Позволь, я тебе налью рюмку:  с
букетом  вино - не  кислятина.  Лицо Полозова оживилось и  покраснело; оно и
оживлялось только тогда, когда он ел... или пил.
     - Право же... я не знаю, как это сделать? - пробормотал Санин.
     - Да что тебе так вдруг приспичило?
     - То-то и есть, что приспичило, брат.
     - И большая сумма нужна?
     - Большая. Я... как бы это тебе сказать? я затеял... жениться.
     Полозов поставил на стол рюмку, которую поднес было к губам.

     /v 148

     - Жениться!  - промолвил он  хриплым,  от изумления хриплым, голосом  и
сложил свои пухлые руки на желудке.- Так скоропостижно?
     - Да... скоро.
     - Невеста - в России, разумеется?
     - Нет, не в России.
     - Где же?
     - Здесь, во Франкфурте.
     - И кто она?
     - Немка; то есть нет - итальянка. Здешняя жительница.
     - С капиталом?
     - Без капитала.
     - Стало быть, любовь уж очень сильная?
     - Какой ты смешной! Да, сильная.
     - И для этого тебе деньги нужны?
     - Ну да... да, да.
     Полозов проглотил вино, выполоскал себе рот и  руки вымыл,  старательно
вытер их о салфетку, достал и закурил сигару. Санин молча глядел на него.
     - Одно  средство,-  промычал  наконец Полозов, закидывая назад голову и
выпуская  дым тонкой  струйкой.- Ступай  к жене. Она, коли  захочет всю беду
твою руками разведет.
     - Да  как я ее увижу,  жену твою? Ты говоришь, вы послезавтра уезжаете?
Полозов закрыл глаза.
     - Знаешь, что я тебе скажу,- проговорил он наконец, вертя губами сигару
и вздыхая.-  Ступай-ка домой, снарядись попроворнее да приходи сюда. В час я
выезжаю, карета у меня просторная - я тебя с собой возьму. Этак всего лучше.
А теперь  я посплю.  Я, брат,  как поем, непременно поспать  должен.  Натура
требует - и я не противлюсь. И ты не мешай мне.
     Санин подумал, подумал - и внезапно поднял голову: он решился!
     - Ну хорошо, согласен - и благодарю тебя. В половине первого здесь-и мы
отправимся вместе в Висбаден.Я надеюсь, жена твоя не рассердится...
     Но  Полозов уже  сопел. Пролепетал:  "Не  мешай!"  - поболтал ногами  и
заснул, как младенец.
     Санин  еще раз окинул  взором его грузную фигуру,  его голову,шею,  его
высоко  поднятый, круглый, как яблоко, подбородок  - и, выйдя  из  гостиницы
проворными  шагами направился к кондитерской Розелли. Надо  было  предварить
Джемму.

     ХХХII

     Он  застал ее в  кондитерской комнате, вместе  с матерью.  Фрау  Леноре
перегнувши спину, измеряла небольшим складным футом промежуток между окнами.
Увидя Санина,  она выпрямилась и весело приветствовала его не без маленького
замешательства, однако.
     -  У меня, с  ваших вчерашних слов,- начала она,- все в голове вертятся
мысли, как бы нам  улучшить наш  магазин. Вот тут, я полагаю, два шкапчика с
зеркальными полочками поставить. Теперь, знаете, это в моде И потом еще...
     -  Прекрасно,  прекрасно,-  перебил  ее  Санин,-  это  все  надо  будет
сообразить... Но подите-ка сюда, я вам что сообщу.
     Он взял фрау Леноре и Джемму под руки и повел их в другую комнату. Фрау
Леноре  встревожилась и мерку  из рук  выронила.  Джемма встревожилась  было
тоже, но глянула попристальнее на Санина  и успокоилась.  Лицо его,  правда,
озабоченное, выражало в то же время оживленную бодрость и решимость.
     Он попросил обеих женщин сесть, а сам стал перед ними - и,

     /v 149

     размахивая руками да ероша волосы, сообщил им все: встречу с Полозовым,
предполагаемую поездку в Висбаден, возможность продажи имения.
     - Вообразите  мое счастье,- воскликнул он наконец,- дело  приняло такой
оборот, что мне даже, быть может, незачем будет ехать в Россию! И свадьбу мы
можем сыграть гораздо скорее, чем я предполагал!
     - Когда вы должны ехать? - спросила Джемма.
     - Сегодня же - через час; мой приятель нанял карету - он меня довезет .
     - Вы нам напишете?
     - Немедленно! как только переговорю с этой дамой - так тотчас и напишу.
     -  Эта дама,  вы говорите, очень  богата?  - спросила практическая фрау
Леноре.
     - Чрезвычайно!ее отец был миллионером - и все ей оставил.
     - Все - ей одной? Ну,  это ваше счастье. Только смотрите не продешевите
вашего имения! Будьте благоразумны и тверды. Не увлекайтесь! Я  понимаю ваше
желание быть  как можно скорее мужем Джеммы... но осторожность прежде всего!
Не забудьте: чем вы дороже продадите имение, тем больше останется вам  обоим
- и вашим детям.
     Джемма отвернулась, и Санин опять замахал руками.
     -  В  моей  осторожности вы можете  быть уверены, фрау Леноре!  Да я  и
торговаться не стану. Скажу ей настоящую цену: даст  - хорошо; не даст - бог
с ней!
     - Вы с ней знакомы... с этой дамой? - спросила Джемма.
     - Я ее никогда в лицо не видал.
     - И когда же вы вернетесь?
     - Если ничем не кончится наше дело - послезавтра; если же оно пойдет на
лад -  может быть, придется пробыть  лишний день или два. Во всяком случае -
минуты  не промешкаю.  Ведь я  душу свою  оставляю здесь! Однако  я  с  вами
заговорился, а мне нужно перед  отъездом еще домой сбегать... Дайте мне руку
на счастье, фрау Леноре,- у нас в России всегда так делается.
     - Правую или левую?
     - Левую  - ближе к сердцу. Явлюсь послезавтра - со щитом  или  на щите!
Мне  что-то  говорит:  я  вернусь  победителем! Прощайте,  мои  добрые,  мои
милые...
     Он обнял и поцеловал фрау  Леноре, а Джемму  попросил пойти с  ним в ее
комнату - на минутку, так как ему нужно сообщить ей что-то очень важное. Ему
просто хотелось проститься  с ней наедине.  Фрау  Леноре  это поняла -  и не
полюбопытствовала узнать, какая это была такая важная вещь...
     Санин никогда еще не бывал в комнате Джеммы. Все обаяние любви, весь ее
огонь, и восторг, и сладкий ужас - так и вспыхнули в нем,  так и ворвались в
его  душу,  как  только  он переступил  заветный порог...  Он  кинул  вокруг
умиленный взор, пал к ногам милой девушки и прижал лицо свое к ее стану...
     - Ты мой? - шептала она,- ты вернешься скоро?
     - Я твой... я вернусь,- твердил он задыхаясь.
     - Я буду ждать тебя, мой милый!
     Несколько мгновений спустя Санин уже бежал по улице к себе на квартиру.
Он  и  не  заметил  того,  что  вслед  за  ним  из  двери  кондитерской,весь
растрепанный, выскочил Панталеоне - и что-то кричал ему,  и потрясал,  и


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |