За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Вешние воды



"Зачем вы меня  мучите?" Джемма
тотчас же вскочила со стула и,  громко хлопая в ладоши, с криком:  "Браво!..
браво!"  - подбежала  к  бедному  отставному  Яго  и  обеими  руками ласково
потрепала его  по плечам. Один Эмиль  безжалостно смеялся. Cet age  est sans
pitie - этот возраст не знает жалости,- сказал уже Лафонтен.
     Санин  попытался  утешить  престарелого  певца  и  заговорил  с  ним на
итальянском  языке  (он  слегка его нахватался  во  время своего  последнего
путешествия) - заговорил о "раеsе dеl Dаntе, dove il si  suona".  Эта  фраза
вместе  с  "Lasciate  ogni speranzа" составляла весь поэтический итальянский
багаж молодого туриста; но Панталеоне не поддался на его заискивания. Глубже
чем когда-либо уткнув подбородок в  галстук  и  угрюмо луча  глаза, он снова
уподобился  птице,  да  еще  сердитой,- ворону,  что ли, или  коршуну. Тогда
Эмиль,   мгновенно  и  легко  краснея,  как   это  обыкновенно  случается  с
балованными детьми,- обратился к сестре  и  сказал  ей, что  если она желает
занять гостя, то ничего  она не может придумать  лучшего, как  прочесть  ему
одну из комедиек Мальца, которые  она так  хорошо читает. Джемма засмеялась,
ударила брата по руке, воскликнула, что он "всегда  такое придумает!" Однако
тотчас пошла в свою комнату и, вернувшись оттуда с небольшой книжкой в руке,
уселась  за  столом  перед  лампой,  оглянулась, подняла  палец  - "молчать,
дескать!" - чисто итальянский жест - и принялась читать.

     VII

     Мальц  был   франкфуртский  литератор  30-х   годов,  который  в  своих
коротеньких и  легко набросанных комедийках, писанных  на  местном  наречии,
выводил -  с  забавным  и  бойким,  хотя  и не  глубоким  юмором,-  местные,
франкфуртские типы. Оказалось,  что Джемма читала точно превосходно - совсем
по-актерски. Она оттеняла каждое  лицо и отлично  выдерживала его  характер,
пуская в ход свою  мимику,унаследованную ею  вместе с итальянскою кровью; не
щадя ни своего нежного голоса, ни своего прекрасного лица, она - когда нужно
было  представить либо выжившую из ума  старуху,  либо глупого бургомистра,-
корчила  самые  уморительные гримасы, ежила глаза,  морщила нос,  картавила,
пищала...  Сама во время  чтения  она  не  смеялась; но когда слушатели  (за
исключением,  правда, Панталеоне:  он тотчас  с  негодованием  удалился, как
только зашла речь о ёце! ferroflucto Tedesko),  когда слушатели прерывали ее
взрывом  дружного хохота, -  она,  опустив книгу на  колени, звонко хохотала
сама, закинув голову  назад, и  черные  ее кудри прыгали мягкими кольцами по
шее и по сотрясенным плечам. Хохот прекращался - она тотчас поднимала  книгу
и,  снова придав  чертам  своим надлежащий склад,  серьезно  принималась  за
чтение. Санин не мог довольно надивиться ей; его особенно поражало то, каким
чудом  такое  идеально-прекрасное  лицо принимало  вдруг  такое  комическое,
иногда почти тривиальное  выражение? Менее  удовлетворительно  читала Джемма
роли  молодых  девиц -  так называемых "jeunes premieres"; особенно любовные
сцены не удавались ей; она сама это чувствовала и потому придавала им легкий
оттенок насмешливости, словно она не верила

     /v 104

     всем этим восторженным клятвам и возвышенным речам, от которых, впрочем
сам автор воздерживался - по мере возможности.
     Санин не  заметил,  как  пролетел  вечер,  и  только тогда  вспомнил  о
предстоявшем путешествии, когда пасы пробили десять  часов.  Он  вскочил  со
стула, как ужаленный.
     - Что с вами? - спросила фрау Леноре.
     Да я должен был сегодня уехать в Берлин - и уже место взял в дилижансе!
     - А когда отходит дилижанс?
     - В половине одиннадцатого!
     -  Ну,  так вы уже не успеете,-  заметила Джемма,- оставайтесь... я еще
почитаю.
     - Вы  все деньги заплатили или только задаток дали? - полюбопытствовала
фрау Леноре.
     - Все! - с печальной ужимкой возопил Санин.
     Джемма посмотрела на  него, прищурив  глаза,- и рассмеялась,  а мать ее
побранила.
     - Молодой человек попусту деньги затратил, а ты смеешься!
     - Ничего,- отвечала  Джемма,- это  его не разорит, а мы постараемся его
утешить. Хотите лимонаду?
     Санин выпил стакан  лимонада,  Джемма снова принялась за Мальца - и все
опять пошло как по маслу.
     Часы пробили двенадцать. Санин стал прощаться.
     - Вы теперь несколько  дней должны остаться во Франкфурте,- сказала ему
Джемма,-  куда  вам  спешить?  Веселей  в  другом  городе  не  будет.-   Она
помолчала.- Право, не будет,- прибавила  она  и улыбнулась.  Санин ничего не
отвечал и подумал, что в силу  пустоты своего кошелька ему поневоле придется
остаться  во  Франкфурте,  пока  не  придет  ответ   от  одного  берлинского
приятеля,к которому он собирался обратиться за деньгами.
     -  Оставайтесь, оставайтесь,- промолвила и фрау Леноре.-  Мы познакомим
вас с женихом Джеммы,  господином Карлом Клюбером. Он сегодня не мог прийти,
потому что он очень занят у себя в магазине... Вы, наверное, видели на Цейле
самый большой магазин сукон и  шелковых материй? Ну, так он там  главным. Но
он очень будет рад вам отрекомендоваться .
     Санина  это  известие   -  бог  ведает  почему   -   слегка  огорошило.
"Счастливчик этот жених!" - мелькнуло у него в уме. Он посмотрел на Джемму -
и ему показалось, что он подметил насмешливое выражение в ее глазах.
     Он начал раскланиваться.
     - До завтра? Не правда ли, до завтра? - спросила фрау Леноре.
     -  До завтра! -  произнесла Джемма не вопросительным, а  утвердительным
тоном, как будто это иначе и быть не могло.
     - До завтра! - отозвался Санин.
     Эмиль, Панталеоне  и  пудель  Тарталья  проводили  его  до угла  улицы.
Панталеоне не  утерпел, чтобы не выразить  своего  неудовольствия по  поводу
Джеммина чтения.
     - Как ей не  стыдно!  Кривляется, пищит - una carricaturа! Ей бы Меропу
представлять  или   Клитемнестру  -  нечто   великое,  трагическое,   а  она
передразнивает какую-то скверную немку! Этак и я могу... Мерц, керц, смерц,-
прибавил он хриплым голосом, уткнув лицо вперед и растопыря пальцы. Тарталья
залаял на него, а Эмиль расхохотался. Старик круто повернул назад.
     Санин возвратился в гостиницу "Белого лебедя" (он оставил там свои вещи
в  общей  зале)  в  довольно  смутном  настроении  духа.  Все  эти   немецко
-французско-итальянские разговоры так и звенели у него в ушах.
     - Невеста!  - шептал он, уже  лежа в постели в  отведенном ему скромном
номере.- Да и красавица же! Но к чему я остался?
     Однако на следующий день он послал письмо к берлинскому приятелю.

     /v 105

     VIII

     Он не успел еще одеться, как кельнер доложил ему о приходе двух господ.
Один из  них  оказался Эмилем;  другой, видный  и  рослый молодой мужчина  с
благообразнейшим лицом, был герр Карл Клюбер, жених прекрасной Джеммы.
     Должно полагать,  что в то время в целом Франкфурте ни в одном магазине
не существовало  такого вежливого, приличного,  важного, любезного  главного
комми, каковым являлся г-н  Клюбер. Безукоризненность его туалета  стояла на
одной  высоте с достоинством  его  осанки,  с  изящностью - немного, правда,
чопорной и сдержанной, на английский лад (он провел два  года в Англии),- но
все-таки пленительной  изящностью его манер!  С первого взгляда  становилось
явно,   что   этот  красивый,  несколько  строгий,   отлично  воспитанный  и
превосходно вымытый молодой человек  привык повиноваться высшим и повелевать
низшим и что за прилавком своего магазина  он неизбежно  должен  был внушать
уважение самим покупателям! В сверхъестественной его честности не могло быть
ни малейшего сомнения:  стоило  только взглянуть на его  туго накрахмаленные
воротнички! И голос  у него оказался такой, какого следовало ожидать: густой
и самоуверенно-сочный, но не слишком громкий, с некоторой даже ласковостью в
тембре. Таким голосом особенно удобно отдавать приказания подчиненным комми:
"Покажите,мол, ту штуку пунсового  лионского бархата!" -  или: "Подайте стул
этой даме!"
     Г-н  Клюбер  начал с того, что отрекомендовался, причем так  благородно
наклонил  стан, так приятно  сдвинул ноги  и так  учтиво  тронул  каблуком о
каблук, что  всякий непременно должен был почувствовать: "У этого человека и
белье и душевные качества -  первого сорта!" Отделка  обнаженной правой руки
(в  левой,  облеченной  в  шведскую  перчатку,  он  держал  до  зеркальности
вылощенную шляпу, на  дне  которой  лежала  другая  перчатка) - отделка этой
правой  руки,  которую  он   скромно,  но  с   твердостью  протянул  Санину,
превосходила всякое  вероятие: каждый ноготь был в своем роде  совершенство!
Потом  он сообщил,  на  отборнейшем  немецком языке,  что желал заявить свое
почтение и свою признательность г-ну иностранцу, который оказал такую важную
услугу будущему его родственнику, брату его невесты; при этом он повел левой
рукой,  державшей шляпу, в направлении Эмиля, который словно  застыдился  и,
отвернувшись  к  окну, положил палец в  рот. Г-н Клюбер прибавил, что почтет
себя счастливым, если с своей стороны будет в состоянии  сделать  что-нибудь
приятное 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |