За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Вешние воды



скамейку  возле  нее и уже не  шевельнулась
более, только  изредка  подносила  палец одной руки  к  губам  -  другою она
поддерживала  подушку  за  головою  матери  -  и  чуть-чуть  шикала,  искоса
посматривая на Санина, когда тот позволял себе  малейшее движение. Кончилось
тем,  что  и он  словно замер и сидел  неподвижно, как очарованный,  и всеми
силами  души  своей  любовался  картиной,  которую  представляли ему  и  эта
полутемная  комната, где  там  и  сям  яркими  толчками рдели вставленные  в
зеленые  старинные  стаканы свежие,  пышные розы, и эта заснувшая женщина  с
скромно подобранными  руками и  добрым  усталым лицом,  окаймленным  снежной
белизной  подушки,  и это молодое, чутко-настороженное и тоже доброе, умное,
чистое и несказанно прекрасное существо с такими черными глубокими, залитыми
тенью  и  все-таки  светившимися  глазами... Что это?  Сон? Сказка? И  каким
образом он тут?

     ХI

     Колокольчик  звякнул над наружной дверью. Молодой крестьянский парень в
меховой шапке  и красном жилете вошел с улицы в кондитерскую. С  самого утра
ни  один покупатель  не  заглядывал  в  нее... "Вот  так-то мы  торгуем!"  -
заметила со вздохом  во  время завтрака фрау Леноре  Санину.  Она продолжала
дремать; Джемма боялась принять руку от подушки и шепнула Санину: "Ступайте,
поторгуйте вы за  меня!"  Санин тотчас же на цыпочках вышел  в кондитерскую.
Парню требовалось четверть фунта мятных лепешек.
     - Сколько с него? - шепотом спросил Санин через дверь у Джеммы.
     -  Шесть крейсеров!  -  таким  же шепотом отвечала  она.  Санин отвесил
четверть  фунта,.отыскал  бумажку,  сделал из нее  рожок,  завернул лепешки,
просыпал их, завернул  опять,  опять  просыпал,  отдал их, наконец,  получил
деньги...  Парень  глядел на  него  с  изумлением, переминая  свою  шапку на
желудке, а в соседней комнате Джемма, зажав рот, помирала со смеху. Не успел
этот покупатель  удалиться, как явился другой, потом третий ..."А видно,рука
у меня  легкая!" - подумал Санин. Второй потребовал стакан оршаду,  третий -
полфунта  конфект.  Санин   удовлетворил  их,  с  азартом  стуча  ложечками,
передвигая  блюдечки и лихо  запуская  пальцы  в ящики  и банки.При  расчете
оказалось,что оршад  он продешевил, а за конфекты взял два  крейсера лишних.
Джемма  не переставала смеяться втихомолку,  да и сам Санин ощущал веселость
необычайную,  какое-то  особенно  счастливое настроение духа.  Казалось, век
стоял бы он так за прилавком да торговал бы конфектами и  оршадом, между тем
как то милое существо  смотрит  на него  из-за двери дружелюбно-насмешливыми
глазами, а  летнее  солнце, пробиваясь сквозь мощную  листву растущих  перед
окнами каштанов, наполняет всю комнату зеленоватым золотом полуденных лучей,
полуденных теней

     /v 109

     ней, и сердце нежится сладкой истомой  лени, беспечности и  молодости -
молодости первоначальной!
     Четвертый посетитель  потребовал  чашку  кофе:  пришлось  обратиться  к
Панталеоне (Эмиль  все еще не возвращался из магазина  г-на Клюбера).  Санин
снова  подсел  к  Джемме.   Фрау  Леноре   продолжала  дремать,  к  великому
удовольствию ее дочери.
     - У мамы во время сна мигрень проходит,- заметила она.
     Санин заговорил - конечно, по-прежнему,  шепотом - о своей  "торговле";
пресерьезно осведомлялся о цене разных "кондитерских" товаров; Джемма так же
серьезно называла ему эти цены, и между тем оба внутренно и дружно смеялись,
как  бы  сознавая, что  разыгрывают  презабавную комедию  .  Вдруг на  улице
шарманка  заиграла  арию из "Фрейшюца":  "Durch die Felder, durch die  Auen"
Плаксивые  звуки заныли, дрожа и посвистывая,в  неподвижном  воздухе. Джемма
вздрогнула... "Он разбудит маму!"
     Санин  немедленно  выскочил   на  улицу,   сунул  шарманщику  несколько
крейсеров  в  руку  -  и  заставил  его  замолчать  и  удалиться.  Когда  он
возвратился,  Джемма  поблагодарила  его легким  кивком головы и,  задумчиво
улыбнувшись,  сама  принялась  чуть  слышно  напевать  красивую  веберовскую
мелодию,  которою  Макс выражает  все  недоумения  первой любви.  Потом  она
спросила Санина, знает ли он  "Фрейшюца", любит ли Вебера,  и прибавила, что
хотя  она  сама  итальянка,  но  такую музыку  любит больше  всего. С Вебера
разговор  соскользнул на  поэзию и романтизм, на Гофмана, которого тогда еще
все читали...
     А фрау Леноре все дремала и даже похрапывала чуть-чуть, да лучи солнца,
узкими  полосками  прорывавшиеся  сквозь  ставни,  незаметно,  но  постоянно
передвигались  и путешествовали по  полу, по мебелям,  по  платью Джеммы, по
листьям и лепесткам цветов.

     ХII

     Оказалось, что  Джемма  не  слишком  жаловала Гофмана и  даже  находила
его...  скучным! Фантастически-туманный, северный элемент  его рассказов был
мало доступен ее южной,  светлой натуре. "Это все  сказки, все это для детей
писано!"  -  уверяла она не без  пренебрежения. Отсутствие поэзии  в Гофмане
тоже смутно чувствовалось ею. Но была одна у него  повесть, заглавие которой
она,  впрочем, позабыла и которая ей  очень нравилась; собственно говоря, ей
нравилось только  начало этой  повести:  конец она или  не прочла, или  тоже
позабыла. Дело шло об одном молодом человеке,  который где-то, чуть ли  не в
кондитерской,  встречает   девушку  поразительной   красоты,   гречанку;  ее
сопровождает таинственный и странный, злой старик. Молодой человек с первого
взгляда влюбляется  в  девушку;  она  смотрит на  него  так жалобно,  словно
умоляет его освободить ее... Он удаляется на мгновенье - и,  возвратившись в
кондитерскую, уж не находит ни девушки, ни старика; бросается ее отыскивать,
беспрестанно  натыкается  на  самые  свежие их  следы, гоняется за ними -  и
никоим  образом, нигде,  никогда  не может их  достигнуть. Красавица на веки
веков исчезает для него -  и не в силах  он  забыть  ее  умоляющий взгляд, и
терзается  он мыслью, что, быть может, все счастье его жизни ускользнуло  из
его рук...
     Гофман едва  ли таким образом оканчивает  свою  повесть;  но  такою она
сложилась, такою осталась в памяти Джеммы.
     -  Мне кажется,-  промолвила она,- подобные свидания и подобные разлуки
случаются на свете чаще, чем мы думаем.

     /v 110

     Санин промолчал...  и  немного спустя заговорил... о г-не Клюбере. Он в
первый раз упомянул о нем; он ни разу не вспомнил о нем до того мгновения .
     Джемма промолчала  в  свою  очередь  и задумалась, слегка кусая  ноготь
указательного пальца и устремив глаза в сторону. Потом она похвалила  своего
жениха, упомянула об  устроенной им на  завтрашний  день прогулке  и, быстро
глянув на Санина, замолчала опять.
     Санин не знал, о чем завести речь.
     Эмиль шумно  вбежал  и  разбудил фрау  Леноре...  Санин обрадовался его
появлению.
     Фрау  Леноре  встала  с кресла. Явился Панталеоне и объявил,  что  обед
готов. Домашний друг, экс-певец и слуга исправлял также должность повара .
     ХIII
     Санин остался  и после обеда. Его не отпускали все под тем же предлогом
ужасного зноя, а когда зной  свалил, ему предложили отправиться в  сад  пить
кофе в тени акаций. Санин согласился. Ему было  очень хорошо.  В однообразно
тихом и плавном течении жизни таятся великие прелести - и он предавался им с
наслаждением, не требуя ничего особенного от настоящего дня, но и не думая о
завтрашнем,  не  вспоминая  о  вчерашнем.  Чего  стоила  одна близость такой
девушки,   какова   была   Джемма!   Он   скоро   расстанется   с   нею   и,
вероятно,навсегда; но  пока  один и тот же челнок, как в  Уландовом романсе,
несет   их  по   жизненным   укрощенным  струям   -  радуйся,   наслаждайся,
путешественник! И все казалось приятным и милым счастливому путешественнику.
Фрау Теноре  предложила ему  сразиться  с нею  и с  Панталеоне в "тресетте",
выучила его  этой  несложной  итальянской карточной  игре -  обыграла его на
несколько  крейсеров - и он был очень доволен; Панталеоне, по просьбе Эмиля,
заставил пуделя Тарталью проделать все свои штуки - и Тарталья прыгал  через
палку,"говорил",то   есть  лаял,  чихал,  запирал  дверь   носом,   притащил
стоптанную  туфлю  своего  хозяина  и, наконец, с  старым кивером на голове,
представлял маршала Бернадотта, подвергающегося  жестоким упрекам императора
Наполеона  за измену .  Наполеона представлял,  разумеется,  Панталеоне -  и
представлял  очень верно:  скрестил руки  на груди, нахлобучил трехуголку на
глаза  и  говорил  грубо  и  резко,  на  французском,  но,  боже!  на  каком
французском  языке!  Тарталья сидел перед своим владыкой,  весь скорчившись,
поджавши хвост и смущенно  моргая  и щурясь под  козырьком косо  надвинутого
кивера;  от времени до  времени,  когда Наполеон возвышал  голос,  Бернадотт
поднимался на задние лапы. "Fuori, traditore!" -  закричал наконец Наполеон,
позабыв в избытке  раздражения,  что ему  следовало до  конца выдержать свой
французский характер,-  и Бернадотт опрометью бросился под диван,  но тотчас
же  выскочил  оттуда  с  радостным  лаем,  как  бы  давая  тем  знать,   что
представление кончено. Все зрители много смеялись - и Санин больше


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |