За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Ася



Что, мол, я вам за жена? какая  я  барыня?  Так  они
говорить изволили, при мне говорили-с.
     Татьяна даже не хотела переселится к нам в  дом  и  продолжала  жить  у
своей сестры,  вместе  с  Асей.  В  детстве  я  видывал  Татьяну  только  по
праздникам, в церкви. Повязанная темным платком, с желтой шалью  на  плечах,
она становилась в толпе, возле окна, - ее строгий профиль четко вырезался на
прозрачном  стекле,  -  и  смиренно  и  важно  молилась,   кланяясь   низко,
по-старинному. Когда дядя увез меня, Асе было всего два года, а  на  девятом
году она лишилась матери.
     Как только Татьяна умерла, отец взял Асю к себе  в  дом.  Он  и  прежде
изъявлял желание иметь ее при себе,  но  Татьяна  ему  и  в  этом  отказала.
Представьте же себе, что должно было произойти  в  Асе,  когда  ее  взяли  к
барину. Она до сих пор не может забыть ту минуту,  когда  ей  в  первый  раз
надели шелковое платье и поцеловали у  ней  ручку.  Мать,  пока  была  жива,
держала ее очень строго; у отца она пользовалась  совершенной  свободой.  Он
был ее учителем; кроме него, она никого не видала. Он не баловал ее, то есть
не нянчился с нею; но он любил ее страстно и никогда ничего ей не  запрещал:
он в душе считал себя перед ней виноватым. Ася скоро поняла, что она главное
лицо в доме, она знала, что барин ее отец; но она так же скоро  поняла  свое
ложное положение; самолюбие развилось в  ней  сильно,  недоверчивость  тоже;
дурные привычки укоренялись, простота исчезла. Она хотела (она сама мне  раз
призналась в этом) заставить  целый  мир  забыть  ее  происхождение;  она  и
стыдилась своей матери, и стыдилась своего стыда, и гордилась ею. Вы видите,
что она многое знала и знает, чего не должно бы знать в ее годы ... Но разве
она виновата? Молодые силы разыгрывались в ней, кровь кипела,  а  вблизи  ни
одной руки, которая бы ее направила. Полная независимость во всем! да  разве
легко ее вынести? Она хотела быть не хуже других барышень; она бросилась  на
книги. Что тут могло выйти  путного?  Неправильно  начатая  жизнь  слагалась
неправильно, но сердце в ней не испортилось, ум уцелел.
     И вот я, двадцатилетний малый, очутился с тринадцатилетней девочкой  на
руках! В первые дни после смерти отца, при одном звуке моего голоса, ее била
лихорадка, ласки мои повергали ее  в  тоску,  только  понемногу,  исподволь,
привыкла она ко мне. Правда, потом, когда она убедилась, что я точно признаю
ее за сестру и полюбил ее, как сестру, она страстно ко  мне  привязалась:  у
ней ни одно чувство не бывает вполовину.
     Я привез ее в Петербург. Как мне ни больно было  с  ней  расстаться,  -
жить с ней вместе я никак не мог; я поместил ее в один из лучших  пансионов.
Ася поняла необходимость нашей разлуки, но начала с  того,  что  заболела  и
чуть не умерла. Потом она обтерпелась и выжила в пансионе четыре  года;  но,
против моих ожиданий, осталась почти такою же, какою была прежде. Начальница
пансиона часто жаловалась мне на нее. "И наказать ее  нельзя,  -  говаривала
она мне, - и на ласку она не  подается".  Ася  была  чрезвычайно  понятлива,
училась прекрасно, лучше всех; но


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |