За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Ася



привлекала;  не
одной только  полудикой  прелестью,  разлитой  по  всему  ее  тонкому  телу,
привлекала она меня: ее душа мне нравилась.
     Гагин начал копаться в своих рисунках; я предложил Асе погулять со мной
по  винограднику.  Она  тотчас  согласилась,  с  веселой  и  почти  покорной
готовностью. Мы спустились до половины горы и присели на широкую плиту.
     - И вам не скучно было без нас? - начала Ася.
     - А вам без меня было скучно? - спросил я.
     Ася взглянула на меня сбоку.
     - Да, - ответила она. - Хорошо в горах? - продолжала она тотчас, -  они
высоки? Выше облаков? Расскажите мне, что вы видели. Вы рассказывали  брату,
но я ничего не слыхала.
     - Вольно ж было вам уходить, - заметил я.
     - Я уходила ... потому что ... Я теперь вот не уйду, - прибавила она  с
доверчивой лаской в голосе, - вы сегодня были сердиты.
     - Я?
     - Вы.
     - Отчего же, помилуйте...
     - Не знаю, но вы были сердиты и ушли сердитыми. Мне было очень досадно,
что вы так ушли, и я рада, что вы вернулись.
     - И я рад, что вернулся, - промолвил я.
     Ася повел плечами, как это часто делают дети, когда им хорошо.
     - О, я умею отгадывать!  -  продолжала  она,  -  бывало,  я  по  одному
папашиному кашлю из другой комнаты узнавала, доволен ли он мной или нет.
     До этого дня Ася ни разу  не  говорила  мне  о  своем  отце.  Меня  это
поразило.
     - Вы любили вашего батюшку? - проговорил я  и  вдруг,  к  великой  моей
досаде, почувствовал, что краснею.
    Она ничего не отвечала и покраснела тоже. Мы  оба  замолкли.  Вдали  по
Рейну бежал и дымился пароход. Мы принялись глядеть на него.
     - Что же вы не рассказываете? - прошептала Ася.
     - Отчего вы сегодня рассмеялись, как только увидели меня? -  -  спросил
я.
     - Сама не знаю. Иногда мне хочется плакать, а я смеюсь.  Вы  не  должны
судить меня... по тому, что я  делаю.  Ах,  кстати,  что  это  за  сказка  о
Лорелее? Ведь это ЕЕ скала виднеется? Говорят, она прежде всех топила, а как
полюбила, сама бросилась в воду. Мне правится эта  сказка.  Фрау  Луизе  мне
всякие сказки сказывает. У фрау Луизе есть черный кот с желтыми глазами...
     Ася подняла голову и встряхнула кудрями.
     - Ах, мне хорошо, - проговорила она.
     В это мгновенье до нас долетели отрывочные, однообразные  звуки.  Сотни
голосов разом и с мерными остановками  повторяли  молитвенный  напев:  толпа
богомольцев тянулась внизу по дороге с крестами и хоругвями...
     - Вот бы пойти с  ними,  -  сказала  Ася,  прислушиваясь  к  постепенно
ослабевавшим взрывам голосов.
     - Разве вы такая набожны?
     - Пойти  куда-нибудь  далеко,  на  молитву,  на  трудный  подвиг,  -  -
продолжала она. - А то дни уходят, жизнь уйдет, а что мы сделали?
     - Вы честолюбивы, - заметил я, - вы хотите прожить не  даром,  след  за
собой оставить...
     - А разве это невозможно?
     "Невозможно", - чуть было не повторил я... Но я взглянул в  ее  светлые
глаза и только промолвил:
     - Попытайтесь.
     - Скажите, -  заговорила  Ася  после  небольшого  молчания,  в  течение
которого какие-то тени пробежали у ней по


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |