За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Ася



лицу, уже успевшему побледнеть,  -
вам очень нравилась та дама ... Вы  помните,  брат  пил  за  ее  здоровье  в
развалине, на второй день нашего знакомства?
     Я засмеялся.
     - Ваш брат шутил; мне ни одна дама не нравилась; по крайней мере теперь
ни одна не нравится.
    - А что вам нравится в женщинах?  -  спросила  Ася,  закинув  голову  с
невинным любопытством.
     - Какой странный вопрос! - воскликнул я.
     Ася слегка смутилась.
     - Я не должна была сделать вам такой вопрос,  не  правда  ли?  Извините
меня, я привыкла болтать все, что мне в голову входит. Оттого-то я  и  боюсь
говорить.
     - Говорите, ради бога, не бойтесь, - подхватил я, - я так рад, что  вы,
наконец, перестаете дичиться.
     Ася опустила глаза и засмеялась тихим и легким смехом; я не знал за ней
такого смеха.
     - Ну, рассказывайте же,  -  продолжала  она,  разглаживая  полы  своего
платья и укладывая их  себе  на  ноги,  точно  она  усаживалась  надолго,  -
рассказывайте или прочитайте что-нибудь, как,  помните,  вы  нам  читали  из
"Онегина" ...
     Она вдруг задумалась ...

        Где нынче крест и тень ветвей
        Над бедной матерью моей! -

     проговорила она вполголоса.
     - У Пушкина не так, - заметил я.
     - А я хотела бы быть Татьяной, - продолжала она все так же задумчиво. -
Рассказывайте, - подхватила она с живостью.
     Но мне было не до  рассказов.  Я  глядел  на  нее,  всю  облитую  ясным
солнечным лучом, всю успокоенную и кроткую. Все радостно сияло  вокруг  нас,
внизу, над нами - небо, земля и воды; самый воздух,  казалось,  был  насыщен
блеском.
     - Посмотрите, как хорошо! - сказал я, невольно понизив голос.
     - Да, хорошо! так же тихо отвечала она, не смотря на меня. - Если бы мы
с вами были птицы, - как бы мы взвились,  как  бы  полетели  ...  Так  бы  и
утонули в этой синеве ... Но мы не птицы.
     - А крылья могут у нас вырасти, - возразил я.
     - Как?
     - Поживите - узнаете. Есть чувства, которые поднимают нас от земли.  Не
беспокойтесь, у вас будут крылья.
     - А у вас были?
     - Как вам сказать... Кажется, до сих пор я еще не летал.
     Ася опять задумалась. Я слегка наклонился к ней.
     - Умеете вы вальсировать? - спросила она вдруг.
     - Умею, - ответил я, несколько озадаченный.
     - Так пойдемте, пойдемте ... Я попрошу брата сыграть нам вальс  ...  Мы
вообразим, что мы летаем, что у нас выросли крылья.
     Она побежала к дому. Я побежал вслед за нею  -  и  несколько  мгновений
спустя мы кружились  в  тесной  комнате,  под  сладкие  звуки  Ланнера.  Ася
вальсировала прекрасно, с  увлечением.  Что-то  мягкое,  женское  проступило
вдруг сквозь ее девически строгий облик. Долго потом  рука  моя  чувствовала
прикосновение ее нежного стана, долго слышалось мне ее  ускоренное,  близкое
дыхание, долго мерещились  темные,  неподвижные,  почти  закрытые  глаза  на
бледном, но оживленном лице, резво обвеянном кудрями.


X


     Весь этот день прошел как нельзя лучше. Мы веселились,  как  дети.  Ася
была очень мила и проста. Гагин радовался, глядя  на  нее.  Я  ушел  поздно.
Въехавши на середину Рейна, я


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |