За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Ася



попросил перевозчика  пустить  лодку  вниз  по
течению. Старик поднял весла - и царственная река понесла нас. Глядя кругом,
слушая, вспоминая, я вдруг почувствовал  тайное  беспокойство  на  сердце...
поднял глаза к небу - но и в небе не было покоя: испещренное  звездами,  оно
все шевелилось, двигалось, содрогалось; я склонился к реке... но и там, и  в
этой темной, холодной глубине, тоже колыхались,  дрожали  звезды;  тревожное
оживление мне чудилось повсюду - и тревога росла во мне самом. Я облокотился
на край лодки... Шепот ветра в моих ушах, тихое журчанье воды за кормою меня
раздражали, и свежее дыханье волны  не  охлаждало  меня;  соловей  запел  на
берегу и заразил меня сладким ядом своих звуков. Слезы закипали  у  меня  на
глазах, но то не были слезы беспредметного восторга. Что я чувствовал,  было
не то смутное, еще недавно испытанное ощущение всеобъемлющих желаний,  когда
душа ширится, звучит, когда ей кажется, что она все понимает и любит..  Нет!
во мне зажглась жажда счастья. Я еще не смел называть его  по  имени,  -  но
счастья, счастья до пресыщения - вот чего хотел я, вот о  чем  томился...  А
лодка все неслась,  и  старик  перевозчик  сидел  и  дремал,  наклонясь  над
веслами.


XI


     Отправляясь на следующий день к Гагиным, я не спрашивал  себя,  влюблен
ли я в Асю, но я много размышлял о ней; ее судьба меня занимала, я радовался
неожиданному нашему сближению. Я чувствовал, что только со вчерашнего дня  я
узнал ее;  до  тех  пор  она  отворачивалась  от  меня.  И  вот,  когда  она
раскрылась, наконец, передо мною,  каким  пленительным  светом  озарился  ее
образ, как он был  нов  для  меня,  какие  тайный  обаяния  стыдливо  в  нем
сквозили...
     Бодро шел я по знакомой  дороге,  беспрестанно  посматривая  на  издали
белевший домик, я не только о будущем - я о завтрашнем  дне  не  думал;  мне
было очень хорошо.
     Ася покраснела, когда я вошел в  комнату;  я  заметил,  что  она  опять
принарядилась, но выражение ее лица не шло к ее наряду: оно было печально. А
я пришел таким веселым! Мне показалось даже, что она, по обыкновению своему,
собралась было бежать, но сделала усилие  над  собой  -  и  осталась.  Гагин
находился в том особенном состоянии художнического жара и ярости, которое, в
виде припадка, внезапно овладевает дилетантами, когда они вообразят, что  им
удалось, как они выражаются, "поймать природу  за  хвост".  Он  стоял,  весь
взъерошенный и выпачканный  красками,  перед  натянутым  холстом  и,  широко
размахивая по нем кистью, почти свирепо  кивнул  мне  головой,  отодвинулся,
прищурил глаза и снова накинулся на свою картину. Я не  стал  мешать  ему  и
подсел к Асе. Медленно обратились ко мне ее темные глаза.
     - Вы сегодня не такая, как вчера, -  заметил  я  после  тщетных  усилий
вызвать улыбку на ее губы.
     - Нет, не такая, - ответила она неторопливым и глухим голосом. - Но это
ничего... Я нехорошо спала, всю ночь думала.
     - О чем?
     - Ах, я о многом думала. Это у меня привычка  с  детства:  еще  с  того
времени, когда я жила с матушкой...
     Она с усилием выговорила это слово и потом еще


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |