За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Ася



упрекнул ее в неосторожности.
     - Полноте, - сказал мне шепотом Гагин, -  не  дразните  ее;  вы  ее  не
знаете: она, пожалуй, еще на башню взберется.  А  вот  вы  лучше  подивитесь
смышлености местных жителей.
     Я оглянулся. В уголке, приютившись в крошечном деревянном  балаганчике,
старушка вязала чулок и косилась на нас через очки. Она  продавала  туристам
пиво, пряники и зельтерскую воду. Мы уместились на лавочке и принялись  пить
из тяжелых оловянных кружек довольно холодное пиво.  Ася  продолжала  сидеть
неподвижно, подобрав под себя ноги и закутавшись кисейным  шарфом;  стройный
облик ее отчетливо и красиво рисовался на ясном небе; но я  с  неприязненным
чувством  посматривал  на  нее.  Уже  накануне  заметил  я  в   ней   что-то
напряженное, не совсем естественное... "Она хочет удивить нас, - думал я,  -
к чему это? Что за детская выходка?" Словно угадавши мои  мысли,  она  вдруг
бросила на меня быстрый и пронзительный  взгляд,  засмеялась  опять,  в  два
прыжка соскочила со стены и, подойдя к  старушке,  попросила  у  ней  стакан
воды.
     - Ты думаешь, я хочу пить? - промолвила она, обращаясь к брату, -  нет;
тут есть цветы на стенах, которые непременно полить надо.
     Гагин ничего не ответил  ей;  а  она,  с  стаканом  в  руке,  пустилась
карабкаться о развалинам, изредка останавливаясь, наклоняясь  и  с  забавной
важностью роняя  несколько  капель  воды,  ярко  блестевших  на  солнце.  Ее
движения были очень милы, но мне по-прежнему было досадно  на  нее,  хотя  я
невольно любовался ее легкостью и ловкостью.  На  одном  опасном  месте  она
нарочно вскрикнула и потом захохотала... Мне стало еще досаднее.
     - Да она  как  коза  лазит,  -  пробормотала  себе  под  нос  старушка,
оторвавшись на мгновенье от своего чулка.
     Наконец, Ася опорожнила весь  свой  стакан  и,  шаловливо  покачиваясь,
возвратилась к нам. Странная усмешка слегка подергивала ее брови,  ноздри  и
губы; полудерзко, полувесело щурились темные глаза.
     "Вы находите мое поведение неприличным, - казалось, говорило ее лицо  -
все равно: я знаю, вы мной любуетесь".
     - Искусно, Ася, искусно, - промолвил Гагин вполголоса.
     Она вдруг как  будто  застыдилась,  опустила  свои  длинные  ресницы  и
скромно подсела к  нам,  как  виноватая.  Я  тут  в  первый  раз  хорошенько
рассмотрел ее лицо, самое изменчивое лицо, какое я только  видел.  Несколько
мгновений спустя оно уже все побледнело  и  приняло  сосредоточенное,  почти
печальное выражение; самые черты ее мне показались  больше,  строже,  проще.
Она вся затихла. Мы обошли развалину кругом  (Ася  шла  за  нами  следом)  и
полюбовались видами. Между  тем  час  обеда  приближался.  Расплачиваясь  со
старушкой, Гагин спросил еще кружку пива и, обернувшись ко мне, воскликнул с
лукавой ужимкой:
     - За здоровье дамы вашего сердца!
     - А разве у него, - разве у вас есть такая дама? - спросила вдруг Ася.
     - Да у кого же ее нет? - возразил Гагин.
     Ася задумалась на мгновение; ее лицо опять изменилось, опять  появилась
на нем вызывающая, почти дерзкая усмешка.
     На возвратном пути она пуще


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |