За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Дневник лишнего человека



   особенного удовольствия -- как вдруг, в темной глубине наклоненного стекла, 
отражавшего почти всю комнату, отворилась дверь и показалась стройная фигура 
Лизы. Не знаю, почему я не шевельнулся и удержал на лице прежнее выражение. 
Лиза протянула голову, внимательно посмотрела на меня и, подняв брови, закусив 
губы и притаив дыхание, как человек, который рад, что его не заметили, 
осторожно подалась назад и тихонько потянула за собою дверь. Дверь слабо 
скрипнула. Лиза вздрогнула и замерла на месте... Я все не шевелился... Она 
потянула за ручку опять и скрылась. Не было возможности сомневаться: 
выражение Лизина лица при виде моей особы, это выражение, в котором не 
замечалось ничего, кроме желания благополучно убраться назад, избегнуть 
неприятного свидания, быстрый отблеск удовольствия, который я успел уловить в 
ее глазах, когда ей показалось, что ей точно удалось ускользнуть незамеченной, -- 
все это говорило слишком ясно: эта девушка меня не любит. Я долго, долго не мог 
отвести взора от неподвижной, немой двери, снова белым пятном появившейся в 
глубине зеркала; хотел было улыбнуться своей собственной вытянутой фигуре -- 
опустил голову, вернулся домой и бросился на диван. Мне было необыкновенно 
тяжело, так тяжело, что я не мог плакать... да и о чем было плакать?.. "Неужели? -- 
твердил я беспрестанно, лежа, как убитый, на спине и сложив руки на груди, -- 
неужели?.." Как вам нравится это "неужели"? 
   
   26 марта. Оттепель 
   Когда я на другой день, после долгих колебаний и внутренно замирая, вошел в 
знакомую гостиную Ожогиных, я уже был не тем человеком, каким они меня 
знали в течение трех недель. Все мои прежние замашки, от которых я было начал 
отвыкать под влиянием нового для меня чувства, внезапно появились опять и 
завладели мною, как хозяева, вернувшиеся в свой дом. Люди, подобные мне, 
вообще руководствуются не столько положительными фактами, сколько 
собственными впечатлениями: я, не далее как вчера мечтавший о "восторгах 
взаимной любви", сегодня уже нимало не сомневался в своем "несчастии" и 
совершенно отчаивался, хотя я сам не был в состоянии сыскать какой-нибудь 
разумный предлог своему отчаянию. Не мог же я ревновать к князю Н*, и какие 
бы за ним ни водились достоинства, одного его появления не было достаточно, 
чтобы разом искоренить то расположение Лизы ко мне... Да полно, существовало 
ли это расположение? Я припоминал прошедшее. "А прогулка в лесу? -- 
спрашивал я самого себя. -- А выражение ее лица в зеркале? Но, -- продолжал я, -- 
прогулка в лесу, кажется... Фу ты, боже мой! что я за ничтожное существо!"-
восклицал я вслух наконец. Вот какого рода недосказанные, недодуманные мысли, 
тысячу раз возвращаясь, однообразным вихрем кружились в голове моей. 
Повторяю, я вернулся к Ожогиным тем же мнительным, подозрительным, 
натянутым человеком, каким был с детства... 
   Я застал все семейство в гостиной; Бизьменков тут же сидел, в уголку. Все 
казались в духе: особенно Ожогин так и сиял и с первого же слова сообщил мне, 
что князь Н* пробыл у них вчера целый вечер. Лиза спокойно приветствовала 
меня. "Ну, -- сказал я сам себе, -- -теперь я понимаю, отчего вы в духе". Признаюсь, 
вторичное посещение князя меня озадачило. Я этого не ожидал. Вообще наш брат 
ожидает всего на свете, кроме того, что в естественном порядке вещей должно 
случиться. Я надулся и принял вид оскорбленного, но великодушного человека; 
хотел наказать Лизу своею немилостью, из чего, впрочем, должно заключить, что я 
все-таки еще не совершенно отчаивался. Говорят, в иных случаях, когда вас 
действительно любят, даже полезно помучить обожаемое существо; но в моем 
положении это было невыразимо глупо: 
   Лиза самым невинным


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |