За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Дневник лишнего человека



образом не обратила на меня внимания. Одна старуха 
Ожогина заметила мою торжественную молчаливость и заботливо осведомилась о 
моем здоровье. Я, разумеется, с горькою улыбкой отвечал ей, что я, слава богу, 
совершенно здоров. Ожогин продолжал распространяться насчет своего гостя; но, 
заметив, что я неохотно отвечал ему, он обращался более к Бизьменкову, который 
слушал его с большим вниманием, как вдруг вошел человек и доложил о князе Н*. 
Хозяин вскочил и побежал ему навстречу; Лиза, на которую я тотчас устремил 
орлиный взор, покраснела от удовольствия и зашевелилась на стуле. Князь вошел, 
раздушенный, веселый, ласковый... 
   Так как я не сочиняю повести для благосклонного читателя, а просто пишу для 
собственного удовольствия, то мне, стало быть, не для чего прибегать к обычным 
уловкам господ литераторов. Скажу сейчас же, без дальнего отлагательства, что 
Лиза с первого же дня страстно влюбилась в князя, и князь ее полюбил -- отчасти 
от нечего делать, отчасти от привычки кружить женщинам голову, но также 
оттого, что Лиза точно была очень милое существо. В том, что они полюбили друг 
друга, не было ничего удивительного. Он, вероятно, никак не ожидал найти 
подобную жемчужину в такой скверной раковине (я говорю о богомерзком городе 
О...), а она до тех пор и во сне не видала ничего хотя несколько похожего на этого 
блестящего, умного, пленительного аристократа. 
   После первых приветствий Ожогин представил меня князю, который обошелся 
со мной очень вежливо. Он вообще был очень вежлив со всеми и, несмотря на 
несоразмерное расстояние, находящееся между ним и нашим темным уездным 
кружком, умел не только никого не стеснять, но даже показать вид, как будто он 
был нам равный и только случайным образом жил в С. -- Петербурге. 
   Этот первый вечер... О, этот первый вечер! В счастливые дни нашего детства 
учители рассказывали нам и поставляли в пример черту мужественного терпения 
того молодого лакедемонца, который, украв лисицу и спрятав ее под свою 
хламиду, ни разу не пикнув, позволил ей съесть все свои потроха и таким образом 
предпочел самую смерть позору... Я не могу найти лучшего сравнения для 
выражения моих несказанных страданий в течение того вечера, когда я в первый 
раз увидел князя подле Лизы. Моя постоянно напряженная улыбка, мучительная 
наблюдательность, мое глупое молчание, тоскливое и напрасное желание уйти -- 
все это, вероятно, было весьма замечательно в своем роде. Не одна лисица рылась 
в моих внутренностях: ревность, зависть, чувство своего ничтожества, бессильная 
злость меня терзали. Я не мог не сознаться, что князь был действительно весьма 
любезный молодой человек... Я пожирал его глазами; я, право, кажется, забывал 
мигать, глядя на него. Он разговаривал не с одной Лизой, но, конечно, говорил 
только для нее одной. Я, должно быть, сильно надоедал ему... Он, вероятно, скоро 
догадался, что имел дело с устраненным любовником, но из сожаления ко мне, а 
также из глубокого сознания моей совершенной безопасности обращался со мной 
необыкновенно мягко. Можете себе представить, как это меня оскорбляло! В 
течение вечера я, помнится, попытался загладить свою вину; я (не смейтесь надо 
мной, кто бы вы ни были, кому попадутся эти строки на глаза, тем более что это 
было моей последней мечтой)... я, ей-богу, посреди моих разнообразных терзаний 
вдруг вообразил, что Лиза хочет наказать меня за мою надменную холодность в 
начале моего посещения, что она сердится на меня и только с досады кокетничает с 
князем... Я улучил время и, с смиренной, но ласковой улыбкой подойдя к ней, 
пробормотал: "Довольно, простите меня... впрочем, я это не оттого, чтобы я 
боялся", -- и вдруг, не дожидаясь ее ответа, придал лицу


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |