За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Дневник лишнего человека



винами с 
великолепными названиями -- словом, вел себя отлично, осторожно и ловко. Князь 
Н * вообще был человек веселого нрава, общежительный, любезный по 
наклонности, да тут еще, кстати, по расчету: как же ему было не успеть 
совершенно и во всем? 
   Со времени его приезда все в доме находили, что время летело с быстротой 
необыкновенной; все шло прекрасно; старик Ожогин хотя и притворялся, что 
ничего не замечает, но, вероятно, тайком потирал себе руки при мысли иметь 
такого зятя; сам князь вел все дело очень тихо и пристойно, как вдруг одно 
неожиданное происшествие... 
   До завтра. Сегодня я устал. Эти воспоминания раздражают меня даже на краю 
гроба. Терентьевна сегодня нашла, что мой носик уже завострился; а это, говорят, 
плохой знак. 
   27 марта. Оттепель продолжается 
   Дела находились в вышеизложенном положении; князь и Лиза любили друг 
друга, старики Ожогины ждали, что-то будет; Бизьменков тут же присутствовал -- 
о нем нечего было сказать другого; я бился как рыба о лед и наблюдал что было 
мочи, -- помнится, я в то время поставил себе задачей по крайней мере не дать 
Лизе погибнуть в сетях обольстителя и вследствие этого начал обращать особенное 
внимание на горничных и на роковое "заднее" крыльцо, хотя я, с другой стороны, 
иногда по целым ночам мечтал о том, с каким трогательным великодушием я со 
временем протяну руку обманутой жертве и скажу ей: "Коварный изменил тебе; но 
я твой верный друг... забудем прошедшее и будем счастливы!"-как вдруг по всему 
городу распространилась радостная весть: уездный предводитель намерен был дать 
большой бал, в честь почетного посетителя, в собственном своем имении 
Горностаевке, Губнякове тож. Все чины и власти города О... получили 
приглашение, начиная с городничего и кончая аптекарем, необыкновенно чирым 
немцем с жестокими притязаниями на уменье говорить чисто по-русски, 
вследствие чего он беспрестанно и вовсе некстати употреблял сильные 
выражения, как, например: "Я, черт меня завзем побери, сиводнэ маладец завзем..." 
Поднялись, как водится, страшные приготовления: Один косметик-лавочник 
продал шестнадцать темно-синих банок помады с надписью "a la jesminъ" 
{"Жасминная" (франц.)}, с ером на конце. Барышни сооружали себе тугие платья с 
мучительным перехватом и мысом на желудке; матушки воздвигали на своих 
собственных головах какие-то грозные украшения, под предлогом чепцов; 
захлопотавшиеся отцы лежали, как говорится, без задних ног... Желанный день 
настал наконец. Я был в числе приглашенных. От города до Горностаевки 
считалось девять верст. Кирилла Матвеич предложил мне место в своей карете; но 
я отказался... Так наказанные дети, желая хорошенько отомстить своим родителям, 
за столом отказываются от любимых кушаний. Притом я чувствовал, что мое 
присутствие стеснило бы Лизу. Бизьменков заменил меня. Князь поехал в своей 
коляске, я -- на дрянных дрожках, нанятых мною за большие деньги для этого 
торжественного случая. Я не стану описывать этот бал. Все в нем было как 
водится: музыканты с необыкновенно фальшивыми трубами на хорах, 
ошеломленные помещики с застарелыми семействами, лиловое мороженое, 
слизистый оршад, люди в стоптанных сапогах и вязаных бумажных перчатках, 
провинциальные львы с судорожно искаженными лицами и т. д., и т. д. И весь 
этот маленький мир вертелся вокруг своего солнца -- вокруг князя. Потерянный в 
толпе, не замеченный да-. же сорокавосьмилетними девицами с красными 
прыщами на лбу и голубыми цветами на темени, я беспрестанно глядел то на 
князя, то на Лизу. Она была очень мило одета и очень хороша собой в тот вечер. 
Они только два раза танцевали друг с другом (правда, он с ней танцевал мазурку!), 
но по крайней мере мне казалось, что


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |