За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Дневник лишнего человека



выразительными 
глазами. В это мгновение она отдавалась ему вся, безвозвратно доверялась ему. Я 
не успел хорошенько заметить его лица -- коляска слишком быстро промчалась 
мимо, -- но мне показалось, что и он был глубоко тронут. 
   В третий раз я ее видел в церкви. Не более десяти дней прошло с того дня, когда 
я встретил ее в коляске с князем, не более трех недель со дня моей дуэли. Дело, по 
которому князь прибыл в О..., уже было окончено; но он все еще медлил своим 
отъездом: он отозвался в Петербург больным. В городе каждый день ожидали 
формального предложения с его стороны Кирилле Матвеичу. Я сам ждал только 
этого последнего удара, чтобы удалиться навсегда. Мне город О... опротивел. Я не 
мог сидеть дома и с утра до вечера таскался по окрестностям. В один серый, 
ненастный день, возвращаясь с прогулки, прерванной дождем, зашел я в церковь. 
Вечернее служение только что начиналось, народу было очень немного; я 
оглянулся и вдруг возле одного окна увидел знакомый профиль. Я его сперва не 
узнал: это бледное лицо, этот погасший взор, эти впалые щеки -- неужели это та же 
Лиза, которую я видел две недели тому назад? Завернутая в плащ, без шляпы на 
голове, освещенная сбоку холодным лучом, падавшим из широкого белого окна, 
она неподвижно глядела на иконостас и, казалось, силилась молиться, силилась 
выйти из какого-то унылого оцепенения. Краснощекий, толстый казачок, с 
желтыми патронами на груди, стоял за нею, сложа руки на спину, и с сонливым 
недоумением посматривал на свою барышню. Я вздрогнул весь, хотел было 
подойти к ней, но остановился. Мучительное предчувствие стеснило мне грудь. До 
самого конца вечерни Лиза не шевельнулась. Народ весь вышел, дьячок стал 
подметать церковь, она все не трогалась с места. Казачок подошел к ней, сказал ей 
что-то, коснулся ее платья; она оглянулась, провела рукой по лицу и ушла. Я 
издали проводил ее до дому и вернулся к себе. "Она погибла!"-воскликнул я, входя 
в свою комнату. Как честный человек, я до сих пор не знаю, какого рода были мои 
ощущения тогда; я, помнится, скрестив руки, бросился на диван и уставил глаза на 
пол; но, я не знаю, я посреди своей тоски как будто был чем-то доволен... Я бы ни 
за что в этом не сознался, если б я не писал для самого себя... Меня точно терзали 
мучительные, страшные предчувствия... и кто знает, я, может быть, был бы весьма 
озадачен, если б они не сбылись. "Таково сердце человеческое!" -- воскликнул бы 
теперь выразительным голосом какой-нибудь русский учитель средних лет, подняв 
кверху жирный указательный палец, украшенный перстнем из корналинки; но что 
нам за дело до мнения русского учителя с выразительным голосом и корналинкой 
на пальце? 
   Как бы то ни было, мои предчувствия оказались справедливыми. Внезапно по 
городу разнеслась весть, что князь уехал будто вследствие полученного приказа из 
Петербурга; что он уехал, не сделавши никакого предложения ни Кирилле 
Матвеичу, ни супруге его, и что Лизе остается до конца дней своих оплакивать его 
вероломство. Отъезд князя был совершенно неожиданный, потому что еще 
накануне кучер его, по уверениям моего слуги, нисколько не подозревал 
намерения своего барина. Новость эта меня бросила в жар; я тотчас оделся и 
побежал было к Ожогиным, но, обдумавши дело, почел приличным подождать до 
следующего дня. Впрочем, я ничего не потерял, оставшись дома. В тот же вечер 
забежал ко мне некто Пандопипопуло, проезжий грек, случайным образом 
застрявший в городе О..., сплетник первой величины, больше всех других 
закипевший негодованием против меня за мою дуэль с князем. Он не дал даже 
времени слуге моему доложить о себе, так и ворвался в мою комнату, 
   крепко стиснул мою руку, тысячу раз извинялся


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |