За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Дневник лишнего человека



быстротою шмыгнул назад в ворота и мимо кухни 
пробрался в сад. К счастию, никто меня не заметил. Не думая долго, я скорыми 
шагами вошел в рощу. Передо мной, на тропинке, стояла Лиза. Сердце во мне 
забилось сильно. Я остановился, вздохнул глубоко и уже хотел было подойти к 
ней, как вдруг она, не оборачиваясь, подняла руку и стала прислушиваться... Из-за 
деревьев, в направлении проулка, ясно раздались два удара, словно кто стучал в 
забор. Лиза хлопнула в ладоши, послышался слабый скрип калитки, и из чащи 
вышел Бизьменков. Я проворно спрятался за дерево. Лиза молча обратилась к 
нему... Он молча взял ее под руку, и оба тихо пошли по дорожке. Я с изумлением 
глядел за ними. Они остановились, посмотрели кругом, исчезли было за кустами, 
появились снова и вошли наконец -в беседку. Эта беседка была круглое, 
крошечное строеньице, с одной дверью и одним маленьким окном; посредине 
виднелся старый стол на одной ножке, поросший мелким зеленым мохом; два 
дощатых полинялых диванчика стояли по бокам, в некотором отдалении от сырых 
и потемневших стен. Здесь в необыкновенно жаркие дни, и то раз в год, и то в 
прежние времена, пивали чай. Дверь не затворялась вовсе, рама давно вывалилась 
из окна -- и, зацепившись одним углом, висела печально, как перешибенное птичье 
крыло. Я подкрался к беседке и осторожно взглянул сквозь скважину окна. Лиза 
сидела на одном из диванчиков, потупив голову; ее правая рука лежала у ней на 
коленях, левую держал Бизьменков в обеих своих руках. Он с участием глядел на 
нее. 
   -- Как вы себя сегодня чувствуете? -- спросил он ее вполголоса. 
   -- Все так же, -- возразила она, -- ни хуже, ни лучше. Пустота, страшная пустота! -
- прибавила она, уныло подняв глаза. 
   Бизьменков ничего не отвечал ей. 
   -- Как вы думаете, -- продолжала она, -- напишет мне он еще раз? 
   -- Не думаю, Лизавета Кирилловна! Она молчала. 
   -- Ив самом деле, о чем ему писать? Он сказал мне все в первом своем письме. Я 
не могла быть его женой; но я была счастлива... недолго... я была счастлива. 
   Бизьменков потупился 
   -- Ах, -- продолжала она с живостью, -- если б вы знали, как этот Чулкатурин мне 
противен... Мне все кажется, что я вижу на руках этого человека... его кровь. 
(Меня покоробило за моей скважиной.) Впрочем, -- прибавила она задумчиво, -- 
кто знает, может быть, без этого поединка... Ах, когда я увидела его раненого, я 
тотчас же почувствовала, что я вся была его. 
   -- Чулкатурин вас любит, -- заметил Бизьменков. 
   -- Так что мне в том? разве мне нужна чья-нибудь любовь?.. -- Она остановилась 
и медленно прибавила: -- кроме вашей. Да, мой друг, ваша любовь мне 
необходима: без вас я бы погибла. Вы помогли мне перенести страшные минуты... 
   Она умолкла... Бизьменков начал с отеческой нежностью гладить ее по руке. 
   -- Что делать, что делать, Лизавета Кирилловна! -- повторил он несколько раз 
сряду. 
   -- Да и теперь, -- промолвила она глухо, -- я бы, кажется, умерла без вас. Вы одни 
меня поддерживаете; притом БЫ мне его напоминаете... Ведь вы все знали. 
Помните, как он был хорош в тот день... Но извините меня: вам, должно быть, 
тяжело... 
   -- Говорите, говорите! Что вы! Бог с вами! -- прервал ее Бизьменков. 
   Она стиснула ему руку. 
   -- Вы очень добры, Бизьменков, -- продолжала она, -- вы добры, как ангел. Что 
делать! я чувствую, что я до гроба его любить буду. Я простила ему, я благодарна 
ему. Дай бог ему счастья! дай бог ему жену по сердцу! -- И глаза ее наполнились 
слезами. -- Лишь бы он не позабыл меня, лишь бы он хоть изредка вспоминал о 
своей Лизе... Выйдемте, -- прибавила она после небольшого молчания. 
   Бизьменков поднес ее руку к своим губам. 
   -- Я знаю, -- заговорила она с


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |