За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Дневник лишнего человека



впадал в нелепое уныние, а там опять принимался за 
прежнее, -- словом, вертелся, как белка" в колесе. Целые дни проходили в этой 
мучительной, бесплодной работе. Ну, теперь, скажите на милость, скажите сами, 
кому и на что такой человек нужен? Отчего это со мной происходило, какая 
причина этой кропотливой возни с самим собою- кто знает? кто скажет? 
   Помнится, однажды ехал я из Москвы в дилижансе. Дорога была хороша, а 
ямщик к четверке рядом припрег еще пристяжную. Эта несчастная, пятая, вовсе 
бесполезная лошадь, кое-как привязанная к передку толстой короткой веревкой, 
которая немилосердно режет ей ляжку, трет хвост, заставляет ее бежать самым 
неестественным образом и придает всему ее телу вид запятой, всегда возбуждает 
мое глубокое сожаление. Я заметил ямщику, что, кажется, можно было на сей раз 
обойтись без пятой лошади... Он помолчал, тряхнул затылком, стегнул ее взатяжку 
раз десяток кнутом через худую спину под раздутый живот -- и не без усмешки 
промолвил: "Ведь вишь, в самом деле, приплелась! На кой черт?" 
   И я вот так же приплелся... Да, благо, станция недалеко. Лишний... Я обещался 
доказать справедливость моего мнения и исполню свое обещание. Не считаю 
нужным упоминать о тысяче мелочей, ежедневных происшествий и случаев, 
которые, впрочем, в глазах всякого мыслящего человека могли бы послужить 
неопровержимыми доказательствами в мою пользу, то есть в пользу моего 
воззрения; лучше начну прямо с одного довольно важного случая, после которого, 
вероятно, уже не останется никакого сомнения насчет точности слова: лишний. 
Повторяю: я не намерен вдаваться в подробности, но не могу пройти молчанием 
одно довольно любопытное и замечательное обстоятельство, а именно: странное 
обращение со мной моих приятелей (у меня тоже были приятели) всякий раз, когда 
я им попадался навстречу или даже к ним заходил. Им становилось словно 
неловко; они, идя мне навстречу, как-то не совсем естественно улыбались, глядели 
мне не в глаза, не на ноги, как иные это делают, а больше в щеки, торопливо 
пожимали мне руку, торопливо произносили: "А! здравствуй, Чулкатурин!" (меня 
судьба одолжила таким прозванием) или: 
   "А, вот и Чулкатурин", тотчас отходили в сторону и даже некоторое время 
оставались потом неподвижными, словно силились что-то припомнить. Я все это 
замечал, потому что не лишен проницательности и дара наблюдения; я вообще 
неглуп; мне даже иногда в голову приходят мысли, довольно забавные, не совсем 
обыкновенные; но так как я человек лишний и с замочком внутри, то мне и жутко 
высказать свою мысль, тем более что я наперед знаю, что я ее прескверно выскажу. 
Мне даже иногда странным кажется, как это люди говорят, и так просто, 
свободно... Экая прыть, подумаешь. То есть, признаться сказать, и у меня, несмотря 
на мой замочек, частенько чесался язык; но действительно произносил слова я 
только в молодости, а в более зрелые лета почти всякий раз мне удавалось 
переломить себя. Скажу, бывало, вполголоса: 
   "А вот мы лучше немножко помолчим", и успокоюсь. На молчание-то мы все 
горазды; особенно наши женщины этим взяли: иная возвышенная русская девица 
так могущественно молчит, что даже в подготовленном человеке подобное 
зрелище способно произвести легкую дрожь и холодный пот. Но дело не в том, и 
не мне критиковать других. Приступаю к обещанному рассказу. 
   Несколько лет тому назад, благодаря стечению весьма ничтожных, но для меня 
очень важных обстоятельств, пришлось мне провести месяцев шесть в уездном 
городе О... Город этот весь выстроен на косогоре, и очень неудобно выстроен. 
Жителей в нем считается около восьмисот, бедности необыкновенной, домишки 
совершенно ни на что не похожи, на главной улице, под


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |