За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Степной король Лир



"Покоящийся трудолюбец". Тут же появилось и
упоминание о  символической  картине,  изображающей  бренность  человеческой
жизни, - картине, которую хранил Харлов (в библиотеке Спасского  была  книга
Н. М. Амбодика "Емблемы и символы", очевидно, подавшая  писателю  идею  этой
картины, - см. стр. 498). На вставном листе Тургенев дополнил характеристику
Харлова строками об его отношении к религии: "К помощи религии, к молитве он
со прибегал редко; он и тут больше надеялся на свой собственный ум" и т.  д.
(стр. 193, строки 17-19). На этом этапе работы над повестью появились  столь
характерные  для  героя  черты,  как  гордость  своим  умом,  безразличие  к
официальной религии, антипатия  к  духовенству  и  склонность  к  мистицизму
масонского типа. Соответственно здесь в текст повести был внесен  и  эпизод,
рисующий попытку Харлова посоветоваться с "Натальей Николаевной относительно
поразивших его в статье журнала "Покоящийся  трудолюбец"  рассуждений  (стр.
222) и его слова о том, что он "сновидец" (стр. 204).
     В БА вносится вместе с тем ряд выражений, как бы отсылающих  к  "Королю
Лиру" Шекспира. Тургенев вводит  реплику  Харлова:  "Поцарствовал,  будет  с
меня" (стр. 211), добавляет  слова:  "...возьму,  мол,  перебью,  перешвыряю
всех, чтобы и на семена не осталось" (стр.  242),  -  ср.  в  "Короле  Лире"
Шекспира:  "И  разбросай  по  ветру  семена,  родящие  людей  неблагодарных"
(перевод А. В. Дружинина); вписывает  издевательские  обращения  Сувенира  к
Харлову: "Ваше сиятельство, пожалуйте ручку!" (стр. 245) и т. д.
     Знаменитые слова Лира: "Нет в мире виноватых", которые Тургенев  считал
моментом наивысшего озарения личности героя Шекспира, нашли свое отражение в
повести. Уже  в  пору  создания  основного  текста  повести  в  ЧА  писатель
тщательно разработал важный эпизод - беседу Натальи Николаевны  с  Харловым,
во время которой она добивается ответа на  вопрос,  как  произошло  изгнание
Харлова и кто повинен в его несчастье, а Харлов утверждает: "...больше  всех
виноват я сам", - и, отвергая мысль богатой соседки о том,  что  "вина"  его
состояла в неосмотрительной щедрости, поясняет:  "...не  тем  я  провинился,
сударыня, а гордостью. Гордость погубила меня", - и тут  же,  на  полях  ЧА,
Тургенев приписывает: "не хуже царя Навуходоносора".  Этому  сознанию  героя
соответствует мнение  народа  о  трагической  вине  семьи  Харловых.  Народу
писатель как бы передает свое излюбленное толкование афоризма Шекспира: "Нет
виноватых", что другими словами значит: "Нет правых" (см. наст. изд., т. IX;
см. также письмо Тургенева Ю. П. Вревской от  18/30  января  1877  г.  -  Т,
Письма, т. XII). "Казалось, все эти люди знали, что грех,  в  который  впало
харловское семейство, - тот великий грех поступил теперь в  ведение  единого
праведного Судии и что, следовательно, им уже не для чего было  беспокоиться
и негодовать" (стр. 260, строки 10-14). Крестьянам придан  здесь  тот  строй
чувств, который Тургенев ощущал  в  трагедии  Шекспира  и  который  дал  ему
основание в юбилейной речи 1864 г. назвать великого  английского  драматурга
"беспощаднейшим   и,   как   старец   Лир,    всепрощающим    сердцеведцем".
Беспощадностью оценок и  высокой  терпимостью  проникнуты  и  внесенные  при
переписке БА эпизоды, которые содержат оценку крестьянами характера  Харлова
и его судьбы: "А ведь покойный сам вас притеснял? - спросил я одного мужика,
в котором я признал  харловского  крестьянина.  -  Барин  был,  известно,  -
отвечал мужик, - а все-таки... обидели его!" (стр. 260, строки 25-29).
     Как бы стремясь ответить на возможный вопрос  читателей,  отраженный  в
подлежащем изъятию  эпилоге,  где  в  его  подобии  "Короля  Лира"  Шекспира
Корделия? - Тургенев усилил эпизоды, раскрывающие черты сходства Евлампии  и
Корделии (непокорность Евлампии, ее нежелание  пресмыкаться  перед  отцом  в
момент раздела имущества, ее преданность отцу и желание, хотя и  запоздалое,
искупить свою вину и  вину  сестры  перед  отцом).  В  БА  вписаны  обещания
Евлампии залечить раны отца, нежностью и уходом  заставить  его  забыть  его
горести, прямо напоминающие эпизоды  лечения  Лира  в  стане  Корделии.  Эта
обработка производилась постепенно, но неуклонно - в ЧА,  в  БА  и  наборной
рукописи.
     Вместе с  тем,  не  стирая  черт,  общих  для  характеров  всех  членов
харловского семейства,  Тургенев,  по  мере  обработки  повести,  все  более
ощутимо противопоставляет Анну Евлампии. Евлампия, у  которой  "сердце,  как
уголь горячий" (слова, включенные в БА), чужда суровой и решительной Анне. В
текст белового  автографа  внесено  признание  Евлампии  о  себе  и  сестре:
"согрешили"  -  слово  покаяния,  перекликающееся  с  признанием  Харлова  и
передающее  чувство,  далекое  от  страстей,  которые  владеют  расчетливой,
жестокой Анной, способной даже отравить мужа (разговор соседей об этом факте
включен в текст БА).  Этот  сюжетный  ход  опять  вызывает  в  памяти  драму
Шекспира (попытку Гонерильи отравить мужа).
     Усиление и конкретизация психологических характеристик героев повести -
участников конфликта, приближение в ряде случаев к  сюжетной  схеме  "Короля
Лира" Шекспира не изменило одной общей особенности  повести  Тургенева.  Она
сохранила свою трагическую безысходность,  осталась  драмой  без  катарсиса,
рассказанной в повествовательной форме. Наделив Евлампию некоторыми  чертами
Корделии, Тургенев не снял с нее, а даже усилил ее трагическую вину.  Однако
картина смерти Харлова, хотя она и лишена всякого светлого начала, в беловом
автографе несколько изменилась.  Вместо  отзывающегося  мрачным  символизмом
образа: "Старик священник подобрал рясу и положил крест Харлову на  кровавые
губы",  вычеркнутого  в   ЧА,   появились   детали,   передающие   некоторую
торжественность его смерти:
     "Казачок Максимка приблизился, стал на одно колено и,  далеко  отставив
другую ногу, как-то театрально поддерживал руку бывшего  своего  барина".  И
далее: "Максимка начал креститься".
     С разработкой характеров членов харловского семейства и со  стремлением
писателя прояснить аналогию рассказанной им  истории  с  трагедией  Шекспира
связано изъятие главы, рисующей бегство Евлампии из родного  дома.  Сходство
эпизодов бегства Евлампии  и  Харлова,  вряд  ли  преднамеренное,  усиливало
близость характеров и судеб  Харлова  и  его  дочери  настолько,  что  самое
столкновение между "степным королем Лиром" и его неблагодарными наследницами
отчасти теряло свою остроту. Возможно, что из  этого  соображения,  а  также
потому, что внесение сцены  летнего  свидания  в  лесу  нарушило  стройность
сопоставления двух встреч с героиней (в БА этой сцены  в  лесу  нет  -  есть
только помета на  полях:  "Сцену  прибавить)"),  Тургенев  вычеркнул  эпизод
бегства Евлампии. В первом слое текста Б А содержатся также отдельные  фразы
и выражения, сближающие характеры Анны  и  Харлова.  Эти  фразы  подверглись
впоследствии изменению.  Так,  например,  здесь  было  замечание  соседа  по
поместью об  Анне  Слеткиной:  "Такой  же  кулак,  как  и  покойный",  затем
вычеркнутое. Самый образ  Харлова  -  "степного  короля  Лира"  -  подвергся
значительной  обработке.  В  описании  внешности  героя  были  черты,   явно
связанные с тем этапом работы над повестью, который  отражен  в  формулярном
списке действующих лиц. Вместо "росту исполинского" (стр. 186, строки 28-29)
было: "росту исполинского, тучности необъятной. Покойный  Лаблаш  перед  ним
показался бы  стройным  юношей"  {Луиджи  Лаблаш  (1794-1858)  -  знаменитый
итальянский оперный певец, бас, выступавший в 1852-1857 годах в  Итальянской
опере в Петербурге, был,  очевидно,  лично  знаком  Тургеневу.}.  Отбрасывая
сравнение с Лаблашем, много говорившее ему самому,  но  понятное  далеко  не
каждому читателю, Тургенев освобождал повествование от "опор", которые  были
необходимы ему при построении образа.
     Характеристики  многих  второстепенных  лиц   повести   были   шире   и
разностороннее в  первоначальном  тексте  повести  (ЧА}.  Такая  детальность
описаний и характеристики лиц, не участвующих в основной интриге,  затемняла
композиционную схему повести, путала аналогию Харлова с "Королем Лиром". По-
этому Тургенев в ряде случаев


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |