За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Месяц в деревне



что вы
такое мне говорили.
     Ракитин  (печально). Я  говорил... я  просил  у  вас  прощенья, Наталья
Петровна. Я  спрашивал у вас,  хотите  ли вы  позволить мне  остаться  вашим
другом.
     Наталья Петровна (медленно поворачиваясь к нему и кладя обе руки ему на
плеча). Ракитин, скажите, что со мной?
     Ракитин (помолчав). Вы влюблены.
     Наталья  Петровна  (медленно  повторяя  за ним).  Я  влюблена... Но это
безумие,  Ракитин.  Это  невозможно. Разве  это  может  так  внезапно...  Вы
говорите, я влюблена... (Умолкает.)
     Ракитин. Да, вы влюблены, бедная женщина... Не обманывайте себя.
     Наталья Петровна (не глядя на него). Что ж мне остается теперь делать?
     Ракитин.  Я готов вам  это  сказать,  Наталья  Петровна,  Если  вы  мне
обещаете...
     Наталья Петровна (перерывая его и все не глядя на него). Вы знаете, что
эта девочка, Вера, его любит... Они оба друг в друга влюблены.
     Ракитин. В таком случае еще одной причиной больше...
     Наталья Петровна (опять  его перерывает).  Я давно это подозревала,  но
она сама сейчас во всем созналась... сейчас.
     Ракитин (вполголоса, словно про себя). Бедная женщина!
     Наталья  Петровна  (проводя   рукой  по  лицу).   Ну,  однако...   пора
опомниться. Вы мне, кажется, хотели что-то сказать...  Посоветуйте мне, ради
бога, Ракитин, что мне делать...
     Ракитин. Я  готов вам  советовать, Наталья Петровна,  только  под одним
условием.
     Наталья Петровна. Говорите, что такое?
     Ракитин. Обещайте мне,  что  вы  не  будете подозревать мои  намерения.
Скажите мне, что  вы верите моему бескорыстному желанию помочь вам; помогите
мне тоже и вы. Ваша доверенность даст мне  силу, или уж лучше позвольте  мне
молчать.
     Наталья Петровна. Говорите, говорите.
     Ракитин. Вы не сомневаетесь во мне?
     Наталья Петровна. Говорите.
     Ракитин. Ну, так слушайте: он должен уехать.
     Наталья Петровна молча глядит на него.
     Да,  он должен уехать. Я не стану говорить вам о... вашем муже, о вашем
долге. В моих устах эти слова... неуместны... Но эти дети  любят друг друга.
Вы сами это мне сейчас сказали; вообразите  же вы  себя теперь между ними...
Да вы погибнете!
     Наталья Петровна. Он должен уехать... (Помолчав.) А вы? вы останетесь?
     Ракитин (с  смущением).  Я?..  я?.. (Помолчав.) И я  должен уехать. Для
вашего покоя, для вашего счастья, для счастья Верочки, и он... и я... мы оба
должны уехать навсегда.
     Наталья Петровна. Ракитин... я до  того дошла, что я...  я почти готова
была эту бедную  девочку, сироту, порученную мне моею матерью,- выдать замуж
за глупого, смешного старика!.. У меня духа недостало, Ракитин; слова у меня
замерли  на губах, когда она рассмеялась в ответ на мое  предложенье... но я
сговаривалась с  этим  доктором, я  позволяла ему  значительно  улыбаться; я
сносила эти улыбки, его любезности, его намеки... О,  я чувствую, что  я  на
краю пропасти, спасите меня!
     Ракитин. Наталья Петровна, вы видите, что я был прав... (Она молчит; он
поспешно продолжает.) Он  должен уехать...  мы оба должны уехать...  Другого
спасенья нет.
     Наталья Петровна (уныло). Но для чего же жить потом?
     Ракитин.  Боже мой,  неужели же до этого дошло...  Наталья Петровна, вы
выздоровеете, поверьте мне... Это все пройдет. Как для чего жить?
     Наталья Петровна. Да, да, для чего жить, когда все меня оставляют?
     Р а к и т и н. Но... ваше семейство-Наталья Петровна опускает глаза.
     Послушайте, Если вы хотите, после его отъезда я могу несколько дней еще
остаться... для того, чтобы...
     Наталья  Петровна  (мрачно).  А! я  вас понимаю.  Вы  рассчитываете  на
привычку, на прежнюю дружбу... Вы надеетесь, что я приду в себя, что я к вам
вернусь; не правда ли? Я понимаю вас.
     Ракитин (краснея). Наталья Петровна! Зачем вы меня оскорбляете?
     Наталья Петровна (горько). Я вас понимаю... но вы обманываетесь.
     Ракитин. Как? После ваших обещаний, после того  как я для вас,  для вас
одних, для вашего счастья, для вашего положенья в свете, наконец...
     Наталья  Петровна. А! давно  ли вы так об  нем  заботитесь? Зачем же вы
прежде никогда мне не говорили об этом?
     Ракитин  (вставая).  Наталья  Петровна,  я сегодня  же,  я сейчас  уеду
отсюда, и вы более меня никогда не увидите... (Хочет идти.)
     Наталья  Петровна (протягивая  к нему руки).  Мишель, простите  меня; я
сама не знаю, что я говорю... Вы видите, в каком я положении. Простите меня.
     Ракитин  (быстро  возвращается к  ней  и  берет  ее  за  руки). Наталья
Петровна-Наталья   Петровна.   Ах,    Мишель,   мне   невыразимо   тяжело...
(Прислоняется на  его плечо  и прижимает платок  к глазам.) Помогите  мне, я
погибла без вас...
     В  это  мгновенье  дверь  залы  растворяется,   входят  Ислаев  и  Анна
Семеновна.
     Ислаев (громко). Я всегда был того мнения...
     Останавливается в изумлении при виде Ракитина и Натальи Петровны.
     Наталья Петровна оглядывается и быстро уходит. Ракитин остается на
     месте, чрезвычайно смущенный.
     (Ракитину).  Что это значит? Что за  сцена?  Ракитин. Так...  ничего...
это... Ислаев. Наталья Петровна нездорова, что ли? Ракитин. Нет... но...
     Ислаев.  И отчего она вдруг  убежала? О  чем вы с ней говорили? Она как
будто плакала... Ты ее утешал... Что такое?
     Ракитин. Право, ничего.
     Анна Семеновна. Однако как же ничего, Михаила Александрыч?  (Помолчав.)
Я пойду посмотрю... (Хочет идти в кабинет.)
     Ракитин (останавливая ее).  Нет,  вы лучше оставьте ее теперь в  покое,
прошу вас.
     Ислаев. Да что все это значит? скажи наконец!
     Ракитин. Ничего, клянусь тебе... Послушайте, я обещаю вам обоим сегодня
же  все  объяснить.  Слово  даю  вам.  Но  теперь,  пожалуйста, Если вы  мне
доверяете, не спрашивайте у меня ничего - и Натальи Петровны не тревожьте.
     Ислаев.  Пожалуй... только  это удивительно. С  Наташей этого прежде не
бывало. Это что-то необыкновенно.
     Анна Семеновна. Главное -  что могло заставить Наташу плакать? И отчего
она ушла!.. Разве мы чужие?
     Ракитин. Что вы говорите! Как можно! Но послушайте- признаться сказать,
мы  не докончили  нашего  разговора... Я  вас  должен  попросить... обоих  -
оставьте нас на некоторое время одних.
     Ислаев. Вот как! Стало быть, между вами тайна?
     Ракитин. Тайна... но ты ее узнаешь.
     Ислаев  (подумавши).  Пойдемте, маменька...  оставимте  их.  Пусть  они
докончат свою таинственную беседу.
     Анна Семеновна. Но...
     Ислаев. Пойдемте, пойдемте. Вы слышите, он обещается все объяснить.
     Ракитин. Ты можешь быть спокоен...
     Ислаев  (холодно).  О,  я  совершенно  спокоен!  (К.  Анне  Семеновне.)
Пойдемте.
     Уходят оба.
     Ракитин (глядит им вслед и быстро подходит к  дверям кабинета). Наталья
Петровна... Наталья Петровна, выдьте, прошу вас.
     Наталья  Петровна (выходит  из кабинета. Она  очень  бледна).  Что  они
сказали?
     Ракитин. Ничего, успокойтесь... Они точно  несколько удивились. Ваш муж
подумал, что вы нездоровы... Он заметил  ваше волнение... Сядьте; вы едва на
ногах стоите...
     Наталья Петровна садится.
     Я ему сказал... я попросил его не беспокоить вас...


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |