За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Месяц в деревне



оставить нас одних.
     Наталья Петровна. И он согласился?
     Ракитин.  Да. Я,  признаться,  должен  был ему обещать, что  завтра все
объясню... Зачем вы ушли?
     Наталья Петровна (горько). Зачем!.. Но что ж вы скажете?
     Ракитин.  Я... я придумаю  что-нибудь.  Теперь дело не в том... Надобно
нам  воспользоваться  этой   отсрочкой.  Вы   видите,   это  не   может  так
продолжаться...  Вы  не  в  состоянье  переносить  подобные  тревоги...  они
недостойны вас... я сам... Но не об этом речь. Будьте только вы тверды, а уж
я! Послушайте, вы ведь согласны со мной...
     Наталья Петровна. В чем?
     Ракитин. В  необходимости... нашего отъезда?  Согласны? В таком  случае
мешкать нечего. Если вы мне позволите, я сейчас сам переговорю с Беляевым...
Он благородный человек, он поймет...
     Наталья  Петровна.  Вы хотите  с  ним переговорить?  вы? Но что  вы ему
можете сказать?
     Ракитин (с смущением). Я...
     Наталья Петровна (помолчав).  Ракитин, послушайте, не  кажется  ли вам,
что мы оба  словно сумасшедшие?.. Я испугалась, перепугала вас, и все, может
быть, из пустяков.
     Ракитин. Как?
     Наталья Петровна. Право. Что это мы с вами? Давно ли, кажется, все было
так тихо, так покойно в этом доме...  и вдруг...  откуда что взялось! Право,
мы  все с  ума  сошли. Полноте,  довольно мы  подурачились... Станемте  жить
по-прежнему...  А Аркадию вам  нечего  будет объяснять; я  сама ему расскажу
наши проказы, и  мы вдвоем  над  ними посмеемся. Я не нуждаюсь в  посреднике
между мной и моим мужем!
     Ракитин.  Наталья  Петровна, вы теперь меня  пугаете.  Вы улыбаетесь  и
бледны как  смерть... Да  вспомните  хоть то, что  вы  мне  за четверть часа
говорили...
     Наталья Петровна. Мало ли чего нет! А впрочем, я вижу, в чем дело... Вы
сами поднимаете  эту  бурю...  для  того,  чтобы  по крайней  мере не одному
потонуть.
     Ракитин. Опять, опять подозрение, опять упрек, Наталья Петровна...  Бог
с вами... но вы меня терзаете. Или вы раскаиваетесь в своей откровенности?
     Наталья Петровна. Я ни в чем не раскаиваюсь.
     Ракитин. Так как же мне понять вас?
     Наталья Петровна  (с живостью). Ракитин, Если вы  хотя слово скажете от
меня или обо мне Беляеву, я вам этого никогда не прощу.
     Ракитин. А!  вот  что!.. Будьте покойны, Наталья Петровна.  Я не только
ничего не скажу господину  Беляеву, но даже не прощусь с ним, уезжая отсюда.
Я не намерен навязываться с своими услугами.
     Наталья Петровна (с  некоторым смущением).  Да вы, может быть, думаете,
что я переменила свое мнение насчет... его отъезда?
     Ракитин. Я ничего не думаю.
     Наталья  Петров в а. Напротив, я так убеждена  в  необходимости, как вы
говорите,  его отъезда,  что я сама намерена ему отказать. (Помолчав.) Да; я
сама ему откажу.
     Ракитин. Вы?
     Наталья Петровна. Да, я. И сейчас же. Я вас прошу прислать его ко мне.
     Ракитин. Как? сейчас?
     Наталья  Петровна. Сейчас.  Я  прошу вас об этом, Ракитин. Вы видите, я
теперь   спокойна.   Притом   мне   теперь   не   помешают.   Надобно   этим
воспользоваться... Я вам буду очень благодарна. Я его расспрошу.
     Ракитин. Да он  вам ничего не  скажет, помилуйте. Он мне сам  сознался,
что ему в вашем присутствии неловко.
     Наталья Петровна (подозрительно). А! вы уже говорили с ним обо мне?
     Ракитин пожимает плечами.
     Ну, извините, извините меня, Мишель, и  пришлите мне его. Вы увидите, я
ему  откажу, и все  кончится.  Все пройдет  и  позабудется, как  дурной сон.
Пожалуйста, пришлите его  мне.  Мне  непременно  нужно  с  ним  переговорить
окончательно. Вы будете мной довольны. Пожалуйста.
     Ракитин (который все время не  сводил с нее взора, холодно и печально).
Извольте. Ваше желание будет исполнено. (Идет к дверям залы.)
     Наталья Петровна (ему вслед). Благодарствуйте, Мишель.
     Ракитин  (оборачиваясь).  О,  не  благодарите  меня  по крайней мере...
(Быстро уходит в залу.)
     Наталья Петровна (одна, помолчав). Он благородный человек... Но неужели
я  когда-нибудь его  любила? (Встает.) Он прав. Тот  должен  уехать.  Но как
отказать ему! Я только желаю знать, точно ли ему нравится эта девочка? Может
быть, это все пустяки. Как могла я прийти в такое волнение... к чему все эти
излияния? Ну, теперь делать нечего. Желаю я знать,  что он мне скажет? Но он
должен  уехать... Непременно... непременно. Он, может быть,  не  захочет мне
отвечать... Ведь он меня боится... Что ж? Тем лучше. Мне  нечего с ним много
разговаривать...  (Прикладывает руку  ко  лбу.) А у меня  голова  болит.  Не
отложить ли  до завтра?  В самом деле. Сегодня мне все кажется, что за  мной
наблюдают... До чего  я  дошла! Нет, уж лучше  кончить  разом...  Еще  одно,
последнее усилие, и я свободна!.. О да! я жажду свободы и покоя.
     Из залы входит Беляев. Это он...
     Беляев  (подходя  к  ней).  Наталья Петровна, мне Ми-хайло  Александрыч
сказал, что вам угодно было меня видеть...
     Наталья  Петровна (с  некоторым  усилием).  Да, точно...  Мне  нужно  с
вами... объясниться.
     Беляев. Объясниться?
     Наталья  Петровна (не глядя  на  него).  Да... объясниться. (Помолчав.)
Позвольте вам сказать, Алексей Николаич, я... я недовольна вами.
     Беляев. Могу я узнать, какая причина?
     Наталья  Петровна. Выслушайте  меня... Я...  я,  право, не знаю, с чего
начать.  Впрочем,  я  должна  предупредить  вас,  что мое неудовольствие  не
происходит  от  какого-нибудь упущения... по вашей  части...  Напротив, ваше
обращение с Колей мне нравится.
     Беляев. Так что же это может быть?
     Наталья  Петровна  (взглянув на него). Вы  напрасно тревожитесь... Ваша
вина еще не  так велика. Вы  молоды; вероятно, никогда не жили в чужом доме.
Вы не могли предвидеть...
     Беляев. Но, Наталья Петровна...
     Наталья  Петровна. Вы желаете  знать, в чем же дело наконец? Я  понимаю
ваше нетерпение.  Итак, я должна вам сказать,  что Верочка...  (взглянув  на
него) Верочка мне во всем призналась.
     Беляев  (с изумлением). Вера Александровна? В чем  могла вам признаться
Вера Александровна? И что же я тут?
     Наталья Петровна. И вы точно  не знаете, в чем она могла признаться? Вы
не догадываетесь?
     Беляев. Я? нисколько.
     Наталья  Петровна. В  таком  случае извините  меня.  Если вы  точно  не
догадываетесь - я должна просить у  вас извинения.  Я думала... я ошибалась.
Но, позвольте вам заметить, я вам не верю. Я понимаю, что вас заставляет так
говорить... Я очень уважаю вашу скромность.
     Беляев. Я вас решительно не понимаю, Наталья Петровна.
     Наталья Петровна. В самом деле? Неужели вы думаете меня уверить, что вы
не заметили расположения этого ребенка, Веры, к вам?
     Беляев. Расположение Веры Александровны ко мне? Я даже не знаю, что вам
сказать на  это... Помилуйте. Кажется, я всегда был с Верой  Александровной,
как...
     Наталья Петровна. Как со всеми, не  правда ли?  (Помолчав немного.) Как
бы  то ни  было, точно  ли вы  этого  не знаете, притворяетесь ли вы, что не
знаете,  дело  вот в чем:  эта  девочка  вас  любит.  Она сама  мне  в  этом
созналась. Ну,
     теперь я спрашиваю вас, как честного человека, что вы намерены


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |