За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Месяц в деревне



сделать?
     Беляев (с смущением). Что я намерен сделать? Наталья Петровна (скрестив
руки).  Да.  Беляев.  Все это  так неожиданно, Наталья  Петровна...  Наталья
Петровна (помолчав). Алексей  Николаич, я вижу... я нехорошо  взялась за это
дело. Вы  меня  не  понимаете.  Вы думаете,  что я сержусь на  вас... а я...
только...   немного  взволнована.  И  это  очень  естественно.  Успокойтесь.
Сядемте.
     Оба садятся.
     Я  буду откровенна  с  вами,  Алексей  Николаич,  будьте  же и вы  хотя
несколько более доверчивы со мной. Право, вы напрасно  меня чуждаетесь. Вера
вас любит... конечно, вы в этом не виноваты; я готова предположить, что вы в
этом  не  виноваты...  Но  видите  ли, Алексей  Николаич,  она  сирота,  моя
воспитанница: я  отвечаю за  нее, за  ее будущность, за ее счастье. Она  еще
молода,  и,  я  уверена,  чувство,  которое  вы  внушили  ей,  может   скоро
исчезнуть... в ее лета любят ненадолго. Но вы понимаете, что моя обязанность
была  предупредить вас. Играть огнем все-таки опасно... и  я  не сомневаюсь,
что вы, зная теперь ее расположение к вам, перемените ваше обращение с  ней,
будете избегать свиданий, прогулок в  саду... Не  правда ли?  Я  могу на вас
надеяться... С другим я бы побоялась так прямо объясниться.
     Беляев. Наталья Петровна, поверьте, я умею ценить...
     Наталья Петровна. Я вам говорю, что я в вас не сомневаюсь... притом это
все останется тайной между нами.
     Беляев.  Признаюсь  вам,  Наталья  Петровна, все, что  вы мне  сказали,
кажется мне до того странным... конечно, я не смею не верить вам, но...
     Наталья Петровна. Послушайте,  Алексей Николаич. Все, что я сказала вам
теперь...  я это сказала  в  том предположенье,  что  с вашей  стороны - нет
ничего... (перерывает самое себя) потому что в противном случае...  конечно,
я  вас  еще  мало знаю,  но  я настолько уже знаю вас,  что не вижу  причины
противиться вашим  намерениям.  Вы  не богаты...  но  вы молоды, у  вас есть
будущность,  и  когда  два  человека друг друга любят...  Я, повторяю вам, я
сочла своей обязанностью  предупредить вас, как  честного  человека,  насчет
последствий вашего знакомства с Верой, но Если вы...
     Беляев (с недоумением).  Я,  право, не знаю,  Наталья  Петровна, что вы
хотите сказать...
     Наталья Петровна (поспешно). О, поверьте, я не требую от вас признания,
я  и без  того...  я из вашего поведения пойму,  в чем дело...  (Взглянув на
него.) Впрочем, я должна
     вам сказать, что Вере показалось, что и вы к ней не совсем равнодушны.
     Беляев  (помолчав,  встает).  Наталья  Петровна,  я  вижу,  мне  нельзя
остаться у вас в доме.
     Наталья Петровна (вспыхнув). Вы бы, кажется,  могли  подождать, чтобы я
вам сама отказала... (Встает.)
     Беляев.  Вы  были  со  мной  откровенны...  Позвольте  же  и  мне  быть
откровенным с вами. Я  не  люблю  Веру Александровну;  по крайней мере  я не
люблю ее так, как вы предполагаете.
     Наталья Петровна. Да разве я... (Останавливается.)
     Беляев.  И, Если я  понравился  Вере Александровне, Если ей показалось,
что и я, как вы говорите, к ней неравнодушен, я не хочу ее обманывать;  я ей
самой все скажу, всю правду. Но после подобного объясненья, вы поймете сами,
Наталья Петровна, мне будет  трудно здесь  остаться: мое  положение было  бы
слишком неловко. Я не стану вам говорить, как мне тяжело оставить ваш дом...
мне  другого делать нечего. Я  всегда с благодарностью  буду  вспоминать  об
вас... Позвольте мне удалиться... Я еще буду иметь честь проститься с вами.
     Наталья  Петровна  (с  притворным  равнодушием).  Как хотите...  но  я,
признаюсь,  этого  не  ожидала...  Я  совсем  не  для  того  хотела  с  вами
объясниться... Я только хотела предупредить вас... Вера еще дитя... Я, может
быть, придала всему  этому слишком много значенья. Я не  вижу  необходимости
вашего отъезда. Впрочем, как хотите.
     Беляев.  Наталья  Петровна...  мне,  право, невозможно  более  остаться
здесь.
     Наталья Петровна. Вам, видно, очень легко расстаться с нами!
     Беляев. Нет, Наталья Петровна, не легко.
     Наталья Петровна. Я не  привыкла удерживать людей против их воли... но,
признаюсь, это  мне очень неприятно. I Беляев (после некоторой нерешимости).
Наталья  Петровна... я не желал бы причинить вам малейшую неприятность...  Я
остаюсь.
     Наталья Петровна (подозрительно). А!.. (Помолчав.) Я не ожидала, что вы
так  скоро перемените ваше  решение... Я вам благодарна, но... Позвольте мне
подумать.  Может быть, вы  правы; может  быть,  вам точно надобно уехать.  Я
подумаю, я вам дам знать... Вы позволите мне до сегодняшнего вечера оставить
вас в неизвестности? Беляев. Я готов ждать, сколько вам угодно. (Кланяется и
хочет уйти.)
     Наталья Петровна. Вы мне обещаете...
     Беляев (останавливаясь). Что-с?
     Наталья Петровна. Вы, кажется, хотели объясниться с Верой... Я не знаю,
будет ли это прилично. Впрочем,
     я вам  дам знать мое  решение. Я начинаю думать,  что вам точно надобно
уехать. До свидания.
     Беляев вторично кланяется и уходит в залу. Наталья Петровна глядит
     ему вслед
     Я спокойна! Он ее не любит...  (Прохаживается по комнате.) Итак, вместо
того чтобы  отказать ему, я сама его удержала? Он остается... Но что я скажу
Ракитину? Что я сделала? (Помолчав.) И какое имела я право разгласить любовь
этой   бедной  девочки?..   Как?  Я   сама   выманила  у   ней  признание...
полупризнание,  и потом  я же сама так безжалостно, так  грубо... (Закрывает
лицо  руками.) Может  быть,  он  начинал  ее  любить...  С  какого  права  я
растоптала  этот цветок в зародыше... Да и полно, растоптала ли я его? Может
быть,  он обманул  меня... Хотела  же я  его обмануть!.. О нет! Он для этого
слишком благороден... Он не то что я! И из чего я так торопилась? сейчас все
разболтала?  (Вздохнув.) Мало чего нет? Если бы я могла предвидеть... Как  я
хитрила, как я лгала перед ним... а он! Как он смело и свободно говорил... Я
склонялась перед ним... Это человек! Я его еще не знала... Он должен уехать.
Если он  останется...  Я чувствую, я  дойду  до  того, что  я потеряю всякое
уважение к самой себе... Он должен уехать, или я погибла! Я ему напишу, пока
он еще  не успел  увидаться с  Верой... Он должен уехать!  (Быстро уходит  в
кабинет.)
ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

     Театр  представляет  большие пустые сени.  Стены  голые, пол  неровный,
каменный, шесть кирпичных  выбеленных и облупленных колонн, по три с каждого
бока, поддерживают потолок. Налево  два открытых окна и дверь в сад. Направо
дверь в  коридор, ведущий к главному дому; прямо железная дверь в  кладовую.
Возле первой  колонны направо садовая зеленая скамья, в одном углу несколько
лопат, леек и горшков. Вечер. Красные лучи солнца падают сквозь окна на пол.
     Катя (входит из двери направо, проворно идет к  окну и глядит некоторое
время  в сад).  Нет, не видать.  А мне  сказали,  что он пошел в  оранжерею.
Знать, еще не  вышел оттуда. Что  ж,  подожду,  пока мимо пойдет. Ему другой
дороги  нету...  (Вздыхает и прислоняется  к окну.)  Он,  говорят,  уезжает.
(Вздыхает опять.) Как  же это мы без  него будем...  Бедная барышня! Как она
меня


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |