За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Месяц в деревне



я для тебя его сорвал... право.
     Катя. Ну, благодарствуйте. (Берет персик.)
     Беляев. То-то же. Так что ж ты мне сказать хотела?
     Катя.  Барышня... Вера  Александровна попросила меня... Оне  желают вас
видеть.
     Беляев. А! Ну я сейчас к ней пойду.
     Катя. Нет-с... оне сами сюда будут. Им нужно с вами переговорить.
     Беляев (с некоторым изумлением). Она хочет сюда прийти?
     Катя. Да-с. Здесь,  знаете ли... Сюда никто  не заходит. Здесь не могут
помешать... (Вздыхает.)  Она  вас очень любит, Алексей Николаич... Она такая
добрая. Я схожу теперь за ней, хотите? А вы подождете?
     Беляев. Конечно, конечно.
     Катя. Сейчас... (Идет и останавливается.) Алексей Николаич, правда  ли,
говорят, вы от нас уезжаете?
     Беляев. Я? нет... Кто тебе сказал?
     Катя. Так  вы не уезжаете? Ну, и слава  богу! (С  смущением.) Мы сейчас
вернемся. (Уходит в дверь, ведущую в дом.)
     Беляев (остается на некоторое время неподвижным). Это чудеса! чудеса со
мной  происходят.  Признаюсь, я  всего этого  никак не ожидал...  Вера  меня
любит...  Наталья Петровна  это  знает... Вера сама ей во всем  созналась...
чудеса!  Вера - такой милый, добрый ребенок; но... что значит, например, эта
записка?  (Достает  из  кармана  небольшой  лоскуток   бумаги.)  От  Натальи
Петровны... карандашом. "Не уезжайте, не решайтесь ни на что,  пока я с вами
не переговорила". О чем она хочет говорить со мной? (Помолчав.) Какие глупые
мысли мне  приходят в голову! Признаюсь, все  это меня  чрезвычайно смущает.
Если бы  кто-нибудь мне месяц тому  назад сказал,  что я...  я... Я никак не
могу прийти в себя после этого разговора с Натальей Петровной. Отчего у меня
сердце так бьется? И теперь Вера вот хочет меня видеть... Что я ей скажу! По
крайней  мере я узнаю,  в чем дело... Может быть,  Наталья Петровна на  меня
сердится...  Да за  что же? (Рассматривает опять записку.) Это  все странно,
очень странно.
     Дверь  тихонько  растворяется.  Он  быстро  прячет  записку.  На пороге
показываются Вера и Катя. Он подходит к ним. Вера очень бледна, не поднимает
глаз и не трогается с места.
     Катя.  Не  бойтесь, барышня, подойдите  к нему; я буду настороже...  Не
бойтесь. (Беляеву.) Ах, Алексей Николаич! (Она закрывает окна,  уходит в сад
и запирает за собою дверь.)
     Беляев. Вера  Александровна... вы  хотели  меня видеть. Подойдите сюда,
сядьте вот здесь. (Берет ее за руку и ведет к скамье.)
     Вера садится.
     Вот так. (С удивлением глядя на нее.) Вы плакали?
     Вера (не поднимая глаз). Это ничего... Я пришла просить у вас прощения,
Алексей Николаич.
     Беляев. В чем?
     Вера.  Я  слышала...  у  вас  было  неприятное  объяснение  с  Натальей
Петровной... Вы уезжаете... Вам отказали.
     Беляев. Кто вам это сказал?
     Вера. Сама Наталья Петровна... Я встретила ее после вашего объяснения с
ней...  Она мне сказала, что вы сами не хотите больше остаться у  нас. Но  я
думаю, что вам отказали.
     Беляев. Скажите, в доме это знают?
     Вера. Нет... Одна Катя... Я должна была ей  сказать... Я хотела  с вами
говорить, попросить у вас прощения. Представьте  же теперь,  как  мне должно
быть тяжело... Ведь я всему причиной, Алексей Николаич; я одна виновата.
     Беляев. Вы, Вера Александровна?
     Вера. Я  никак  не  могла  ожидать... Наталья Петровна... Впрочем, я ее
извиняю. Извините меня  и  вы... Сегодня  поутру я была  глупым  ребенком, а
теперь... (Останавливается.)
     Беляев. Еще  ничего  не  решено, Вера  Александровна...  Я, может быть,
останусь.
     Вера (печально).  Вы говорите, ничего  не решено.  Алексей  Николаич...
Нет,  все  решено,  все кончено. Вот вы как со мной теперь;  а  помните, еще
вчера в саду... (Помолчав.) Ах, я вижу, Наталья Петровна вам все сказала.
     Беляев (с смущением). Вера Александровна.
     Вера. Она вам все сказала, я это вижу...  Она хотела поймать меня, и я,
глупая, так  и бросилась в ее сети... Но и она выдала себя... Я все-таки  не
такой уже ребенок. (Понизив голос.) О нет!
     Беляев. Что вы хотите сказать?
     Вера (взглянув  на него).  Алексей Николаич, точно  ли  вы  сами хотели
оставить нас?
     Беляев. Да.
     Вера. Отчего?
     Беляев молчит.
     Вы мне не отвечаете?
     Беляев. Вера Александровна, вы не ошиблись... Наталья  Петровна мне все
сказала.
     Вера (слабым голосом). Что, например?
     Беляев.  Вера  Александровна...  Мне,  право,  невозможно...   Вы  меня
понимаете.
     Вера. Она вам, может быть, сказала, что я вас люблю?
     Беляев (нерешительно). Да.
     Вера (быстро). Да это неправда... Б е л я е в (с смущением). Как!..
     Вера (закрывает лицо руками и глухо шепчет сквозь пальцы). Я по крайней
мере ей этого не сказала, я не помню...
     (Поднимая голову.) О, как жестоко  она поступила со мной! И вы... вы от
этого хотите уехать?
     Беляев. Вера Александровна, посудите сами...
     Вера (взглянув на него). Он меня не любит! (Опять закрывает лицо.)
     Беляев (садится  подле нее и берет ее руки). Вера Александровна,  дайте
мне  вашу руку...  Послушайте, между вами  не должно  быть недоразумений.  Я
люблю вас как сестру; я люблю вас, потому что вас нельзя не любить. Извините
меня, Если я... Я отроду не был в таком положении... Я бы не желал оскорбить
вас... Я не стану притворяться перед вами; я знаю, что я вам понравился, что
вы меня полюбили... Но посудите сами, что из этого может  выйти?  Мне  всего
двадцать  лет, за мной гроша  нету. Пожалуйста,  не  сердитесь  на  меня. Я,
право, не знаю, что вам сказать.
     Вера  (отнимая руки от  лица и глядя на него). И как будто я что-нибудь
требовала, боже  мой!  Но зачем  же так  жестоко,  так немилосердно...  (Она
останавливается.)
     Беляев. Вера Александровна, я не желал огорчить вас.
     Вера. Я вас не обвиняю, Алексей Николаич. В чем вы  виноваты!  Виновата
одна я... За то и наказана! Я и ее не  обвиняю; я знаю, она  добрая женщина,
но она не могла переломить себя... Она потерялась.
     Беляев (с недоумением). Потерялась?
     Вера (оборачиваясь к нему). Наталья Петровна вас любит, Беляев.
     Беляев. Как?
     Вера. Она влюблена в вас.
     Беляев. Что вы говорите?
     Вера.  Я  знаю,  что  я говорю. Сегодняшний  день меня состарил... Я не
ребенок  больше,  поверьте. Она вздумала ревновать...  ко  мне!  (С  горькой
улыбкой.) Как вам это кажется?
     Беляев. Да это быть не может!
     Вера.  Не может быть... Но зачем же она вдруг вздумала  выдать  меня за
этого  господина,  как бишь его,  за  Большинцова?  Зачем  подсылала  ко мне
доктора,  зачем  сама уговаривала меня? О, я знаю, что  я говорю! Если б  вы
могли видеть, Беляев, как у ней все лицо переменилось, когда я ей сказала...
О, вы не можете себе вообразить, как хитро, как лукаво она выманивала у меня
это сознание... Да, она вас любит; это слишком ясно...
     Беляев. Вера Александровна, вы ошибаетесь, уверяю вас.
     Вера. Нет, я не ошибаюсь. Поверьте мне: я  не ошибаюсь. Если она вас не
любит, зачем же она меня так истерзала? Что я ей сделала? (Горько.) Ревность
все извиняет. Да что
     и  говорить!. И теперь  вот зачем  она вам отказывает? Она  думает, что
вы...  что  мы  с  вами... 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |