За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Месяц в деревне



притеснительным, скрытным и хитрым существом... Прощайте, навсегда.
     Беляев в волненье хочет что-то сказать и не может.
     Вы не уходите?
     Беляев  (кланяется, хочет  уйти и после некоторой борьбы  с самим собою
возвращается). Нет, я не могу уйти...
     Наталья Петровна в первый раз взглядывает на него.
     Я не могу уйти так!..  Послушайте, Наталья Петровна, вы вот  сейчас мне
сказали... вы не желаете,  чтобы я унес невыгодное воспоминание об вас, но и
я не хочу,  чтобы и вы вспомнили  обо мне, как  о человеке,  который... Боже
мой! Я  не знаю, как выразиться... Наталья Петровна,  извините  меня... Я не
умею говорить  с дамами... Я  До сих пор знал... совсем не  таких женщин. Вы
говорите, что нам не было суждено узнать друг друга, но помилуйте, мог ли я,
простой, почти необразованный мальчик, мог  ли  я  даже думать о сближении с
вами? Вспомните, кто вы и  кто я! Вспомните,  мог ли я сметь  подумать...  С
вашим воспитаньем...  Да что  я говорю о воспитании... Взгляните на  меня...
этот старый сюртук, и ваши пахучие платья... Помилуйте! Ну да! я боялся вас,
я и теперь  боюсь вас...  Я, без всяких преувеличений, глядел на вас, как на
существо высшее, и между тем... вы, вы говорите  мне, что вы меня  любите...
вы,  Наталья  Петровна! Меня!.. Я чувствую, сердце во мне бьется, как отроду
не  билось;  оно  бьется  не  от  одного  изумления,  не  самолюбие  во  мне
польщено... где!.. не до самолюбия теперь... Но я...  я не  могу  уйти  так,
воля ваша!
     Наталья Петровна (помолчав, словно про себя), Что я сделала!
     Беляев. Наталья Петровна, ради бога, поверьте...
     Наталья  Петровна (измененным  голосом).  Алексей Николаич, Если б я не
знала вас за человека благородного, за человека, которому ложь недоступна, я
бы могла  бог  знает  что подумать.  Я бы, может быть,  раскаялась  в  своей
откровенности.  Но  я верю вам. Я не хочу скрыть перед  вами мои  чувства: я
благодарна вам за то, что вы мне сейчас сказали. Я теперь знаю, почему мы не
сошлись...  Стало быть, собственно во мне ничего  вас не отталкивало... Одно
мое положение... (Останавливается.) Все к лучшему, конечно... но мне  теперь
легче будет расстаться с вами... Прощайте. (Хочет уйти.)
     Беляев  (помолчав). Наталья  Петровна,  я  знаю, что  мне нельзя  здесь
остаться... но я  не могу  передать вам все, что во  мне происходит. Вы меня
любите... мне  даже  страшно выговорить эти  слова... все  это для  меня так
ново... мне кажется, я вас вижу, слышу вас в первый раз, но я чувствую одно:
мне необходимо уехать... я чувствую, что я ни за что отвечать не могу...
     Наталья  Петровна (слабым  голосом).  Да, Беляев,  вы  должны уехать...
Теперь,  после этого объяснения, вы можете  уехать...  И  неужели  же точно,
несмотря на все, что я сделала... О, поверьте, Если б я могла хоть отдаленно
подозревать все то, что  вы мне теперь сказали  - это признание, Беляев, оно
бы умерло во мне... Я хотела только  прекратить  все недоразумения, я хотела
покаяться, наказать себя, я хотела разом  перервать последнюю нить. Если б я
могла себе представить... (Она закрывает себе лицо.)
     Беляев. Я вам верю, Наталья Петровна, я верю вам. Да я сам, за четверть
часа... разве я воображал... Я только  сегодня,  во время  нашего последнего
свиданья  перед  обедом, в  первый  раз почувствовал  что-то необыкновенное,
небывалое,  словно  чья-то  рука мне стиснула  сердце, и так горячо стало  в
груди... Я точно прежде как будто чуждался, как будто даже не любил вас; но,
когда  вы   мне   сказали  сегодня,  что  Вере  Александровне  показалось...
(Останавливается.)
     Наталья  Петровна  (с  невольной  улыбкой счастья на  губах).  Полноте,
полноте, Беляев; нам  не об этом должно думать. Нам не  должно позабыть, что
мы говорим друг с другом в последний раз... что вы завтра уезжаете...
     Беляев.  О да!  я завтра же уеду! Теперь  я еще могу уехать...  Все это
пройдет... Вы видите, я  не хочу преувеличивать...  Я уеду... а там, что бог
даст! Я унесу с собой одно воспоминанье,  я вечно буду помнить, что  вы меня
полюбили... Но как же это я до сих пор не узнал вас? Вот вы смотрите на меня
теперь... Неужели я когда-нибудь старался избегать вашего взгляда... Неужели
я когда-нибудь робел в вашем присутствии?
     Наталья Петровна (с улыбкой).  Вы  сейчас  мне сказали, что вы  боитесь
меня.
     Беляев. Я? (Помолчав.) Точно... Я сам  себе удивляюсь... Я, я так смело
говорю с вами? Я себя не узнаю.
     Наталья Петровна. И вы не обманываетесь?..
     Беляев. В чем'
     Наталья Петровна.  В  том, что  вы меня... (Вздрагивая.) О  боже, что я
делаю...  Послушайте, Беляев... Придите ко мне на помощь... Ни одна  женщина
не находилась еще  в подобном положении. Я не в силах больше, право... Может
быть, оно так к лучшему, все разом прекращено, но мы по
     крайней мере узнали друг друга... Дайте мне руку - и прощайте навсегда.
     Беляев (берет  ее  за руку).  Наталья Петровна...  я не  знаю,  что вам
сказать   на  прощанье...  сердце  у  меня  так  полно...  Дай   вам  бог...
(Останавливается  и  прижимает  ее  руку к  губам.) Прощайте.  (Хочет уйти в
садовую дверь.)
     Наталья Петровна (глядя ему вслед). Беляев...
     Беляев (оборачиваясь). Наталья Петровна...
     Наталья   Петровна   (помолчав  некоторое   время,   слабым   голосом).
Останьтесь...
     Беляев. Как? .
     Наталья  Петровна. Останьтесь, и  пусть бог  нас рассудит!  (Она прячет
голову в руки.)
     Беляев  (быстро  подходит  к ней  и  протягивает к  ней  руки). Наталья
Петровна...
     В это мгновение  дверь из саду растворяется, и на пороге показывается Р
а к и т и н Он некоторое время глядит на обоих и вдруг подходит к
     ним.
     Ракитин (громко). А вас везде ищут, Наталья Петровна-Наталья Петровна и
Беляев оглядываются.
     Наталья Петровна (отнимая руки от лица и словно приходя в себя). А, это
вы... Кто меня ищет?
     Беляев, смущенный, кланяется Наталье Петровне и хочет уйти
     Вы уходите, Алексей Николаич... не забудьте же, вы знаете...
     Он вторично кланяется ей и уходит в сад.
     Ракитин. Аркадий вас ищет... Признаюсь, я  не ожидал найти вас здесь...
но, проходя мимо...
     Наталья Петровна (с улыбкой).  Вы услышали  наши голоса...  Я встретила
здесь Алексея Николаича...  и  имела с ним  небольшое объяснение  . Сегодня,
видно, день объяснений,  но  теперь  мы можем пойти  домой... (Хочет  идти в
дверь коридора.)
     Ракитин (с некоторым волнением). Могу узнать... какое решение..
     Наталья Петровна (притворяясь удивленной).  Какое решение?.. Я  вас  не
понимаю.
     Ракитин (долго помолчав, печально). В таком случае я все понимаю.
     Наталья Петровна.  Ну так и есть... Опять таинственные намеки! Ну да, я
объяснилась с ним, и  теперь все опять пришло в порядок... Это пустяки были,
преувеличенья...
     Все,  о чем мы говорили с вами, все это ребячество. Это  следует теперь
позабыть.
     Ракитин. Я вас не расспрашиваю, Наталья Петровна.
     Наталья  Петровна  (с принужденной  развязностью),  Что  бишь  я хотела
сказать вам... Не помню. Все равно. Пойдемте. Все это кончено... все прошло.
     Р  а к и т и н (пристально поглядев  на


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |