За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Месяц в деревне



нее). Да, все кончено. Как вам,
должно быть, теперь досадно на себя... за вашу  сегодняшнюю откровенность...
(Он отворачивается.)
     Наталья Петровна. Ракитин...
     Он опять взглядывает на нее, она, видимо, не знает, что сказать.
     Вы еще не говорили с Аркадием?
     Ракитин. Никак  нет-с...  Я еще  не успел приготовиться.. Вы понимаете,
надобно что-нибудь сочинить...
     Наталья  Петровна. Как это несносно! Чего они от меня хотят? Следят  за
мной на каждом шагу. Ракитин, мне, право, совестно перед вами...
     Ракитин. О  Наталья Петровна, не  извольте беспокоиться... К чему?  Все
это в порядке вещей. Но как заметно, что господин  Беляев  еще новичок!  И к
чему это он так  смешался,  убежал... Впрочем, со временем. . (вполголоса  и
скоро) вы оба научитесь притворяться... (Громко.) Пойдемте.
     Наталья  Петровна  хочет  подойти  к  нему  и  останавливается.  В  это
мгновенье  за дверью  сада  раздается  голос Ислаева.  "Он  сюда  пошел,  вы
говорите?" - и вслед за тем входят Ислаев и Шпигельский.
     Ислаев  Точно.. вот  он.  Ба,  ба,  ба! Да и Наталья  Петровна  тут же!
(Подходя  к  ней.)  Что  это?  продолжение  сегодняшнего объяснения?  Видно,
предмет важный.
     Ракитин. Я встретил здесь Наталью Петровну...
     Ислаев. Встретил? (Оглядывается.) Какое проходное место, подумаешь?
     Наталья Петровна. Да зашел же ты сюда...
     Ислаев. Я зашел сюда потому... (Останавливается.)
     Наталья Петровна. Ты меня искал?
     Ислаев (помолчав).  Да - я искал тебя. Не хочешь ли ты вернуться домой?
Чай уже готов. Скоро смеркнется.
     Наталья Петровна (берет его руку). Пойдем.
     Ислаев (оглядываясь). А из этих сеней можно сделать две хорошие комнаты
для садовников - или другую людскую - как вы полагаете, Шпигельский?
     Шпигельский. Разумеется.
     Ислаев. Пойдем садом,  Наташа. (Идет в садовую дверь. Он в течение всей
этой  сцены ни разу не взглянул на Ракитина.  На пороге он оборачивается  до
половины.)  Господа,  что  же  вы?  Пойдемте  чай пить.  (Уходит с  Натальей
Петровной)
     Шпигельский (Ракитину). Что ж,  Михайло Александрыч, пойдемте...  Дайте
мне руку... Видно, нам с вами суждено состоять в ариергарде...
     Ракитин (с сердцем). Ах, господин доктор, вы, позвольте вам сказать, вы
мне очень надоели...
     Шпигельский  (с  притворным  добродушием).  А уж себе-то как я  надоел,
Михайло Александрыч, Если б вызнали!
     Ракитин невольно улыбается. Пойдемте, пойдемте...
     Оба уходят в дверь сада.
ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

     Та же  декорация, как в  первом  и третьем действиях.  Утро. За  столом
сидит Ислаев и рассматривает бумаги Он вдруг встает.
     Ислаев. Нет! решительно не могу сегодня заниматься. Словно гвоздь засел
мне в голову. (Прохаживается.) Признаюсь,  я этого не  ожидал;  я не ожидал,
что я буду  тревожиться... как теперь тревожусь. Как тут поступить?.. вот  в
чем задача. (Задумывается и вдруг кричит.) Матвей!
     Матвей (входя). Что прикажете?
     Ислаев. Старосту  мне  позвать... Да копачам на плотине вели  подождать
меня... Ступай.
     Матвей. Слушаю-с. (Уходит.)
     Ислаев (подходя опять к столу и перелистывая бумаги). Да... задача!
     Анна Семеновна (входит и приближается к Ислаеву). Аркаша...
     Ислаев. А! это вы, маменька. Как ваше здоровье?
     Анна Семеновна (садясь на диван). Я здорова, слава богу.  (Вздыхает.) Я
здорова. (Вздыхает еще громче.) Слава богу. (Видя, что Ислаев не слушает ее,
вздыхает очень сильно, с легким стоном.)
     Ислаев. Вы вздыхаете... Что с вами?
     Анн а Семеновна (опять вздыхает, но уже  легче).  Ах, Аркаша, как будто
ты не знаешь, о чем я вздыхаю!
     Ислаев. Что вы хотите сказать?
     Анна Семеновна (помолчав). Я мать твоя, Аркаша. Конечно, ты человек уже
взрослый, с рассудком; но все же -я твоя мать. Великое слово: мать!
     Ислаев. Объяснитесь, пожалуйста.
     Анна Семеновна.  Ты  знаешь, на  что я намекаю,  друг  мой.  Твоя жена,
Наташа... конечно, она прекрасная женщина - и поведение  ее  до сих пор было
самое примерное... но она еще так молода, Аркаша! А молодость...
     Ислаев.  Я  понимаю,  что  вы  хотите  сказать... Вам  кажется, что  ее
отношения с Ракитиным...
     Анна Семеновна. Сохрани бог! Я вовсе не думала...
     Ислаев. Вы  мне не дали договорить... Вам  кажется, что  ее отношения с
Ракитиным не совсем... ясны. Эти таинственные разговоры, эти слезы - все это
вам кажется странным.
     Анна Семеновна. А что,  Аркаша, сказал он тебе наконец, о чем это у них
были разговоры?.. Мне он ничего не сказал.
     Ислаев.  Я, маменька,  его  не  расспрашивал  - а  он, по-видимому,  не
слишком торопится удовлетворить мое любопытство.
     Анна Семеновна. Так что ж ты намерен теперь сделать?
     Ислаев. Я, маменька? Да ничего.
     Анна Семеновна. Как ничего?
     Ислаев. Да так же, ничего.
     Анна Семеновна (вставая). Признаюсь, это меня  удивляет. Конечно,  ты в
своем  доме  хозяин  и лучше меня  знаешь,  что  хорошо и что дурно.  Однако
подумай, какие последствия...
     Ислаев. Маменька, право, вы напрасно изволите тревожиться.
     Анна  Семеновна.  Друг  мой,  ведь  я  мать... а  впрочем, как  знаешь.
(Помолчав.)  Я,  признаюсь, пришла было к тебе с намерением предложить  свое
посредничество...
     Ислаев  (с  живостью).  Нет,  уж  на этот счет  я  должен  просить вас,
маменька, не беспокоиться... Сделайте одолжение!
     Анна  Семеновна. Как хочешь, Аркаша,  как хочешь. Я вперед уже ни слова
не  скажу. Я тебя предупредила, долг  исполнила -  а теперь - как воды в рот
набрала.
     Небольшое молчание.
     Ислаев. Вы сегодня никуда не выезжаете?
     Анна  Семеновна.  А  только  я  должна  предупредить тебя:  ты  слишком
доверчив, дружок мой; обо всех по  себе судишь! Поверь мне: настоящие друзья
слишком редки в наше время!
     Ислаев (с нетерпением). Маменька...
     Анна Семеновна. Ну - молчу, молчу! Да и  где мне, старухе?  Чай, из ума
выжила!  И  воспитана я  была  в  других правилах - и  сама  старалась  тебе
внушить... Ну, ну, занимайся, я мешать не  буду... Я  уйду. (Идет  к двери и
останавливается.) Стало быть?.. Ну, как знаешь, как знаешь! (Уходит.)
     Ислаев (глядя ей вслед). Что за охота людям,  которые действительно вас
любят, класть поочередно все  свои пальцы в вашу рану? И ведь они убеждены в
том, что от этого вам
     легче,- вот что забавно! Впрочем, я матушку не виню: ее намерения точно
самые лучшие - да и как не подать совета?  Но дело не в том... (Садясь.) Как
мне поступить? (Подумав, встает.) Э! чем  проще, тем  лучше! Дипломатические
тонкости ко мне не идут... Я первый в них запутаюсь. (Звонит.)
     Входит Матвей.
     Михайло Александрович дома - не знаешь?
     Матвей. Дома-с. Я их сейчас в биллиардной видел.
     Ислаев. А! Ну, так попроси его ко мне.
     Матвей. Слушаю-с. (Уходит.)
     Ислаев (ходя взад  и вперед).  Не  привык я  к  подобным  передрягам...
Надеюсь, что они  не будут часто повторяться... Я хоть и крепкого сложения -
а этого не вынесу. (Кладет руку на грудь.) Фу!..
     Из залы входит Р а к и т и н, смущенный.
     Ракитин. Ты меня звал?
     Ислаев. Да... (Помолчав.) Michel, ведь ты у меня в долгу.
     Ракитин. Я?
    


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |