За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Холостяк



Стратилат. Не знаю-с. Незнакомый-с.
     Мошки н. Незнакомый? Да ты бы спросил у него, кто он такой?
     Стратилат. Я и то  у них спрашивал-с. Они говорят, что вас самих желают
видеть-с.
     Мошкин. Странно! Ну, проси.
     Стратилат выходит Мошкин с волнением смотрит на дверь. Входит Ш п у н ь
д и к. На нем длинный гороховый сюртук.
     Шпуньдик (подходя к Мошкину). Вы меня не узнаете?
     Мошкин. Я? Я, признаюсь, кажется... не имею чести...
     Шпуньдик (с дружелюбным  упреком). Миша,  Миша! старых приятелей так-то
ты забываешь...
     Мошкин (вглядываясь). Неужели?.. да нет... точно... Филипп?
     Шпуньдик раскрывает объятия. Шпуньдик!
     Шпуньдик. Я, Миша, я...
     Бросаются друг другу на шею.
     Мошкин (прерывающимся  голосом). Друг...  какими  судьбами... давно ли?
Садись. Вот не ожидал... вот случай...
     Они опять обнимаются. Садись, садись.
     Оба садятся и глядят друг на друга.
     Шпуньдик. Эге-ге, брат, как мы с тобой постарели!
     Мошкин.  Да,  брат,  да. Постарели, брат,  постарели. Да ведь легкое ли
дело? Что ж, чай, лет двадцать не видались?
     Шпуньдик.  Да,  двадцать  лет  будет.  Как время-то проходит! Миша,  а?
Помнишь...
     Мошкин (перебивая его). Я, брат, гляжу на тебя и просто глазам не верю.
Шпуньдик,  Филипп, у  меня в  Питере -  а? Добро пожаловать, дружище! Как ты
меня сыскал?
     Шпуньдик.  Бона! Чиновника разве мудрено  сыскать?  Я  знал, в каком ты
министерстве  служишь.  Кучин,  Ардалион,  прошлым  летом ко  мне  в деревню
заезжал... Ведь ты Ардашу Кучина помнишь?
     Мошкин. Какой  это  Кучин?  Ах, да  это не тот ли, что на дочери  купца
Караваева женился - и приданого, помнится, не получил?
     Шпуньдик. Тот, тот самый.
     Мошкин. Помню, помню. А он еще жив?
     Шпуньдик.  Жив, как же! Ну, вот от него-то я и узнал, где ты служишь...
Да! Лупинус велел тебе кланяться.
     Мошкин. Иван Афанасьич?
     Шпуньдик.  Какое Иван Афанасьич! Ивана Афанасьича  давно  на свете нет;
сын его, Василий... помнишь, он еще хромой?
     Мошкин. Ах, да, да.
     Шпуньдик. Ну, вот он. Он у нас судьей теперь.
     Мошки  в (качая головой). Скажи  пожалуйста! Время-то, время  - а?  Да,
кстати, Бундюков жив?
     Шпуньдик. Жив.  Что  ему  делается? Он  в прошлом году  старшую дочь за
немца-землемера  выдал.  Как же, как же! Бундюков тебе тоже кланяться велел.
Мы все о тебе часто вспоминаем, Миша!
     Мошкин. Спасибо, Филипп, спасибо. Да  не хочется ли  тебе  чего-нибудь?
Водки, что  ли,  закусить... Пожалуйста. Трубки не  прикажешь  ли? Ведь мы с
тобой по-старому? (Треплет его по ляжке и отнимает у него картуз.)
     Шпуньдик. Благодарствуй, Миша. Я не курю.
     Мошкин. А закусить?
     Шпуньдик. Нет, благодарствуй.
     Мошкин. Чай, устал с дороги?
     Шпуньдик. Ну, не могу сказать; почитай, с самой Москвы все спал.
     Мошкин. Ведь ты у меня обедаешь?
     Шпуньдик. Изволь.
     Мошкин. Ну,  вот умница. Так-то, дружище, так-то} Не ожидал, признаюсь,
не ожидал. Кстати, ты женат?
     Шпуньдик (со вздохом). Женат. А ты?
     Мошкин. Нет, я, брат, того... я не женат. И дети есть?
     Шпуньдик.  Как не  быть!  Пять человек. По  их  милости  я  вот  и сюда
притащился. _Мошкин. А что?
     Шпуньдик. Да нельзя же, брат. Ведь надобно ж их куда-нибудь поместить.
     Мошкин. Разумеется, разумеется... А где ты остано-вился?
     Шпуньдик. Представь,  близехонько.  Трактир  "Европу"  знаешь?.. вот за
Сенной.  Тоже по рекомендации  Кучина. Ну, брат, Петербург, скажу, город!  Я
еще  только  на  Дворцовую площадь успел  сходить.  Признаюсь...  Исакий-то,
Исакий-то один чего стоит? Ну, вот и тротуары... достойны удивленья.
     Мошкин. Да, да... у тебя еще глаза разбегутся, погоди... А что, Филипп,
помнишь, у нас там соседка была...
     Шпуньдик. Татьяна Подольская небойсь?
     Мошкин. Да, да, она, она.
     Шпуньдик. Приказала долго жить, Миша... вот уж девятый год.
     Мошки н  (помолчав немного). Царство ей  небесное! Ну, а что, дела твои
как идут?
     Шпуньдик. Помаленьку, брат, слава богу; я не жалуюсь. А твои как? С тех
пор как ты от нас переселился, чай, в большие чины попасть успел?
     Мошкин. Нет, брат, куда нам! Какие тут большие чины! Тоже помаленьку.
     Шпуньдик. Однако ж крестик-то есть?
     Мошкин. Ну, крестик-то есть... (Взглядывает на дверь.)
     Шпуньдик. Ты словно ждешь кого-то?
     Мошкин. Да, жду. (Потирая руки.) Я, брат, в больших хлопотах теперь.
     Шпуньдик. А что?
     Мошкин. Угадай.
     Шпуньдик. Да где же мне...
     Мошкин. Нет, угадай, угадай.
     Шпуньдик  (глядя  ему  прямо  в глаза).  Да ты... послушай,  ты  уж  не
жениться ли хочешь? Не женись, Миша, я тебе говорю!
     Мошкин  (смеясь).  Не  беспокойся, брат... В мои-то лета!  А  только ты
угадал - у меня и то в доме свадьба.
     Шпуньдик (указывая на стол). То-то я гляжу... Что за покупки такие? Кто
ж это у тебя женится?
     Мошкин. А вот  погоди,  я  тебе - не теперь,  теперь недосуг...  а эдак
вечерком, что ли,  многое кое-что порасскажу. Ты удивишься, братец. Впрочем,
в коротких словах можно, пожалуй, и теперь. Вот видишь ли, Филипп, вот это у
меня  гостиная,  а я  вот сам


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |