За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Холостяк



Иваныч, точно  виноват и
перед ней и перед вами... Простите меня.
     Мошкин (со вздохом). Ах, Петруша, Петруша! не ждал я этого от тебя!
     Вилицкий. Простите меня, Михаиле Иваныч... Я вам расскажу... Вы увидите
- все  это  уладится.  Это так.  Я сегодня же буду у вас и сам  все объясню.
Простите меня.
     Мошкин. Ну, вот и прекрасно, Петруша; ну, и слава богу. Я знал,  что ты
не в состоянии нас  огорчить умышленно... Дай же мне обнять тебя,  душа моя!
ведь я целых пять дней тебя не видал... (Обнимает его.)
     Вилицкий  (поспешно).  Послушайте...  Вы не  подумайте, чтоб  я  сказал
что-нибудь  Марье Васильевне неприятное... Напротив, я  ее всячески старался
успокоить... Но она была в таком волнении...
     Мошкин. Верю  тебе, Петруша... только ты  вообрази себя  на ее месте...
Петруша, ведь ты нас не разлюбил?
     Вилицкий. Помилуйте, как вы можете думать...
     Мошкин.  И  ее  тоже  не разлюбил? Она так тебя  любит.  Петруша... Она
умрет, если ты ее бросишь.
     Вилицкий. Зачем вы это говорите, Михаиле Иваныч?..
     Мошкин.  Ты представь, ведь  она  твоя  невеста...  ведь  уж  и свадьба
назначена... с твоего же согласия...
     Вилицкий Да разве кто свадьбу отменяет? помилуйте!.. Я ведь люблю Марью
Васильевну...
     Мошкин. Ну, и  слава богу!  Ну, и  слава богу! Ну, стало  быть, это все
ничего. Что-нибудь тебе так не показалось... Но вперед, Петруша, пожалуйста,
лучше скажи, лучше просто выбрани; а этак пять дней...
     Вилицкий.  Не  напоминайте  мне,  пожалуйста,  об  этом...  Мне  и  так
совестно... Вперед этого уже больше не будет - поверьте мне.
     Мошкин.  Ну, кончено, Петруша, кончено... Кто прошлое помянет, тому, ты
знаешь...
     Вилицкий (не  глядя на  Мошкина). А  я  только точно  Марье  Васильевне
говорил  и  теперь  вам  повторяю, что мне нужно будет иметь с ней небольшое
объяснение... знаете, для  того,  чтоб  подобные недоразумения вперед уже не
повторялись...
     М  о  ш  к  и  н.  Да  какие  это недоразумения?  И  что  такое  значит
"недоразумение"? Я вовсе не понимаю.
     Вилицкий. Мне надобно с Марьей Васильевной объясниться.
     Мошкин. Да кто ж против этого спорить станет? Это твое право. Ведь  она
тебе  жена - а  ты  ей есть  муж  и  наставник; от  кого  ж  ей  выслушивать
наставления, правила, так сказать, на пути жизни - как  не от тебя? Ведь век
вместе прожить - не поле перейти; надо правду друг другу говорить. Ты уж без
того много об ней заботился, об ее воспитании
     то есть, потому что  она сирота, а  я человек неученый. Это твое право,
Петруша.
     Вилицкий. Вы меня не  совсем понимаете, Михайло  Иваныч... а,  впрочем,
это все объяснится,  вы  увидите,  в весьма  скором  времени -  и все пойдет
хорошо. (Взглянув на него.)  А вы даже в лице изменились, бедный мой Михайло
Иваныч... Как я виноват, как непростительно виноват перед вами!
     Мошкин. Бона!  Три  года сряду ты меня радовал  и утешал...  раз как-то
опечалил, велика важность!  Стоит говорить! А что касается до объяснения - я
на тебя полагаюсь, ты ведь у меня умен... ты все к лучшему устроишь. Только,
пожалуйста,  будь  снисходителен. Машу, ты  сам знаешь, запугать  ничего  не
стоит. А  что она  застенчива  и  сиротлива-  ты  на это  не смотри;  она не
ком-эль-фонт,  положим; да  не в этом  счастье  жизни заключается,  Петруша,
поверь мне; а в нравственности,  в  любви,  в  доброте  сердечной.  У  тебя,
конечно, друзья  ученые - ну, и разговор, конечно, эдакой все отвлеченный...
а мы... мы только любить тебя умеем от  всего сердца... В  этом, Петруша,  с
нами уж никто не поспорит...
     Вилицкий  (пожимая  ему руку).  Добрый, добрый Михайло  Иваныч... Чем я
заслужил такое расположение?
     Мошкин улыбается и махает рукой.
     Право, не знаю, чем.
     Небольшое молчание.
     Мошкин. Посмотри-ка мне в лицо... Ну вот, это Петруша мой опять...
     Вилицкий. Как вы добры, как вы добры!..
     Опять небольшое молчание.
     Какая досада! мне пора в департамент.
     Мошкин.  В департамент? Что ж! Я  тебя  не удерживаю...  А когда ж ты к
нам, Петруша?
     Вилицкий.  Сегодня вечером,  Михайло Иваныч,  непременно.  Мошкин.  Ну,
хорошо. А что бы... Петруша... теперь...
     Вилицкий. Теперь, Михайло Иваныч, мне, право, нельзя. Митька!
     Мошкин. Ну, как знаешь! А уж как бы Маша-то была рада!..
     Митька (входя). Чего изволите-с?
     Вилицкий. Форменный фрак.
     Митька. Слушаю-с. (Выходит.)
     Мошкин. Вдруг после всех этих слез и тревог... вообрази. А? Петруша?
     Вилицкий.  Право,  Михайло  Иваныч...  Сегодня  вечером  я  непременно,
непременно...
     Мошкин (со вздохом). Ну, хорошо.
     Вилицкий. Ведь я все это время в департаменте даже не был... Вообразите
вы себе... ведь это наконец заметить могут.
     Мошкин. Ну на минуточку... перед департаментом.
     Вилицкий. Мне и то мочи  нет как будет совестно... Вы, пожалуйста, эдак
приготовьте Марью Васильевну... Скажите ей, чтоб она меня простила...
     Мошкин.  Вот  еще,  что выдумал! Нужны  приготовления- как  же!  Просто
приведу тебя, скажу:  вот он, наш беглец... а она тебе на шею бросится - вот
и приготовленья все...
     Митька


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |