За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Холостяк



меня любите, так вам
все во  мне и нравится. А он... Нет, ему не  то  нужно. Сначала  я его точно
забавляла, а потом... Я уже давно все это замечала, Михаиле Иваныч; но я вам
этого не сказывала, потому что боялась вас огорчить. Видите вы, какие у него
приятели... Где  нам с  вами!.. Для  него мы слишком просты, Михаиле Иваныч.
Для него мы низки. Он нами гнушается, просто...
     М о ш к и н. Гнушается! А деньги  у меня он не гнушался  брать? Вишь, у
него  немец  приятель,  так  вот  он  и  зазнался!  Нет,  брат,  не на  того
наскочил...
     Маша. К чему  все это, Михаиле Иваныч? к чему? Прошедшего нам с вами не
воротить...
     Мошкин.  Да  ведь,  Маша,  помилуй,  вспомни,  что  скажут,  Маша,  что
скажут...
     Маша. Что же делать, Михаиле Иваныч?
     Мошкин. Что делать? Об этом-то вот я и думаю.
     Маша (помолчав  немного). А только, конечно...  мне  у  вас больше жить
нельзя.
     Мошкин. Что-о?..
     Маша. Я должна съехать от вас, Михаиле Иваныч.
     Мошкин. Это  зачем?  Это что  такое?  Уж  не  тетка ли  твоя  тебе  это
натолковала?
     Маша.  Тетенька  мне точно об  этом говорила; впрочем, я  и без того...
Поверьте, Михаиле Иваныч,  сердце  у меня обливается кровью при  одной мысли
расстаться с вами...
     Мошкин. Да ты лучше зараз  прикажи мне  из окошка  выпрыгнуть! Помилуй,
Маша, что ты, в своем ли ты уме? Да и куда ты пойдешь, помилуй, скажи!.. Ах,
она старая чертовка! Да она меня,  я вижу, просто убить собирается. За что ж
это  ты, Маша, ты-то за что меня погубить хочешь? Помилуй, помилуй!.. Что ты
это?
     Маша. Михаиле Иваныч, выслушайте меня хладнокровно, и вы согласитесь со
мной.
     Мошкин. Ни за что, матушка, не соглашусь, ни  за что! Маша. Послушайте.
Вы меня к себе взяли после  матушки, после покойницы; вы одни заботились обо
мне; вот, наконец, с  Петром Ильичей вы меня познакомили; потом вот все  это
случилось:  он  посватался, а теперь отказался...  Какое же  мое  положение,
Михаиле Иваныч? Что ж вы хотите, чтоб обо мне подумали?..
     Мошкин. Как что подумали?
     Маша (поспешно). Ведь я все-таки вам чужая, Михайло Иваныч. Все скажут:
он  отказался,  ну, что ж такое? Она ведь воспитанница, приемыш;  даром хлеб
ест. Ее взяли, а теперь вот бросили - что ж из этого? Вот велика важность! И
за то уже спасибо, что позанялись ей. Поделом  ей! Кто за нее отвечает? Жила
бы у своих родственников - с ней бы этого не случилось. Даровой хлеб, знать,
вкусен. А работать ей, видно, не  хочется? . Вы поймите, Михайло Иваныч, мое
положение. Я вас люблю больше, чем кого-нибудь на  свете;  но что же делать?
До  сих  пор я  еще  могла жить  у вас,  а теперь...  Мне теперь  невозможно
остаться;  право,  невозможно. За что же я буду презрение сносить,  посудите
сами? А я еще сумею кусок хлеба себе заработать...
     Мошкин. Я ничего не понимаю, решительно  ничего не понимаю, что  ты мне
такое говоришь? Какой кусок хлеба? и какое презрение? и кто посмеет? Христос
с тобой,  Маша!.. Кто  за тебя отвечает? - Я  за тебя отвечаю! Я  никому  не
позволю  над собой  насмехаться. Я это всему свету  докажу, молокососу этому
докажу...
     Маша. Полноте! что вы это?
     Мошкин. Да вот посмотришь. Ты  меня еще не знаешь. "Ты у меня живешь",-
да,  Маша, перекрестись: ведь я старик, ведь я  степенный  человек, ведь все
знают, что ты мне дочь... Помилуй, помилуй! Я тебя, ей-богу, не понимаю.
     Маша. Нет, Михайло Иваныч, вы меня понимаете...
     Мошкин. Да полно же, Маша! неужели ты это не шутя говоришь?
     Маша (вставая). Мне теперь не до шуток, Михайло Иваныч.
     Мошкин. И ты можешь меня оставить?
     Маша. Я должна.
     Мошкин. Да куда же ты пойдешь?
     Маша. Куда-нибудь.  Сперва  я к тетке перееду,  а  там посмотрю:  может
быть, место где-нибудь найду.
     Мошкин (складывая руки). Я с ума сойду, ей-богу с ума сойду. Ты к тетке
переедешь?.. Да  ты  спроси прежде, где тетка-то сама живет? - У повивальной
бабки в чулане за перегородкой, вместе с банными вениками,  сушеными грибами
да старыми юбками!
     Маша (несколько обиженная). Я не боюсь бедности.
     Мошкин (вскакивая). Да нет! это вздор! это вздор! Я не в состоянии буду
это вынести. Как? И  он, и ты,- и все, все разом... Докажи же мне хоть ты по
крайней  мере, что  у тебя сердце доброе, не то что у него. Неужели  вы все,
молодые люди, нынче такие? Ты посуди: ведь я только для  тебя и живу... Ведь
твое  отсутствие меня  убьет...  Маша, сжалься над бедным стариком... Что  я
тебе такое сделал?..
     Маша. Михаиле Иваныч, да войдите же и вы в мое положение...  Я не могу,
ей-богу не могу у вас остаться...
     Мошкин. Тьфу вы, женщины!  Сущее божеское наказание! Что раз вошло им в
голову  -  ну,  хоть  тресни!..  Нет, Маша, я  не могу  позволить тебе  уйти
отсюда... Здесь твое гнездо, твой кров; здесь все твое и все для тебя - я не
могу с тобой расстаться... но я... Ну да; я готов, пожалуй, согласиться, что
ты права; да, тебя  должны  все уважать,  а я о  своей стороны  должен  тебя
защищать,  как бы родную дочь защитил; это мое дело,  потому что  ты  у меня
живешь,  потому что  я  за  тебя  отвечаю  перед богом  и  перед  людьми; 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |