За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Холостяк



 на покупки), на  все
мастер.
     Мошкин. С моим удовольствием, душа моя. И сам похлопочу и Петю попрошу.
Он у меня такой услужливый; гордости, знаешь, ни малейшей. Только он все как
будто хворает с некоторых пор, словно не в духе.
     Шпуньдик. Перед свадьбой-то?
     Мошкин.  Да  и   мне   что-то   нездоровится.  Впрочем,   это  пустяки.
Захлопотались мы с ним - вот и все тут. А я все-таки к твоим услугам. Сделай
одолжение, брат, без церемоний.
     Шпуньдик (жмет ему руку). Спасибо. Ты, я вижу, не переменился.
     Мошкин.  Надеюсь.  (Тоже жмет ему руку.) А ведь вот и  с  Петрушей тоже
удивительно как я сошелся!
     Шпуньдик (который собирался идти). А что?
     Мошкин. Ну, это я тебе после расскажу. Вообрази себе, ведь и он сирота.
Родителей  лишился в детстве, дядя-опекун  в Петербург его привез, на службу
его поместил,  и странное такое при этом  вышло обстоятельство... Впрочем, я
это  тебе  все  после  расскажу,  а только он  полный  курс наук в  гимназии
окончил,  именье, впрочем,  все  потерял; к  счастью, я  тут  подвернулся...
Однако я тебя не удерживаю... скоро три часа...
     Шпуньдик. А обед в котором часу?
     Мошкин. В четыре, брат, в четыре...
     Шпуньдик. Ну, так я еще успею... В передней раздается звонок.
     Уж это не гости ли?
     Мошкин (прислушиваясь). Может быть... Да что ж это Маша нейдет?
     Шпуньдик  (в волнении, оглядываясь).  Как же, брат, это... нельзя ли...
того... как-нибудь...
     Входит Маша с Пряжкиной, в салопах. Они их не снимают,
     Мошкин (увидя их). А! легка на помине!.. Где это вы пропадали?
     Пряжкина. Да, батюшка, покупки, покупки все...
     Мошкин. Ну, хорошо, хорошо. (Маше.) Маша, рекомендую тебе старого моего
приятеля и соседа, Филиппа Егорыча Шпуньдика.
     Шпуньдик кланяется; Маша приседает; Пряжкина глядит на Шпуньдика во все
глаза.
     Он вот только сегодня из деревни приехал, с родины мне весточку привез.
Прошу любить и жаловать.
     Шпуньдик  (Маше). Вы извините  меня,  сударыня, если я...  в таком, так
сказать, дорожном нигляже... Я не мог знать... (Шаркает.)
     Мошкин.  Вот вздумал извиняться!  Экой политичный! (Маше.) А ты сегодня
что-то бледна, Маша? или ты устала?
     Маша (слабым голосом). Устала.
     Мошкин  (Пряжкиной).  Уж  вы  слишком  много  с ней  бегаете,  Катерина
Савишна; право, вы ее замучите... Ну, однако,  ступайте... Четвертый час,  а
вы еще не одеты. Что наш новый гость подумает? А он того и гляди нагрянет...
Ступайте.
     Пряжкина. Мы не опоздаем, не бойтесь...
     Мошкин. Ну,  хорошо, хорошо.  Да вот возьмите  шляпку, одеколон тоже, и
прочее тут все...
     Отдает ей  покупки.  Маша  и  Пряжкина уходят  в  дверь налгво.  Мошкин
обращается к Шпуньдику.
     Ну что, Филипп, как тебе моя Маша нравится?
     Шпуньдик. Очень, брат, она мне нравится... Очень, очень.
     Мошкин. Ну, я знал... Однако ступай, коли уж тебе так надобно.
     Шпуньдик.  Как же,  брат, нельзя... Мне и так  перед дамами смерть было
совестно... Впрочем, я сейчас явлюсь. (Уходит в переднюю.)
     Мошкин (кричит ему вслед). Смотри же не замешкайся! (Ходит по комнате.)
Экой денек! А я рад Шпуньдику... Он
     хороший человек.  (Останавливается.)  Что бишь?..  Да; отчего  это Маша
бледна сегодня?  Ну, впрочем, это  понятно...  Однако что ж  я не  одеваюсь?
Стратилат! А Стратилат!
     Стратилат входит. Фрак подай и другой галстук.
     Снимает сюртук и шейный платок. Стратилат идет за ширмы, выносит оттуда
фрак и другой галстук. Мошкин глядится в зеркало.
     Что это у меня лицо словно измято? (Проводит  щеткой по голове, начиная
с затылка.) Отчего  это Петруша не заходил сегодня?  Дай галстук. (С помощью
Стратилата надевает галстук.) Точно, Петра Ильича сегодня не было?
     Стратилат. Никак нет-с. Я уж вам докладывал-с.
     Мошкин  (с  неудовольствием).  Я   знаю,  что   ты   мне  докладывал...
Удивительно! Уж он, полно, здоров ли?
     Стратилат. Не могу знать-с.
     Мошкин (плюет). Тьфу, какой ты! Я не с тобой говорю.
     Маланья (вдруг входя из передней). Михаиле Иваныч!
     Мошкин (круто оборачиваясь к ней). Чего тебе?
     Маланья. Денег на корицу пожалуйте.
     Мошкин.  На   корицу?  (Хватаясь  за  голову.)  Да  ты  меня   погубить
собираешься, я вижу! Как  же  ты мне  сказывала, что у тебя все, что  нужно?
(Роется в жилете.)  На  тебе  четвертак.  Только смотри, если  обед не будет
готов  через (смотрит на  часы)...  через  четверть часа...  я тебя...  ты у
меня... Ну, ступай же, ступай. Чего ты ждешь?
     Стратилат (вполголоса уходящей Маланье). Ай да куфарка!
     Маланья. Ну, ну, фуфыря!
     Мошкин. Поди сюда, ты, зубоскал, подай мне фрак.
     Надевает фрак; Стратилат обдергивает его сзади.
     Ну, хорошо, ступай. Да лампы что ж ты не зажигаешь? Вишь, смеркается.
     Стратилат выходит в переднюю.
     Что за  притча? Не много я, кажется, сегодня ходил... во всяком случае,
не больше вчерашнего, а ноги у  меня так и подкашиваются. (Садится  и глядит
на часы.)  Четверть четвертого...  Что ж  это  они  нейдут?  (Оглядывается.)
Кажется, все в порядке.
     Встает и сметает платком пыль со стола. Звонок.
     А! наконец!
  


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |