За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Холостяк



почти никого не видала... Ну,  и робка
немного, даже дика... Нет этой развязности, знаете... Но вы,  пожалуйста, не
судите ее строго, с первого взгляда...
     Фонк. Помилуйте, Петр Ильич, я, напротив, уверен...
     Вилицкий. Не судите с первого взгляда - вот все, о чем я вас прошу.
     Фонк. Вы  меня извините... но ваша доверенность... ваша истинно лестная
доверенность  ко мне...  дает  мне  некоторое  право...  Впрочем,  с  другой
стороны, я не знаю...
     Вилицкий. Говорите, сделайте одолжение, говорите.
     Фонк. Ваша невеста... ведь она... не имеет большого со-стояния?
     Вилицкий. У ней ничего нет.
     Фонк (помолчав). Да. Ну, впрочем, я понимаю... Любовь..
     Вилицкий (тоже помолчав). Я ее очень люблю.
     Фонк. Да.  Ну, в  таком случае больше  нечего желать, и если  этот брак
может составить ваше счастие - я вас от  души  поздравляю. А что, вы сегодня
вечером не намерены ли в театр? Рубини поет в "Лучии".
     Вилицкий. Сегодня вечером? Нет, не думаю. Я на днях собираюсь, съездить
с моей невестой  и с  Михаилом Иваны-чем... Но вы  как будто еще что-то  мне
хотели сказать насчет... насчет моей свадьбы...
     Фонк. Я? Нет... А скажите, пожалуйста, вашу невесту, кажется, Марьей...
Марьей Васильевной зовут?
     Вилицкий. Марьей Васильевной.
     Фонк. А фамилия как?
     Вилицкий.  Фамилия... (Глянув в  сторону.)  Белова...  Марья Васильевна
Белова.
     Фонк (помолчав немного). Да.  А кстати, отправляемся мы завтра с вами к
барону Видегопф?
     Вилицкий. Как же... если вы хотите меня представить...
     Фонк. Я  с величайшим удовольствием...  Однако который час?  (Глядит на
часы.) Без четверти четыре.
     Вилицкий. Пора бы обедать... Да что ж это Михайло Иваныч?
     Оглядывается... Из передней входит Шпуньдик. На  нем старомодный черный
фрак  с крошечной  тальей и  высоким  воротником,  белый  тесный  галстук  с
пряжкой,  весьма  короткий  полосатый   бархатный  жилет   с  перламутровыми
пуговицами и  светло-гороховые панталоны; в руке у него пуховая шляпа. Увидя
двух незнакомых людей, он начинает кланяться, косвенно шаркая  вперед правой
ногой, приподнимая левую и прижимая обеими руками шляпу к желудку. Он вообще
изъявляет большое смущение. Вилицкий и Фонк оба молча ему кланяются.
     Фонк (вполголоса Вилицкому). Что это за господин?
     Вилицкий (тоже  вполголоса). Я, право, не  знаю. (Шпуньдику.) Позвольте
узнать... Вам кого угодно?
     Шпуньдик.  Шпуньдик  Филипп Егорыч,  тамбовский помещик... Впрочем,  не
извольте беспокоиться. (Вынимает платок и утирает лоб.)
     Вилицкий. Мне очень приятно... Вы, может быть, Ми-хайла Иваныча желаете
видеть?
     Шпуньдик. Не извольте беспокоиться... Я уже того-с... Я-с... (Краснеет,
смеется и боком отходит в сторону направо.)
     Фонк (Вилицкому). Что за чудак?
     Вилицкий, Должно быть, знакомый какой-нибудь Ми-хайло Иваныча... Я его,
впрочем, никогда здесь не видал... (Громко Шпуньдику.) Михайло Иваныч сейчас
явится.
     Шпуньдик делает неопределенный знак  рукою, улыбается и отворачивается.
Вилицкий обращается почти с умоляющим видом к Фонку.
     Родион Карлыч... пожалуйста... вы извините...
     Фонк  (пожимая ему руку).  Полноте,  полноте... (Оборачивается.) А!  да
вот, кажется, и сам господин Мошкин...
     Из двери налево выходят Мошкин и Маша. Он ведет ее за руку.
     Вслед за ними выступает Пряжкина. Маша вся в белом, с голубой
     лентой вокруг пояса. Она очень сконфужена.
     Мошкин (с торжественностью, сквозь которую проглядывает робость). Маша,
честь имею представить тебе господина Фон Фонка.
     Фонк  кланяется. Маша приседает.  Пряжкина приседает  сзади ее.  Мошкин
Фонку, указывая на Машу.
     Вот-с, Родион Карлыч, моя Маша...
     Фонк (Маше). Мне очень лестно... Я  почитаю себя счастливым...  Я давно
желал иметь удовольствие...
     Маша не отвечает ни на одну из его фраз и наклоняет голову.
     Вилицкий.   Я  надеюсь,  Марья  Васильевна,   что   вы  полюбите  моего
приятеля...
     Маша  исподлобья   взглядывает  на   Вилицкого...  она  видимо  робеет.
Маленькое молчание.
     Мошкин (увидя Шпуньдика).  А, Филипп Егорыч, милости просим. (Берет его
за руку и представляет всему обществу.) Шпуньдик,  Филипп Егорыч, мой сосед,
тамбовский   помещик...   Сегодня   из  деревни  приехал...   Филипп  Егорыч
Шпуньдик... Шпуньдик, Филипп Егорыч...
     Шпуньдик (раскланивается  со всеми  и приговаривает). Много благодарен,
Михайло Иваныч, много благодарен...
     Мошкин (громко ко всему обществу). Милости прошу присесть.
     Маша садится на диван.
     Родион Карлыч! Сюда не угодно ли? (Указывая на место возле Маши.)
     Фонк садится. Филипп Егорыч! (Указывая на кресло напротив.)
     Шпуньдик садится. Катерина Савишна! (Указывает на диван подле Маши.)
     Пряжкина садится,  сильно сжимая ридикюль руками. Мошкин сам садится на
кресло налево.
     И ты, Петруша, присядь.
     Вилицкий делает знак головою и становится возле Фонка.
     Молчание.
     Гм. Какая сегодня приятная погода...
     Фонк (улыбаясь). Да.
     Опять маленькое молчание
     (Он  обращается  к Маше.)  Петр  Ильич  мне  сказывал,  что  вы 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |