За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы   » Стихи о России
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Отцы и дети


Новые веяния будоражат умы и сердца людей того времени. И как отклик на всеобщее ожидание изменений в жизни, «рождается» герой нового времени и у Тургенева, в его романе «Отцы и дети» - Евгений Васильевич Базаров, фигура спорная и эксцентричная. Но между тем, личность интересная и не лишённая многих человеческих чувств.

Возможно, современному человеку достаточно трудно понять, чем же Базаров был так привлекателен для его современников. Но если заглянуть чуть-чуть в историю, то можно понять, что главный герой «Отцов и детей» был совершенно необычен и в то же время очень ожидаем в обществе того времени.

Очень жаль, что Тургенев практически испугался своего новаторства и не дал герою более долгую жизнь.

твоего барина.  Одинцова очень мила  -
бесспорно, но она так холодно и строго себя держит, что...
     - В тихом омуте...  ты знаешь!  - подхватил Базаров. - Ты говоришь, она
холодна. В этом-то самый вкус и есть. Ведь ты любишь мороженое?
     - Может быть,  -  пробормотал Аркадий,  - я об этом судить не могу. Она
желает с тобой познакомиться и просила меня, чтоб я привез тебя к ней.
     - Воображаю,  как ты меня расписывал! Впрочем, ты поступил хорошо. Вези
меня. Кто бы она ни была - просто ли губернская львица, или "эманципе" вроде
Кукшиной, только у ней такие плечи, каких я не видывал давно.
     Аркадия покоробило от цинизма Базарова,  но - как это часто случается -
он упрекнул своего приятеля не за то именно, что ему в нем не понравилось...
     - Отчего ты не хочешь допустить свободы мысли в женщинах?  - проговорил
он вполголоса.
     - Оттого,  братец,  что,  по  моим  замечаниям,  свободно мыслят  между
женщинами только уроды.
     Разговор на этом прекратился.  Оба молодых человека уехали тотчас после
ужина.  Кукшина нервически злобно,  но не без робости, засмеялась им вослед:
ее самолюбие было глубоко уязвлено тем,  что ни тот, ни другой не обратил на
нее  внимания.  Она оставалась позже всех на  бале и  в  четвертом часу ночи
протанцевала  польку-мазурку   с   Ситниковым  на   парижский  манер.   Этим
поучительным зрелищем и завершился губернаторский праздник.


XV


     - Посмотрим,  к  какому разряду млекопитающих принадлежит сия особа,  -
говорил  на  следующий день  Аркадию Базаров,  поднимаясь вместе  с  ним  по
лестнице гостиницы,  в которой остановилась Одинцова.  -  Чувствует мой нос,
что тут что-то не ладно.
     - Я тебе удивляюсь!  -  воскликнул Аркадий.  -  Как?  Ты,  ты, Базаров,
придерживаешься той узкой морали, которую...
     - Экой ты чудак!  - небрежно перебил Базаров. - Разве ты не знаешь, что
на нашем наречии и для нашего брата "не ладно" значит "ладно"?  Пожива есть,
значит.  Не сам ли ты сегодня говорил, что она странно вышла замуж, хотя, по
мнению моему,  выйти  за  богатого старика -  дело  ничуть не  странное,  а,
напротив,  благоразумное.  Я городским толкам не верю;  но люблю думать, как
говорит наш образованный губернатор, что они справедливы.
     Аркадий ничего не отвечал и постучался в дверь номера.  Молодой слуга в
ливрее ввел обоих приятелей в большую комнату,  меблированную дурно, как все
комнаты  русских  гостиниц,  но  уставленную цветами.  Скоро  появилась сама
Одинцова в  простом  утреннем платье.  Она  казалась еще  моложе  при  свете
весеннего солнца.  Аркадий  представил ей  Базарова и  с  тайным  удивлением
заметил,  что  он  как будто сконфузился,  между тем как Одинцова оставалась
совершенно  спокойною,   по-вчерашнему.   Базаров  сам   почувствовал,   что
сконфузился,  и ему стало досадно. "Вот тебе раз! бабы испугался!" - подумал
он,  и,  развалясь  в  кресле  не  хуже  Ситникова,  заговорил преувеличенно
развязно, а Одинцова не спускала с него своих ясных глаз.
     Анна  Сергеевна  Одинцова  родилась  от   Сергея  Николаевича  Локтева,
известного красавца,  афериста и игрока,  который,  продержавшись и прошумев
лет пятнадцать в Петербурге и в Москве,  кончил тем, что проигрался в прах и
принужден был  поселиться в  деревне,  где,  впрочем,  скоро  умер,  оставив
крошечное состояние двум  своим  дочерям,  Анне  -  двадцати  и  Катерине  -
двенадцати лет.  Мать  их,  из  обедневшего рода  князей  X...  скончалась в
Петербурге,  когда муж ее находился еще в полной силе.  Положение Анны после
смерти  отца  было  очень  тяжело.  Блестящее  воспитание,  полученное ею  в
Петербурге,  не подготовило ее к перенесению забот по хозяйству и по дому, -
к  глухому  деревенскому житью.  Она  не  знала  никого  решительно в  целом
околотке,  и  посоветоваться ей  было не  с  кем.  Отец ее старался избегать
сношений с соседями;  он их презирал, и они его презирали, каждый по-своему.
Она,  однако,  не потеряла головы и  немедленно выписала к себе сестру своей
матери,  княжну Авдотью Степановну Х...ю,  злую и чванную старуху,  которая,
поселившись у племянницы в доме,  забрала себе все лучшие комнаты, ворчала и
брюзжала с утра до вечера и даже по саду гуляла не иначе как в сопровождении
единственного своего  крепостного  человека,  угрюмого  лакея  в  изношенной
гороховой ливрее с голубым позументом и в треуголке. Анна терпеливо выносила
все причуды тетки,  исподволь занималась воспитанием сестры и, казалось, уже
примирилась с  мыслию увянуть в  глуши...  Но  судьба сулила ей  другое.  Ее
случайно увидел  некто  Одинцов,  очень  богатый человек лет  сорока  шести,
чудак,  ипохондрик,  пухлый, тяжелый и кислый, впрочем, не глупый и не злой;
влюбился в нее и предложил ей руку.  Она согласилась быть его женой,  - а он
пожил с  ней лет шесть и,  умирая,  упрочил за ней все свое состояние.  Анна
Сергеевна около  года  после  его  смерти  не  выезжала  из  деревни;  потом
отправилась вместе с  сестрой за  границу,  но  побывала только в  Германии;
соскучилась и вернулась на жительство в свое любезное Никольское, отстоявшее
верст сорок от города ***. Там у ней был великолепный, отлично убранный дом,
прекрасный сад с оранжереями: покойный Одинцов ни в чем себе не отказывал. В
город Анна Сергеевна являлась очень редко,  большею частью по  делам,  и  то
ненадолго.  Ее  не  любили в  губернии,  ужасно кричали по поводу ее брака с
Одинцовым,  рассказывали про  нее  всевозможные небылицы,  уверяли,  что она
помогала отцу  в  его  шулерских проделках,  что  и  за  границу она  ездила
недаром,  а из необходимости скрыть несчастные последствия...  "Вы понимаете
чего?" - договаривали негодующие рассказчики. "Прошла через огонь и воду", -
говорили о  ней;  а  известный губернский остряк  обыкновенно прибавлял:  "И
через медные трубы".  Все эти толки доходили до  нее,  но  она пропускала их
мимо ушей: характер у нее был свободный и довольно решительный.
     Одинцова сидела,  прислонясь к спинке кресел,  и, положив руку на руку,
слушала Базарова.  Он  говорил,  против обыкновения,  довольно много и  явно
старался занять свою  собеседницу,  что  опять удивило Аркадия.  Он  не  мог
решить,  достигал ли Базаров своей цели.  По лицу Анны Сергеевны трудно было
догадаться,  какие она испытывала впечатления:  оно сохраняло одно и  то  же
выражение,  приветливое, тонкое; ее прекрасные глаза светились вниманием, но
вниманием безмятежным.  Ломание Базарова в первые минуты посещения неприятно
подействовало на  нее,  как дурной запах или резкий звук;  но  она тотчас же
поняла,  что он чувствовал смущение, и это ей даже польстило. Одно пошлое ее
отталкивало,  а в пошлости никто бы не упрекнул Базарова. Аркадию пришлось в
тот  день не  переставать удивляться.  Он  ожидал,  что  Базаров заговорит с
Одинцовой,  как с  женщиной умною,  о своих убеждениях и воззрениях:  она же
сама изъявила желание послушать человека,  "который имеет смелость ничему не
верить",  но  вместо  того  Базаров толковал о  медицине,  о  гомеопатии,  о
ботанике.  Оказалось, что Одинцова не теряла времени в уединении: она прочла
несколько хороших книг и  выражалась правильным русским языком.  Она  навела
речь на музыку,  но,  заметив, что Базаров не признает искусства, потихоньку
возвратилась к  ботанике,  хотя Аркадий и пустился было толковать о значении
народных  мелодий.  Одинцова  продолжала обращаться с  ним,  как  с  младшим
братом:  казалось,  она  ценила в  нем доброту и  простодушие молодости -  и
только.  Часа три  с  лишком длилась беседа,  неторопливая,  разнообразная и
живая.
     Приятели наконец поднялись и  стали прощаться.  Анна  Сергеевна ласково
поглядела на  них,  протянула обоим  свою  красивую белую  руку  и,  подумав
немного, с нерешительною, но хорошею улыбкой проговорила:
     - Если вы, господа, не боитесь скуки, приезжайте ко мне в Никольское.
     - Помилуйте,  Анна Сергеевна,  -  воскликнул Аркадий,  - я за особенное
счастье почту...
     - А вы, мсье Базаров?
     Базаров  только  поклонился  -  и  Аркадию  в  последний  раз  пришлось
удивиться: он заметил, что приятель его покраснел.
     - Ну?  -  говорил он ему на улице,  -  ты все того же мнения, что она -
ой-ой-ой?
     - А кто ее знает!  Вишь, как она себя заморозила! - возразил Базаров и,
помолчав немного,  прибавил:  -  Герцогиня, владетельная особа. Ей бы только
шлейф сзади носить да корону на голове.
     - Наши герцогини так по-русски не говорят, - заметил Аркадий.
     - В переделе была, братец ты мой, нашего хлеба покушала.
     - А все-таки она прелесть, - промолвил Аркадий.
     - Этакое  богатое  тело!   -   продолжал  Базаров,   -  хоть  сейчас  в
анатомический театр.
     - Перестань, ради Бога, Евгений! Это ни на что не похоже.
     - Ну,  не сердись, неженка. Сказано - первый сорт. Надо будет поехать к
ней.
     - Когда?
     - Да хоть послезавтра.  Что нам здесь делать-то!  Шампанское с Кукшиной
пить? Родственника твоего, либерального сановника, слушать?.. Послезавтра же
и  махнем.  Кстати -  и  моего отца  усадьбишка оттуда не  далеко.  Ведь это
Никольское по *** дороге?
     - Да.
     - Optime*.  Нечего мешкать;  мешкают одни дураки -  да умники.  Я  тебе
говорю: богатое тело!
     ______________
     * Превосходно (лат.).

     Три дня спустя оба приятеля катили по дороге в  Никольское.  День стоял
светлый и  не слишком жаркий,  и ямские сытые лошадки дружно бежали,  слегка
помахивая своими  закрученными и  заплетенными хвостами.  Аркадий глядел  на
дорогу и улыбался, сам не зная чему.
     - Поздравь меня,  - воскликнул вдруг Базаров, - сегодня двадцать второе
июня,  день моего ангела. Посмотрим, как-то он обо мне печется. Сегодня меня
дома ждут, - прибавил он, понизив голос... - Ну, подождут, что за важность!


XVI


     Усадьба,  в  которой жила  Анна Сергеевна,  стояла на  пологом открытом
холме,  в  недальнем расстоянии от желтой каменной церкви с  зеленою крышей,
белыми колоннами и  живописью al fresco* над главным входом,  представлявшею
"Воскресение Христово" в  "итальянском" вкусе.  Особенно  замечателен своими
округленными контурами был  распростертый на  первом  плане  смуглый воин  в
шишаке.  За церковью тянулось в  два ряда длинное село с кое-где мелькающими
трубами над соломенными крышами. Господский дом был построен в одном стиле с
церковью,  в том стиле,  который известен у нас под именем Александровского;
дом этот был также выкрашен желтою краской,  и  крышу имел зеленую,  и белые
колонны,  и фронтон с гербом.  Губернский архитектор воздвигнул оба здания с
одобрения   покойного   Одинцова,    не    терпевшего   никаких   пустых   и
самопроизвольных,  как он выражался,  нововведений.  К  дому с  обеих сторон
прилегали  темные  деревья  старинного сада,  аллея  стриженых елок  вела  к
подъезду.
     ______________
     * фреской (франц.).

     Приятелей наших встретили в передней два рослых лакея в ливрее; один из
них тотчас побежал за дворецким.  Дворецкий, толстый человек в черном фраке,
немедленно явился и  направил гостей по устланной коврами лестнице в  особую
комнату,  где  уже стояли две кровати со  всеми принадлежностями туалета.  В
доме  видимо  царствовал порядок:  все  было  чисто,  всюду  пахло  каким-то
приличным запахом, точно в министерских приемных.
     - Анна Сергеевна просят вас пожаловать к ним через полчаса,  -  доложил
дворецкий. - Не будет ли от вас покамест никаких приказаний?
     - Никаких приказаний не будет, почтеннейший, - ответил Базаров, - разве
рюмку водочки соблаговолите поднести.
     - Слушаю-с,  - промолвил дворецкий не без недоуменья и удалился, скрипя
сапогами.
     - Какой гранжанр!  -  заметил Базаров,  -  кажется,  это  так по-вашему
называется? Герцогиня, да и полно.
     - Хороша герцогиня,  -  возразил Аркадий, - с первого раза пригласила к
себе таких сильных аристократов, каковы мы с тобой.
     - Особенно я,  будущий лекарь,  и лекарский сын,  и дьячковский внук...
Ведь ты знаешь, что я внук дьячка?..
     - Как  Сперанский,  -  прибавил  Базаров  после  небольшого молчания  и
скривив губы.  - А все-таки избаловала она себя; ох, как избаловала себя эта
барыня! Уж не фраки ли нам надеть?
     Аркадий только плечом пожал... но и он чувствовал небольшое смущение.
     Полчаса  спустя  Базаров  с   Аркадием  сошли  в  гостиную.   Это  была
просторная,  высокая комната,  убранная довольно роскошно, но без особенного
вкуса. Тяжелая, дорогая мебель стояла в обычном чопорном порядке вдоль стен,
обитых коричневыми обоями с золотыми разводами;  покойный Одинцов выписал ее
из  Москвы  через  своего  приятеля и  комиссионера,  винного торговца.  Над
средним диваном висел портрет обрюзглого белокурого мужчины -  и,  казалось,
недружелюбно глядел на гостей.  "Должно быть,  сам, - шепнул Базаров Аркадию
и,  сморщив нос,  прибавил: - Аль удрать?" Но в это мгновенье вошла хозяйка.
На  ней  было  легкое  барежевое платье;  гладко  зачесанные за  уши  волосы
придавали девическое выражение ее чистому и свежему лицу.
     - Благодарствуйте,  что сдержали слово,  -  начала она,  -  погостите у
меня:  здесь,  право,  недурно.  Я вас познакомлю с моей сестрою, она хорошо
играет на  фортепьяно.  Вам,  мсье Базаров,  это  все  равно;  но  вы,  мсье
Кирсанов, кажется, любите музыку; кроме сестры, у меня живет старушка тетка,
да сосед один иногда наезжает в  карты играть:  вот и  все наше общество.  А
теперь сядем.
     Одинцова произнесла весь этот маленький спич с особенною отчетливостью,
словно она наизусть его выучила;  потом она обратилась к Аркадию. Оказалось,
что мать ее знавала Аркадиеву мать и была даже поверенною


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |