За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Рудин



угол балкона.
     Вдруг невдалеке,  по  дороге,  идущей  вдоль  сада,  показался  Михаило
Михайлыч на своих беговых дрожках. Перед лошадью  его  бежали  две  огромные
дворные собаки:  одна  желтая,  другая  серая;  он  недавно  завел  их.  Они
беспрестанно грызлись и жили в неразлучной дружбе.  Им  навстречу  вышла  из
ворот старая шавка, раскрыла рот, как бы собираясь залаять, а  кончила  тем,
что зевнула и отправилась назад, дружелюбно повиливая хвостом.
     - Глядь-ка, Саша, - закричал Лежнев издали своей жене, -  кого  я  тебе
везу...
     Александра Павловна не сразу узнала человека, сидевшего  за  спиной  ее
мужа.
     - А! господин Басистов! - воскликнула она наконец.
     - Он, он, - отвечал Лежнев, - и какие славные вести привез. Вот погоди,
сейчас узнаешь.
     И он въехал на двор.
     Несколько мгновений спустя он с Басистовым явился на балконе.
     - Ура!- воскликнул он и обнял жену. - Сережа женится!
     - На ком? - с волнением спросила Александра Павловна.
     - Разумеется, на Наталье... Вот приятель привез это известие из Москвы,
и письмо к тебе есть... Слышишь, Мишук? - прибавил он, схватив сына на руки,
- дядя твой женится!.. Экая флегма злодейская! и тут только глазами хлопает!
     - Они спать хотят, - заметила няня.
     - Да-с, - промолвил  Басистов,  подойдя  к  Александре  Павловне,  -  я
сегодня приехал из Москвы, по поручению Дарьи Михайловны - счеты  по  имению
ревизовать. А вот и письмо.
     Александра Павловна  поспешно  распечатала  письмо  своего  брата.  Оно
состояло в нескольких строках. В первом порыве радости он уведомлял  сестру,
что сделал предложение Наталье, получил  ее  согласие  и  Дарьи  Михайловны,
обещался больше написать с первой почтой и заочно всех  обнимал  и  целовал.
Видно было, что он писал в каком-то чаду.
     Подали чай, усадили Басистова. Расспросы  посыпались  на  него  градом.
Всех, даже Пигасова, обрадовало известие, привезенное им.
     - Скажите, пожалуйста, - сказал между прочим Лежнев, - до нас  доходили
слухи о каком-то господине Корчагине. Стало быть, это был вздор?
     (Корчагин был красивый молодой  человек  -  светский  лев,  чрезвычайно
надутый и важный: он держался необыкновенно величественно, точно он  был  не
живой человек, а  собственная  своя  статуя,  воздвигнутая  по  общественной
подписке.)
     - Ну, нет, не совсем вздор, - с  улыбкой  возразил  Басистов.  -  Дарья
Михайловна очень к нему благоволила; но Наталья Алексеевна и слышать  о  нем
не хотела.
     - Да ведь я его знаю, - подхватил Пигасов, - ведь он махровый болван, с
треском болван... помилуйте! Ведь если б все люди были на него похожи,  надо
бы большие деньги брать, чтобы согласиться жить... помилуйте!
     - Может быть, - возразил Басистов, - а в свете он  играет  роль  не  из
последних.
     - Ну, все равно! - воскликнула Александра Павловна, - бог  с  ним!  Ах,
как я рада за брата!.. И Наталья весела, счастлива?
     - Да-с. Она спокойна, как всегда, - вы ведь ее знаете, -  но,  кажется,
довольна.
     Вечер прошел в приятных и оживленных разговорах. Сели за ужин.
     - Да, кстати, - спросил Лежнев у Басистова, наливая ему  лафиту,  -  вы
знаете, где Рудин?
     - Теперь наверное не знаю.  Он  приезжал  прошлой  зимой  в  Москву  на
короткое время, потом отправился с одним семейством в  Симбирск;  мы  с  ним
некоторое время переписывались: в последнем письме своем  он  извещал  меня,
что уезжает из Симбирска - не сказал куда, - и вот с тех пор я ничего о  нем
не слышу.
     - Не пропадет!- подхватил - Пигасов, - где-нибудь сидит да проповедует.
Этот господин всегда найдет себе двух или трех  поклонников,  которые  будут
его слушать разиня рот и давать ему взаймы деньги.  Посмо'трите,  он  кончит
тем, что умрет где-нибудь  в  Царевококшайске  или  в  Чухломе  -  на  руках
престарелой девы в парике, которая будет думать о нем  как  о  гениальнейшем
человеке в мире...
     -  Вы  очень  резко  о  нем  отзываетесь,  -  заметил  вполголоса  и  с
неудовольствием Басистов.
     - Ничуть не резко! - возразил Пигасов, - а совершенно  справедливо.  По
моему мнению, он просто не что иное, как лизоблюд. Я забыл  вам  сказать,  -
продолжал он, обращаясь к Лежневу, - ведь я познакомился с этим  Терлаховым,
с которым Рудин за границу ездил. Как же! как же! Что он мне  рассказывал  о
нем, вы себе представить не можете - умора  просто!  Замечательно,  что  все
друзья и последователи Рудина со временем становятся его врагами.
     - Прошу меня исключить  из  числа  таких  друзей!  -  с  жаром  перебил
Басистов.
     - Ну, вы - другое дело! О вас и речи нет.
     - А что такое вам рассказывал Терлахов? - спросила Александра Павловна.
     - Да многое рассказывал: всего не упомнишь. Но самый лучший  вот  какой
случился  с  Рудиным  анекдот.  Беспрерывно  развиваясь  (эти  господа   все
развиваются; другие, например, просто спят или едят, -  а  они  находятся  в
моменте развития спанья или еды; не так ли  господин  Басистов?  -  Басистов
ничего  не  ответил)...  Итак,  развиваясь  постоянно,  Рудин  дошел   путем
философии  до  того  умозаключения,  что  ему  должно  влюбиться.  Начал  он
отыскивать предмет, достойный такого  удивительного  умозаключения.  Фортуна
ему  улыбнулась.  Познакомился  он  с  одной  француженкой,   прехорошенькой
модисткой. Дело происходило в одном немецком  городе,  на  Рейне,  заметьте.
Начал он ходить к ней, носить ей разные  книги,  говорить  ей  о  природе  и
Гегеле. Можете себе представить  положение  модистки?  Она  считала  его  за
астронома. Однако, вы знаете, малый он из  себя  ничего;  ну  -  иностранец,
русский  -  понравился.  Вот,  наконец,  назначает  он  свидание,  и   очень
поэтическое свидание: в гондоле на реке. Француженка согласилась: приоделась
получше и поехала с ним в гондоле. Так они катались часа  два.  Чем  же,  вы
думаете, занимался он все это время? Гладил француженку по голове, задумчиво
глядел в небо и несколько  раз  повторил,  что  чувствует  к  ней  отеческую
нежность.  Француженка  вернулась  домой  взбешенная,  и  сама   потом   все
рассказала Терлахову. Вот он какой господин!
     И Пигасов засмеялся.
     - Вы старый циник!- заметила с досадой Александра Павловна, - а я более
и более убеждаюсь в том, что про Рудина даже те, которые его бранят,  ничего
дурного сказать не могут.
     - Ничего дурного? Помилуйте! а его вечное  житье  на  чужой  счет,  его
займы... Михайло Михайлыч! ведь он и у вас, наверное, занимал?
     - Послушайте, Африкан  Семеныч!-  начал  Лежнев,  и  лицо  его  приняло
серьезное выражение, - послушайте: вы знаете, и жена  моя  знает,  что  я  в
последнее время особенного расположения к Рудину не чувствовал и даже  часто
осуждал его. Со всем тем (Лежнев разлил шампанское по бокалам) вот что я вам
предлагаю: мы сейчас пили за здоровье дорогого нашего брата и его невесты; я
предлагаю вам выпить теперь за здоровье Дмитрия Рудина!
     Александра Павловна и Пигасов с изумлением  посмотрели  на  Лежнева,  а
Басистов встрепенулся весь, покраснел от радости и глаза вытаращил.
     - Я знаю его хорошо, - продолжал Лежнев, - недостатки  его  мне  хорошо
известны. Они тем более выступают наружу, что сам он не мелкий человек.
     - Рудин - гениальная натура! - подхватил Басистов.
     - Гениальность в нем, пожалуй, есть, - возразил Лежнев, - а натура... В
том-то вся его беда, что натуры-то, собственно, в нем нет... Но  не  в  этом
дело. Я хочу говорить о том, что в нем есть хорошего, редкого.  В  нем  есть
энтузиазм; а это, поверьте мне, флегматическому человеку, самое  драгоценное
качество в наше время. Мы все стали невыносимо рассудительны,  равнодушны  и
вялы; мы заснули, мы застыли, и спасибо тому, кто хоть на миг нас расшевелит
и согреет! Пора! Помнишь, Саша, я раз говорил с тобой о нем и упрекал его  в
холодности. Я был и прав и неправ тогда. Холодность эта у него в крови - это
не его вина, - а не в голове. Он не актер, как я называл его,  не  надувало,
не плут; он живет на чужой счет не как проныра,  а  как  ребенок...  Да,  он
действительно


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |