За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Рудин



умрет где-нибудь в нищете и в бедности; но неужели ж и за  это
пускать в него камнем? Он не сделает сам ничего именно  потому,  что  в  нем
натуры, крови нет; но кто вправе сказать, что он не принесет, не принес  уже
пользы? что его слова не заронили много добрых семян в молодые души, которым
природа не отказала, как  ему,  в  силе  деятельности,  в  умении  исполнять
собственные замыслы? Да я сам, я первый, все это  испытал  на  себе...  Саша
знает, чем был для меня в молодости Рудин. Я, помнится, также утверждал, что
слова Рудина не могут действовать на людей; но  я  говорил  тогда  о  людях,
подобных мне, в теперешние мои годы, о  людях,  уже  поживших  и  поломанных
жизнью. Один фальшивый звук в речи - и вся ее гармония для нас исчезла; а  в
молодом человеке, к счастью, слух еще не так развит, не так избалован.  Если
сущность того, что он слышит, ему кажется прекрасной, что  ему  за  дело  до
тона! Тон он сам в себе найдет.
     - Браво! браво!- воскликнул Басистов, - как это справедливо сказано!  А
что касается до влияния Рудина, клянусь вам, этот  человек  не  только  умел
потрясти тебя, он с места тебя сдвигал, он не давал тебе останавливаться, он
до основания переворачивал, зажигал тебя!
     - Вы слышите? - продолжал Лежнев, обращаясь к Пигасову,  -  какого  вам
еще доказательства нужно? Вы нападаете на философию; говоря  о  ней,  вы  не
находите довольно презрительных слов. Я сам ее не больно жалую  и  плохо  ее
понимаю:  но  не  от  философии  наши   главные   невзгоды!   Философические
хитросплетения и бредни никогда не привьются  к  русскому:  на  это  у  него
слишком много здравого смысла; но нельзя  же  допустить,  чтобы  под  именем
философии нападали на всякое честное  стремление  к  истине  и  к  сознанию.
Несчастье Рудина состоит в том, что он России не знает, и это точно  большое
несчастье. Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без нее
не может обойтись. Горе  тому,  кто  это  думает,  двойное  горе  тому,  кто
действительно без нее обходится! Космополитизм - чепуха, космополит -  нуль,
хуже нуля; вне народности ни художества, ни истины, ни  жизни,  ничего  нет.
Без физиономии нет даже идеального лица; только  пошлое  лицо  возможно  без
физиономии. Но опять-таки скажу, это не вина Рудина: это его судьба,  судьба
горькая и тяжелая, за которую мы-то уж винить его не станем.  Нас  бы  очень
далеко повело, если бы мы хотели разобрать, отчего у нас являются Рудины.  А
за то, что в нем есть хорошего, будем же ему благодарны. Это легче, чем быть
несправедливым к нему, а мы были к нему  несправедливы.  Наказывать  его  не
наше дело, да  и  не  нужно:  он  сам  себя  наказал  гораздо  жесточе,  чем
заслуживал... И дай бог, чтобы несчастье вытравило  из  него  все  дурное  и
оставило одно прекрасное в нем! Пью за  здоровье  Рудина!  Пью  за  здоровье
товарища моих  лучших  годов,  пью  за  молодость,  за  ее  надежды,  за  ее
стремления, за ее доверчивость и честность, за все то, от чего и в  двадцать
лет бились наши сердца, и лучше чего мы  все-таки  ничего  не  узнали  и  не
узнаем в жизни... Пью за тебя, золотое время, пью за здоровье Рудина!
     Все чокнулись с  Лежневым.  Басистов  сгоряча  чуть  не  разбил  своего
стакана и осушил его разом, а Александра Павловна пожала Лежневу руку.
     - Я, Михайло Михайлыч, и не подозревал,  что  вы  так  красноречивы,  -
заметил Пигасов, - хоть бы  самому  господину  Рудину  подстать;  даже  меня
проняло.
     - Я вовсе не красноречив, - возразил Лежнев не без досады, - а  вас,  я
думаю, пронять мудрено. Впрочем,  довольно  о  Рудине;  давайте  говорить  о
чем-нибудь другом...  Что...  как  бишь  его?..  Пандалевский  все  у  Дарьи
Михайловны живет? - прибавил он, обратясь к Басистову.
     - Как же, все у ней! Она выхлопотала ему очень выгодное место.
     Лежнев усмехнулся.
     - Вот этот не умрет в нищете, за это можно поручиться.
     Ужин кончился.  Гости  разошлись.  Оставшись  наедине  с  своим  мужем,
Александра Павловна с улыбкой посмотрела ему в лицо.
     - Как ты хорош был сегодня, Миша! - промолвила она, лаская его рукою по
лбу, - как ты умно и благородно говорил! Но сознайся, что ты немного увлекся
в пользу Рудина, как прежде увлекался против него..
     - Лежачего не бьют... а я тогда  боялся,  как  бы  он  тебе  голову  не
вскружил.
     - Нет, - простодушно возразила Александра Павловна, -  он  мне  казался
всегда слишком ученым, я  боялась  его  и  не  знала,  что  говорить  в  его
присутствии. А  ведь  Пигасов  довольно  зло  подсмеялся  над  ним  сегодня,
сознайся?
     - Пигасов? - проговорил Лежнев. - Я  оттого  именно  и  заступился  так
горячо за Рудина, что Пигасов был тут. Он смеет называть Рудина  лизоблюдом!
А по-моему, его роль, роль Пигасова, во  сто  раз  хуже.  Имеет  независимое
состояние, надо всем издевается, а уж как льнет  к  знатным  да  к  богатым!
Знаешь ли, что этот Пигасов, который с таким озлоблением все и всех  ругает,
и на философию нападает, и на женщин, - знаешь ли ты, что он, когда  служил,
брал взятки, и как еще! А! Вот то-то вот и есть!
     - Неужели? - воскликнула  Александра  Павловна.  -  Этого  я  никак  не
ожидала!.. Послушай, Миша, - прибавила она, помолчав немного, - что я хочу у
тебя спросить...
     - Что?
     - Как ты думаешь, будет ли брат счастлив с Натальей?
     - Как тебе сказать... вероятности все есть... Командовать будет  она  -
между нами таить это не для чего, - она умней его; но он славный  человек  и
любит ее от души. Чего же больше? Ведь вот мы друг друга любим и  счастливы,
не правда ли?
     Александра Павловна улыбнулась и стиснула руку Михайле Михайлычу.

     -------------

     В тот самый день, когда все,  рассказанное  нами,  происходило  в  доме
Александры Павловны, - в одной из отдаленных  губерний  России  тащилась,  в
самый зной, по большой  дороге,  плохенькая  рогожная  кибитка,  запряженная
тройкой обывательских лошадей. На облучке торчал, упираясь искоса  ногами  в
валек, седой мужичок в дырявом армяке и то  и  дело  подергивал  веревочными
вожжами и помахивал кнутиком; а в самой кибитке сидел,  на  тощем  чемодане,
человек высокого роста в фуражке и старом запыленном плаще. То был Рудин. Он
сидел понурив голову и нахлобучив козырек фуражки на глаза. Неровные  толчки
кибитки  бросали  его  с  стороны  на   сторону,   он   казался   совершенно
бесчувственным, словно дремал. Наконец он выпрямился.
     - Когда же это мы до станции доедем? - спросил он мужика, сидевшего  на
облучке.
     - А вот, батюшка, - заговорил мужик и еще сильнее задергал  вожжами,  -
как на взволочек  взберемся,  версты  две  останется,  не  боле...  Ну,  ты!
думай... Я тебе подумаю, - прибавил он тоненьким голосом, принимаясь стегать
правую пристяжную.
     - Ты, кажется, очень плохо едешь, - заметил Рудин, - мы с  самого  утра
тащимся и никак доехать не можем. Ты бы хоть спел что-нибудь.
     - Да что будешь делать, батюшка! Лошади, вы сами видите,  заморенные...
опять жара. А петь мы не можем:  мы  не  ямщики...  Барашек,  а  барашек!  -
воскликнул  вдруг  мужичок,  обращаясь  к  прохожему  в  бурой  свитчонке  и
стоптанных лаптишках, - посторонись, барашек.
     - Вишь ты... кучер! - пробормотал ему вслед прохожий и  остановился.  -
Московская косточка! - прибавил он голосом,  исполненным  укоризны,  тряхнул
головой и заковылял далее.
     - Куда ты! - подхватил мужичок с расстановкой, дергая  коренную,  -  ах
ты, лукавая! право, лукавая...
     Измученные лошаденки кое-как доплелись, наконец,  до  почтового  двора.
Рудин вылез из кибитки, расплатился с мужиком (который ему не  поклонился  и
деньги долго пошвыривал на ладони - знать, на водку мало  досталось)  и  сам
внес чемодан в станционную комнату.
     Один мой знакомый, много показавшийся на своем веку по  России,  сделал
замечание,  что  если  в  станционной  комнате  на  стенах  висят  картинки,
изображающие сцены из  "Кавказского  пленника"  или  русских  генералов,  то
лошадей скоро  достать  можно;  но  если  на  картинках  представлена 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |