За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Рудин



свои книги и тетради и поступил на службу.  Сначала  дело  пошло
недурно: чиновник он был хоть куда, не очень распорядительный,  зато  крайне
самоуверенный и бойкий; но ему захотелось поскорее выскочить  в  люди  -  он
запутался, споткнулся и принужден был выйти в отставку. Года три просидел он
у  себя  в  благоприобретенной  деревеньке  и  вдруг  женился  на   богатой,
полуобразованной помещице,  которую  поймал  на  удочку  своих  развязных  и
насмешливых манер. Но нрав Пигасова  уже  слишком  раздражился  и  скис;  он
тяготился семейной жизнью... Жена его, пожив с  ним  несколько  лет,  уехала
тайком в Москву и продала какому-то ловкому аферисту свое имение, а  Пигасов
только что построил в нем усадьбу. Потрясенный до основания  этим  последним
ударом, Пигасов затеял было тяжбу  с  женою,  но  ничего  не  выиграл...  Он
доживал свой век одиноко, разъезжал по соседям, которых бранил  за  глаза  и
даже в глаза и которые принимали его  с  каким-то  напряженным  полухохотом,
хотя серьезного страха он им не внушал, - и никогда книги в руки не брал.  У
него было около ста душ; мужски его не бедствовали.
     -  А!  Constantin!  -  проговорила   Дарья   Михайловна,   как   только
Пандалевский вошел в гостиную. - Аlexandrine будет?
     -  Александра  Павловна  велели  вас   благодарить   и   за   особенное
удовольствие  себе  поставляют,  -  возразил  Константин  Диомидыч,  приятно
раскланиваясь на все  стороны  и  прикасаясь  толстой,  но  белой  ручкой  с
ногтями, остриженными треугольником, к превосходно причесанным волосам.
     - И Волынцев тоже будет?
     - И они-с.
     - Так как же, Африкан Семеныч, - продолжала Дарья Михайловна,  обратясь
к Пигасову, - по-вашему, все барышни неестественны?
     У Пигасова губы скрутились набок, и он нервически задергал локтем.
     - Я говорю, - начал он  неторопливым  голосом  -  он  в  самом  сильном
припадке ожесточения говорил медленно и отчетливо, - я говорю,  что  барышни
вообще - о присутствующих, разумеется, я умалчиваю...
     - Но это не мешает вам и о них думать, - перебила Дарья Михайловна.
     - Я  о  них  умалчиваю,  -  повторил  Пигасов.  -  Все  барышни  вообще
неестественны в высшей степени - неестественны в выражении чувств своих. Ис-
пугается ли, например, барышня,  обрадуется  ли  чему  или  опечалится,  она
непременно сперва придаст телу своему какой-нибудь эдакий изящный  изгиб  (и
Пигасов пребезобразно выгнул свой стан и оттопырил руки) и потом уж крикнет:
ах! или засмеется, или заплачет. Мне, однако  (и  тут  Пигасов  самодовольно
улыбнулся), удалось-таки добиться однажды истинного, неподдельного выражения
ощущения от одной замечательно неестественной барышни!
     - Каким это образом?
     Глаза Пигасова засверкали.
     - Я ее хватил в бок осиновым колом сзади. Она как взвизгнет,  а  я  ей:
браво! браво! Вот это голос природы, это был естественный крик. Вы и  вперед
всегда так поступайте.
     Все в комнате засмеялись.
     - Что вы за пустяки говорите,  Африкан  Семеныч!  -  воскликнула  Дарья
Михайловна. - Поверю ли я, что вы станете девушку толкать колом в бок!
     - Ей-богу, колом, пребольшим колом, вроде  тех,  которые  употребляются
при защите крепостей.
     - Mais c'est une horreur ce que vous dites la,  monsieur1,  -  возопила
m-lle Boncourt, грозно посматривая на расхохотавшихся детей.

     ----
     1 Да ведь это ужас, что вы говорите, сударь ( франц.).

     - Да не верьте ему, - промолвила Дарья Михайловна, - разве  вы  его  не
знаете?
     Но негодующая француженка долго  не  могла  успокоиться  и  все  что-то
бормотала себе под нос.
     - Вы можете мне не верить, - продолжал хладнокровным голосом Пигасов, -
но я утверждаю, что я сказал сущую правду. Кому ж это знать,  коли  не  мне?
После этого вы, пожалуй, также не поверите, что наша соседка Чепузова, Елена
Антоновна, сама, заметьте сама,  мне  рассказала,  как  она  уморила  своего
родного племянника?
     - Вот еще выдумали!
     - Позвольте, позвольте! Выслушайте и судите сами. Заметьте,  я  на  нее
клеветать не желаю, я ее  даже  люблю,  насколько,  то  есть,  можно  любить
женщину; у ней во всем доме нет ни одной книги, кроме  календаря,  и  читать
она не может иначе, как вслух - чувствует от  этого  упражнения  испарину  и
жалуется потом, что  у  ней  глаза  пупом  полезли...  Словом,  женщина  она
хорошая, и горничные у ней толстые. Зачем мне на нее клеветать?
     - Ну! - заметила Дарья  Михайловна,  -  взобрался  Африкан  Семеныч  на
своего конька - теперь не слезет с него до вечера.
     - Мой конек... А у женщин их  целых  три,  с  которых  они  никогда  не
слезают - разве когда спят.
     - Какие же это три конька?
     - Попрек, намек и упрек.
     - Знаете ли что, Африкан Семеныч,  -  начала  Дарья  Михайловна,  -  вы
недаром так озлоблены на женщин. Какая-нибудь, должно быть, вас...
     - Обидела, вы хотите сказать? - перебил ее Пигасов.
     Дарья Михайловна немного смутилась; она вспомнила  о  несчастном  браке
Пигасова... и только головой кивнула.
     - Меня одна женщина, точно, обидела, -  промолвил  Пигасов,  -  хоть  и
добрая была, очень добрая...
     - Кто же это такая?
     - Мать моя, - произнес Пигасов, понизив голос.
     - Ваша мать? Чем же она могла вас обидеть?
     - А тем, что родила...
     Дарья Михайловна наморщила брови.
     - Мне кажется, - заговорила она, -  разговор  наш  принимает  невеселый
оборот... Constantin, сыграйте нам  новый  этюд  Тальберга...  Авось,  звуки
музыки укротят Африкана Семеныча. Орфей укрощал же диких зверей.
     Константин  Диомидыч  сел  за   фортепьяно   и   сыграл   этюд   весьма
удовлетворительно. Сначала Наталья Алексеевна слушала  со  вниманием,  потом
опять принялась за работу.
     - Merci, c'est  charmant2,  -  промолвила  Дарья  Михайловна,  -  люблю
Тальберга. Il est si distinque3. Что вы задумались, Африкан Семеныч?

     ----
     2 Благодарю, это очаровательно (франц.).
     3 Он так изыскан (франц.).

     - Я думаю, - начал медленно Пигасов, - что есть три  разряда  эгоистов:
эгоисты, которые сами живут и жить дают другим; эгоисты, которые сами  живут
и не дают жить другим; наконец эгоисты, которые и сами не живут и другим  не
дают... Женщины большею частию принадлежат к третьему разряду.
     - Как это любезно! Одному я только удивляюсь, Африкан Семеныч, какая  у
вас самоуверенность в суждениях: точно вы никогда ошибиться не можете.
     - Кто говорит! и я ошибаюсь; мужчина тоже может  ошибаться.  Но  знаете
ли, какая разница между ошибкою нашего брата и ошибкою женщины?  Не  знаете?
Вот какая: мужчина может, например, сказать, что дважды два - не  четыре,  а
пять или три с половиною; а женщина скажет, что  дважды  два  -  стеариновая
свечка.
     - Я уже это, кажется, слышала от вас... Но  позвольте  спросить,  какое
отношение имеет ваша мысль о трех родах эгоистов к музыке, которую вы сейчас
слышали?
     - Никакого, да я и не слушал музыки.
     - Ну, ты, батюшка, я вижу, неисправим, хоть брось,  -  возразила  Дарья
Михайловна, слегка искажая грибоедовский стих. - Что же вы любите, коли  вам
и музыка не нравится? литературу, что ли?
     - Я литературу люблю, да только не нынешнюю.
     - Почему?
     - А вот почему. Я недавно переезжал через  Оку  на  пароме  с  каким-то
барином. Паром пристал к крутому месту:  надо  было  втаскивать  экипажи  на
руках. У барина была коляска  претяжелая.  Пока  перевозчики  надсаживались,
втаскивая коляску на берег, барин так кряхтел,  стоя  на  пароме,  что  даже
жалко  его  становилось  ...  Вот,  подумал  я,  новое  применение   системы
разделения работ! Так и нынешняя литература: другие везут,  дело  делают,  а
она кряхтит.
     Дарья Михайловна улыбнулась.
     - И это называется  воспроизведением  современного  быта,  -  продолжал
неугомонный Пигасов, - глубоким сочувствием к общественным  вопросам  и  еще
как-то... Ох, уж эти мне громкие слова!
     - А вот женщины, на которых вы так нападаете, - те по крайней  мере  не
употребляют громких слов.
     Пигасов пожал плечом.
     - Не


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |