За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Первая любовь



расхвалил их. "Как ему теперь
хочется  показаться  добрым",  -  шепнул  мне  Лушин. Мы скоро разошлись. На
Зинаиду  внезапно напало раздумье; княгиня выслала сказать, что у ней голова
болит; Нирмацкий стал жаловаться на свои ревматизмы... 
     Я долго не мог заснуть, меня поразил рассказ Зинаиды. 
     -  Неужели  в  нем  заключался намек? - спрашивал я самого себя, - и на
кого,  на  что  она  намекала?  И если точно есть на что намекнуть... как же
решиться?  Нет,  мет,  не  может  быть,  - шептал я, переворачиваясь с одной
горячей  щеки на другую... Но я вспоминал выражение лица Зинаиды во время ее
рассказа, я вспоминал восклицание, вырвавшееся у 
     Лушина  в  Нескучном,  внезапные  перемены  в  ее обращении со мною - и
терялся  в  догадках.  "Кто  он?"  Эти  два  слова  точно стояли перед моими
глазами,  начертанные  во  мраке;  точно низкое зловещее облако повисло надо
мною  -  и  я чувствовал его давление и ждал, что вот-вот оно разразится. Ко
многому  я  привык  в последнее время, на многое насмотрелся у Засекиных; их
беспорядочность,  сальные огарки, сломанные ножи и вилки, мрачный Вонифатий,
обтерханные  горничные, манеры самой княгини - вся эта странная жизнь уже не
поражала меня более... Но к тому, что мне смутно чудилось теперь в Зинаиде, 
     -  я  привыкнуть  не  мог... "Авантюрьерка" [авантюристка, искательница
приключений  - фр.   aventunere],  -  сказала  про  нее  однажды  моя  мать.
Авантюрьерка  -  она,  мой  идол,  мое  божество!  Это название жгло меня, я
старался  уйти от него в подушку, я негодовал - и в то же время, на что бы я
не  согласился,  чего  бы  я  не  дал,  чтобы  только быть тем счастливцем у
фонтана!.. 
     Кровь во мне загорелась и расходилась. "Сад... фонтан... - подумал я. 
     - Пойду-ка я в сад". Я проворно оделся и выскользнул из дому. Ночь была
темна,  деревья  чуть шептали; с неба падал тихий холодок, от огорода тянуло
запахом  укропа.  Я обошел все аллеи; легкий звук моих шагов меня и смущал и
бодрил;  я  останавливался, ждал и слушал, как стукало мое сердце - крупно и
скоро.  Наконец я приблизился к забору и оперся на тонкую жердь. Вдруг - или
это  мне  почудилось?  -  в  нескольких  шагах  от меня промелькнула женская
фигура...  Я  усиленно устремил взор в темноту - я притаил дыхание. Что это?
Шаги  ли  мне  слышатся  -  или  это опять стучит мое сердце? "Кто здесь?" -
пролепетал  я едва внятно. Что это опять? подавленный ли смех?., или шорох в
листьях...  или  вздох  над  самым ухом? Мне стало страшно... "Кто здесь?" -
повторил я еще тише. 
     Воздух  заструился  на  мгновение;  по небу сверкнула огненная полоска;
звезда  покатилась.  "Зинаида?"  - хотел спросить я, но звук замер у меня на
губах.  И  вдруг  все стало глубоко безмолвно кругом, как это часто бывает в
средине  ночи... Даже кузнечики перестали трещать в деревьях - только окошко
где-то  звякнуло.  Я  постоял,  постоял  и  вернулся в свою комнату, к своей
простывшей  постели.  Я  чувствовал  странное  волнение:  точно  я  ходил на
свидание - и остался одиноким и прошел мимо чужого счастия. 

     
XVII
 
     
     На  следующий день я видел Зинаиду только мельком: она ездила куда-то с
княгинею  на извозчике. Зато я видел Лушина, который, впрочем, едва удостоил
меня  привета,  и Малевского. Молодой граф осклабился и дружелюбно заговорил
со  мною. Из всех посетителей флигелька он один умел втереться к нам в дом и
полюбился матушке. Отец его не жаловал и обращался с ним до оскорбительности
вежливо. 
     -  Ah,  monsieur le page! [А, господин паж! - фр.] - начал Малевский, -
очень рад вас встретить. Что делает ваша прекрасная королева? 
     Его  свежее,  красивое  лицо  так мне было противно в эту минуту - и он
глядел на меня так презрительно-игриво, что я не отвечал ему вовсе. 
     -  Вы  все  сердитесь? - продолжал он. - Напрасно. Ведь не я вас назвал
пажом,  а  пажи бывают преимущественно у королев. Но позвольте вам заметить,
что вы худо исполняете свою обязанность. 
     - Как так? 
     -  Пажи  должны  быть  неотлучны  при своих владычицах; пажи должны все
знать,  что  они  делают,  они должны даже


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |