За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Первая любовь



нес на тарелке обглоданный
хребет селедки и, притворяя ногою дверь, ведущую в другую комнату, отрывисто
проговорил: 
     - Чего вам? 
     - Княгиня Засекина дома? - спросил я. 
     -  Вонифатий!  -  закричал из-за двери дребезжащий женский голос. Слуга
молча  повернулся  ко мне спиною, причем обнаружилась сильно истертая спинка
его  ливреи,  с  одинокой  порыжелой  гербовой  пуговицей,  и ушел, поставив
тарелку на пол. 
     -  В  квартал ходил? - повторил тот же женский голос. Слуга пробормотал
что-то.  - А?.. Пришел кто-то?.. - послышалось опять. - Барчук соседний? Ну,
проси. 
     -  Пожалуйте-с  в гостиную, - проговорил слуга, появившись снова передо
мною и поднимая тарелку с полу. 
     Я оправился и вошел в "гостиную". 
     Я  очутился  в  небольшой и не совсем опрятной комнате с бедной, словно
наскоро расставленной мебелью. У окна, на кресле с отломанной ручкой, сидела
женщина  лет пятидесяти, простоволосая и некрасивая, в зеленом старом платье
и  с  пестрой гарусной косынкой вокруг шеи. Ее небольшие черные глазки так и
впились в меня. 
     Я подошел к ней и раскланялся. 
     - Я имею честь говорить с княгиней Засекиной? 
     - Я княгиня Засекина; а вы сын господина В.? 
     - Точно так-с. Я пришел к вам с поручением от матушки. 
     - Садитесь, пожалуйста. Вонифатий! где мои ключи, не видал? 
     Я  сообщил  г-же  Засекиной  ответ  моей  матушки  на  ее  записку. Она
выслушала меня, постукивая толстыми красными пальцами по оконнице, а когда я
кончил, еще раз уставилась на меня. 
     -  Очень  хорошо; непременно буду, - промолвила она наконец. - А как вы
еще молоды! Сколько вам лет, позвольте спросить? 
     - Шестнадцать лет, - отвечал я с невольной запинкой. 
     Княгиня  достала  из  кармана  какие-то  исписанные, засаленные бумаги,
поднесла их к самому носу и принялась перебирать их. 
     -  Годы  хорошие,  -  произнесла она внезапно, поворачиваясь и ерзая на
стуле. - А вы, пожалуйста, будьте без церемонии. У меня просто. 
     "Слишком  просто", - подумал я, с невольной гадливостью окидывая взором
всю ее неблагообразную фигуру. 
     В  это мгновенье другая дверь гостиной быстро распахнулась, и на пороге
появилась  девушка,  которую я видел накануне в саду. Она подняла руку, и на
лице ее мелькнула усмешка. 
     -  А  вот  и  дочь  моя,  - промолвила княгиня, указав на нее локтем. -
Зиночка, сын нашего соседа, господина В. Как вас зовут, позвольте узнать? 
     - Владимиром, - отвечал я, вставая и пришепетывая от волнения. 
     - А по батюшке? 
     - Петровичем. 
     -  Да!  У  меня был полицеймейстер знакомый, тоже Владимиром Петровичем
звали. Вонифатий! не ищи ключей, ключи у меня в кармане. 
     Молодая  девушка  продолжала глядеть на меня с прежней усмешкой, слегка
щурясь и склонив голову немного набок. 
     -  Я  уже  видела  мсьё  Вольдемара, - начала она. (Серебристый звук ее
голоса  пробежал  по  мне каким-то сладким холодком.) - Вы мне позволите так
называть вас? 
     - Помилуйте-с, - пролепетал я. 
     - Где это? - спросила княгиня. Княжна не отвечала своей матери. 
     - Вы теперь заняты? - промолвила она, не спуская с меня глаз. 
     - Никак нет-с. 
     -  Хотите  вы  мне  помочь  шерсть  распутать? Подите сюда, ко мне. Она
кивнула мне головой и пошла вон из гостиной. Я отправился вслед за ней. 
     В  комнате,  куда мы вошли, мебель была немного получше и расставлена с
большим  вкусом.  Впрочем, в это мгновенье я почти ничего заметить не мог: я
двигался  как  во  сне  и  ощущал во всем составе своем какое-то до глупости
напряженное благополучие. 
     Княжна села, достала связку красной шерсти и, указав мне на стул против
нее,  старательно  развязала  связку  и положила мне ее на руки. Все это она
делала  молча,  с  какой-то  забавной  медлительностью  и с той же светлой и
лукавой  усмешкой на чуть-чуть раскрытых губах. Она начала наматывать шерсть
на перегнутую карту и вдруг озарила меня таким ясным и быстрым взглядом, что
я  невольно  потупился.  Когда  ее  глаза,  большею  частию полуприщуренные,
открывались  во  всю  величину  свою, - ее лицо изменялось совершенно:


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |  30 |  31 |