За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Записки охотника



же,  в  высокой
скворечнице,  болтали скворцы,  с  спокойным любопытством поглядывая вниз из
своего воздушного домика. Я подошел к спящему, начал его будить...
     Он поднял голову,  увидал меня и  тотчас вскочил на ноги...  "Что,  что
надо? что такое?" - забормотал он спросонья.
     Я  не  тотчас  ему  ответил:  до  того  поразила меня  его  наружность.
Вообразите себе карлика лет  пятидесяти с  маленьким,  смуглым и  сморщенным
лицом,  острым носиком, карими, едва заметными глазками и курчавыми, густыми
черными волосами,  которые,  как шляпка на грибе, широко сидели на крошечной
его головке.  Все тело его было чрезвычайно тщедушно и  худо,  и  решительно
нельзя передать словами, до чего был необыкновенен и странен его взгляд.
     - Что надо? - спросил он меня опять.
     Я  объяснил ему,  в  чем было дело,  он слушал меня,  не спуская с меня
своих медленно моргавших глаз.
     - Так нельзя ли нам новую ось достать?  -  сказал я наконец,  -  я бы с
удовольствием заплатил.
     - А вы кто такие?  Охотники, что ли? - спросил он, окинув меня взором с
ног до головы.
     - Охотники.
     - Пташек небесных стреляете небось?..  зверей лесных?..  И  не грех вам
Божьих пташек убивать, кровь проливать неповинную?
     Странный старичок говорил очень протяжно.  Звук его голоса также изумил
меня.  В  нем не только не слышалось ничего дряхлого,  -  он был удивительно
сладок, молод и почти женски нежен.
     - Оси у меня нет, - прибавил он после небольшого молчания, - эта вот не
годится (он указал на свою тележку), у вас, чай, телега большая.
     - А в деревне найти можно?
     - Какая тут деревня!.. Здесь ни у кого нет... Да и дома нет никого: все
на работе. Ступайте, - промолвил он вдруг и лег опять на землю.
     Я никак не ожидал этого заключения.
     - Послушай,  старик,  -  заговорил я, коснувшись до его плеча, - сделай
одолжение, помоги.
     - Ступайте с Богом!  Я устал:  в город ездил, - сказал он мне и потащил
себе армяк на голову.
     - Да сделай же одолжение, - продолжал я, - я... я заплачу.
     - Не надо мне твоей платы.
     - Да пожалуйста, старик...
     Он приподнялся до половины и сел, скрестив свои тонкие ножки.
     - Я бы тебя свел,  пожалуй,  на ссечки*. Тут у нас купцы рощу купили, -
Бог им судья, сводят рощу-то, и контору выстроили, Бог им судья. Там бы ты у
них ось и заказал или готовую купил.
     ______________
     * Срубленное место в лесу. (Прим. И.С.Тургенева.)

     - И прекрасно! - радостно воскликнул я. - Прекрасно!.. пойдем.
     - Дубовую ось, хорошую, - продолжал он, не поднимаясь с места.
     - А далеко до тех ссечек?
     - Три версты.
     - Ну что ж! Мы можем на твоей тележке доехать.
     - Да нет...
     - Ну,  пойдем,  -  сказал я,  -  пойдем,  старик!  Кучер нас  на  улице
дожидается.
     Старик неохотно встал и  вышел за мной на улицу.  Кучер мой находился в
раздраженном состоянии духа:  он  собрался было попоить лошадей,  но  воды в
колодце оказалось чрезвычайно мало,  и  вкус ее был нехороший,  а  это,  как
говорят кучера,  первое  дело...  Однако  при  виде  старика он  осклабился,
закивал головой и воскликнул:
     - А, Касьянушка! здорово!
     - Здорово,  Ерофей,  справедливый  человек!  -  отвечал  Касьян  унылым
голосом.
     Я тотчас сообщил кучеру его предложение; Ерофей объявил свое согласие и
въехал на двор. Пока он с обдуманной хлопотливостью отпрягал лошадей, старик
стоял, прислонись плечом к воротам, и невесело посматривал то на него, то на
меня.  Он  как будто недоумевал:  его,  сколько я  мог заметить,  не слишком
радовало наше внезапное посещение.
     - А разве и тебя переселили? - спросил его вдруг Ерофей, снимая дугу.
     - И меня.
     - Эк!  -  проговорил  мой  кучер  сквозь  зубы.  -  Знаешь,  Мартын-то,
плотник... ты ведь рябовского Мартына знаешь?
     - Знаю.
     - Ну, он умер. Мы сейчас его гроб повстречали.
     Касьян вздрогнул.
     - Умер? - проговорил он и потупился.
     - Да,  умер.  Что ж ты его не вылечил,  а? Ведь ты, говорят, лечишь, ты
лекарка.
     Мой кучер видимо потешался, глумился над стариком.
     - А это твоя телега, что ли? - прибавил он, указывая на нее плечом.
     - Моя.
     - Ну,  телега...  телега!  - повторил он и, взяв ее за оглобли, чуть не
опрокинул кверху дном...  -  Телега!.. А на чем же вы на ссечки поедете?.. В
эти оглобли нашу лошадь не впряжешь: наши лошади большие, а это что такое?
     - А не знаю,  -  отвечал Касьян, - на чем вы поедете; разве вот на этом
животике, - прибавил он со вздохом.
     - На  этом-то?  -  подхватил Ерофей и,  подойдя к  Касьяновой клячонке,
презрительно ткнул ее третьим пальцем правой руки в шею.  -  Ишь, - прибавил
он с укоризной, - заснула, ворона!
     Я попросил Ерофея заложить ее поскорей.  Мне самому захотелось съездить
с  Касьяном на  ссечки:  там часто водятся тетерева.  Когда уже тележка была
совсем готова,  и  я  кое-как  вместе с  своей собакой уже  уместился на  ее
покоробленном лубочном дне,  и Касьян, сжавшись в комочек и с прежним унылым
выражением на лице, тоже сидел на передней грядке, - Ерофей подошел ко мне и
с таинственным видом прошептал:
     - И хорошо сделали,  батюшка, что с ним поехали. Ведь он такой, ведь он
юродивец, и прозвище-то ему: Блоха. Я не знаю, как вы понять-то его могли...
     Я хотел было заметить Ерофею,  что до сих пор Касьян мне казался весьма
рассудительным человеком, но кучер мой тотчас продолжал тем же голосом:
     - Вы  только смотрите,  того,  туда ли он вас привезет.  Да ось-то сами
извольте выбрать:  поздоровее ось извольте взять... А что, Блоха, - прибавил
он громко, - что, у вас хлебушком можно разжиться?
     - Поищи,  может,  найдется,  -  отвечал Касьян,  дернул вожжами,  и  мы
покатили.
     Лошадка его,  к  истинному моему  удивлению,  бежала очень  недурно.  В
течение  всей  дороги  Касьян  сохранял упорное молчание и  на  мои  вопросы
отвечал отрывисто и нехотя. Мы скоро доехали до ссечек, а там добрались и до
конторы,  высокой избы,  одиноко стоявшей над небольшим оврагом,  на  скорую
руку перехваченным плотиной и  превращенным в  пруд.  Я нашел в этой конторе
двух молодых купеческих приказчиков,  с белыми,  как снег,  зубами, сладкими
глазами,  сладкой и  бойкой речью и сладкоплутоватой улыбочкой,  сторговал у
них ось и  отправился на ссечки.  Я думал,  что Касьян останется при лошади,
будет дожидаться меня, но он вдруг подошел ко мне.
     - А что, пташек стрелять идешь? - заговорил он, - а?
     - Да, если найду.
     - Я пойду с тобой... Можно?
     - Можно, можно.
     И  мы  пошли.  Вырубленного места было всего с  версту.  Я,  признаюсь,
больше глядел на Касьяна,  чем на свою собаку.  Недаром его прозвали Блохой.
Его черная,  ничем не прикрытая головка (впрочем,  его волосы могли заменить
любую шапку) так  и  мелькала в  кустах.  Он  ходил необыкновенно проворно и
словно  все  подпрыгивал на  ходу,  беспрестанно нагибался,  срывал какие-то
травки, совал их за пазуху, бормотал себе что-то под нос и все поглядывал на
меня и на мою собаку, да таким пытливым, странным взглядом. В низких кустах,
"в мелочах",  и на осечках часто держатся маленькие серые птички, которые то
и  дело перемещаются с деревца на деревцо и посвистывают,  внезапно ныряя на
лету.  Касьян  их  передразнивал,  перекликался  с  ними;  поршок*  полетел,
чиликая,  у  него  из-под  ног  -  он  зачиликал ему  вслед;  жаворонок стал
спускаться над ним,  трепеща крылами и звонко распевая,  -  Касьян подхватил
его песенку. Со мной он все не заговаривал...
     ______________
     * Молодой перепел. (Прим. И.С.Тургенева.)

     Погода была прекрасная,  еще  прекраснее,  чем прежде;  но  жара все не
унималась.  По  ясному  небу  едва-едва  неслись  высокие и  редкие  облака,
изжелта-белые,  как весенний запоздалый снег,  плоские и продолговатые,  как
опустившиеся паруса.  Их узорчатые края,  пушистые и  легкие,  как хлопчатая
бумага,  медленно,  но видимо изменялись с каждым мгновением; они таяли, эти
облака,  и  от них не падало тени.  Мы долго бродили с  Касьяном по ссечкам.
Молодые отпрыски,  еще не  успевшие вытянуться выше аршина,  окружали своими
тонкими,  гладкими стебельками почерневшие,  низкие  пни;  круглые  губчатые
наросты с  серыми каймами,  те  самые наросты,  из  которых вываривают трут,
лепились к этим пням; земляника пускала по ним свои розовые усики; грибы тут
же тесно сидели семьями.  Ноги беспрестанно путались и  цеплялись в  длинной
траве,  пресыщенной горячим  солнцем;  всюду  рябило  в  глазах  от  резкого
металлического сверкания молодых,  красноватых листьев  на  деревцах;  всюду
пестрели  голубые  гроздья  журавлиного  гороху,   золотые  чашечки  куриной
слепоты,   наполовину  лиловые,   наполовину  желтые  цветы  ивана-да-марьи;
кое-где,  возле  заброшенных дорожек,  на  которых следы  колес обозначались
полосами красной мелкой травки, возвышались кучки дров, потемневших от ветра
и   дождя,   сложенные  саженями;   слабая  тень   падала  от   них   косыми
четвероугольниками,   -  другой  тени  не  было  нигде.  Легкий  ветерок  то
просыпался,  то утихал: подует вдруг прямо в лицо и как будто разыграется, -
все  весело  зашумит,  закивает  и  задвижется кругом,  грациозно закачаются
гибкие концы папоротников,  - обрадуешься ему... но вот уж он опять замер, и
все  опять стихло.  Одни кузнечики дружно трещат,  словно озлобленные,  -  и
утомителен этот непрестанный,  кислый и  сухой звук.  Он идет к неотступному
жару полудня; он словно рожден им, словно вызван им из раскаленной земли.
     Не  наткнувшись ни  на один выводок,  дошли мы наконец до новых ссечек.
Там  недавно срубленные осины печально тянулись по  земле,  придавив собою и
траву, и мелкий кустарник; на иных листья, еще зеленые, но уже мертвые, вяло
свешивались с  неподвижных веток;  на других они уже засохли и покоробились.
От  свежих золотисто-белых щепок,  грудами лежавших около ярко-влажных пней,
веяло особенным, чрезвычайно приятным, горьким запахом. Вдали, ближе к роще,
глухо стучали топоры,  и по временам, торжественно и тихо, словно кланяясь и
расширяя руки, спускалось кудрявое дерево...
     Долго не  находил я  никакой дичи;  наконец из широкого дубового куста,
насквозь проросшего полынью, полетел коростель. Я ударил; он перевернулся на
воздухе и  упал.  Услышав выстрел,  Касьян быстро закрыл глаза  рукой  и  не
шевельнулся,  пока я  не  зарядил ружья и  не  поднял коростеля.  Когда же я
отправился далее,  он подошел к  месту,  где упала убитая птица,  нагнулся к
траве,  на которую брызнуло несколько капель крови, покачал головой, пугливо
взглянул на меня...  Я слышал после,  как он шептал:  "Грех!..  Ах,  вот это
грех!"
     Жара заставила нас наконец войти в  рощу.  Я  бросился под высокий куст
орешника,  над  которым молодой,  стройный клен красиво раскинул свои легкие
ветки.  Касьян присел на толстый конец срубленной березы.  Я глядел на него.
Листья слабо колебались в вышине, и их жидко-зеленоватые тени тихо скользили
взад и вперед по его тщедушному телу, кое-как закутанному в темный армяк, по
его маленькому лицу.  Он не поднимал головы.  Наскучив его безмолвием, я лег
на  спину  и  начал любоваться мирной игрой перепутанных листьев на  далеком
светлом небе.  Удивительно приятное занятие лежать на спине в лесу и глядеть
вверх!  Вам  кажется,  что  вы  смотрите в  бездонное море,  что  оно широко
расстилается под вами, что деревья не поднимаются от земли, но, словно корни
огромных растений,  спускаются,  отвесно падают в  те стеклянно-ясные волны;
листья на деревьях то сквозят изумрудами,  то сгущаются в золотистую,  почти
черную  зелень.  Где-нибудь  далеко-далеко,  оканчивая собою  тонкую  ветку,
неподвижно стоит  отдельный листок  на  голубом клочке  прозрачного неба,  и
рядом с  ним качается другой,  напоминая своим движением игру рыбьего плеса,
как  будто  движение то  самовольное и  не  производится ветром.  Волшебными
подводными островами тихо наплывают и тихо проходят белые круглые облака,  и
вот вдруг все это море,  этот лучезарный воздух, эти ветки и листья, облитые
солнцем,  -  все заструится,  задрожит беглым блеском,  и поднимется свежее,
трепещущее  лепетанье,   похожее  на   бесконечный  мелкий  плеск   внезапно
набежавшей зыби.  Вы не двигаетесь -  вы глядите: и нельзя выразить словами,
как  радостно,  и  тихо,  и  сладко становится на  сердце.  Вы  глядите:  та
глубокая,  чистая лазурь возбуждает на устах ваших улыбку, невинную, как она
сама,  как облака по небу,  и как будто вместе с ними медлительной вереницей
проходят по душе счастливые воспоминания,  и  все вам кажется,  что взор ваш
уходит дальше и  дальше и  тянет вас самих за собой в ту спокойную,  сияющую
бездну, и невозможно оторваться от этой вышины, от этой глубины...
     - Барин, а барин! - промолвил вдруг Касьян своим звучным голосом.
     Я с удивлением приподнялся;  до сих пор он едва отвечал на мои вопросы,
а то вдруг сам заговорил.
     - Что тебе? - спросил я.
     - Ну, для чего ты пташку убил? - начал он, глядя мне прямо в лицо.
     - Как для чего? Коростель - это дичь: его есть можно.
     - Не  для того ты  убил его,  барин:  станешь ты  его есть!  Ты его для
потехи своей убил.
     - Да ведь ты сам небось гусей или куриц, например, ешь?
     - Та  птица  Богом  определенная для  человека,  а  коростель  -  птица
вольная,  лесная.  И не он один: много ее, всякой лесной твари, и полевой, и
речной твари,  и  болотной,  и луговой,  и верховой,  и низовой -  и грех ее
убивать,  и  пускай она живет на земле до своего предела...  А человеку пища
положена другая:  пища ему другая и другое питье: хлеб - Божья благодать, да
воды небесные, да тварь ручная от древних отцов.
     Я  с удивлением поглядел на Касьяна.  Слова его лились свободно;  он не
искал  их,  он  говорил с  тихим одушевлением и  кроткою важностию,  изредка
закрывая глаза.
     - Так и рыбу, по-твоему, грешно убивать? - спросил я.
     - У рыбы кровь холодная,  -  возразил он с уверенностию,  -  рыба тварь
немая.  Она  не  боится,  не  веселится:  рыба  тварь бессловесная.  Рыба не
чувствует,  в ней и кровь не живая...  Кровь,  -  продолжал он,  помолчав, -
святое дело кровь! Кровь солнышка божия не видит, кровь от свету прячется...
великий грех показать свету кровь, великий грех и страх... Ох, великий!
     Он  вздохнул  и  потупился.  Я,  признаюсь,  с  совершенным  изумлением
посмотрел на странного старика.  Его речь звучала не мужичьей речью:  так не
говорят простолюдины,  и  краснобаи так  не  говорят.  Этот язык,  обдуманно
торжественный и странный... Я не слыхал ничего подобного.
     - Скажи,  пожалуйста,  Касьян,  - начал я, не спуская глаз с его слегка
раскрасневшегося лица, - чем ты промышляешь?
     Он  не  тотчас ответил на мой вопрос.  Его взгляд беспокойно забегал на
мгновение.
     - Живу,  как Господь велит, - промолвил он наконец, - а чтобы, то есть,
промышлять -  нет,  ничем не  промышляю.  Неразумен я  больно,  с  мальства;
работаю пока мочно,  - работник-то я плохой... где мне! Здоровья нет, и руки
глупы. Ну, весной соловьев ловлю.
     - Соловьев ловишь?.. А как же ты говорил, что всякую лесную, и полевую,
и прочую там тварь не надо трогать?
     - Убивать ее не надо,  точно;  смерть и  так свое возьмет.  Вот хоть бы
Мартын-плотник:  жил Мартын-плотник, и не долго жил и помер; жена его теперь
убивается о муже,  о детках малых...  Против смерти ни человеку, ни твари не
слукавить.  Смерть и  не бежит,  да и  от нее не убежишь;  да помогать ей не
должно... А я соловушек не убиваю, - сохрани Господи! Я их не на муку ловлю,
не на погибель их живота,  а  для удовольствия человеческого,  на утешение и
веселье.
     - Ты в Курск их ловить ходишь?
     - Хожу я  и в Курск и подале хожу,  как случится.  В болотах ночую да в
залесьях,  в поле ночую один,  во глуши: тут кулички рассвистятся, тут зайцы
кричат,  тут  селезни  стрекочут...  По  вечеркам  замечаю,  по  утренничкам
выслушиваю,  по  зарям обсыпаю сеткой кусты...  Иной соловушко так  жалостно
поет, сладко... жалостно даже.
     - И продаешь ты их?
     - Отдаю добрым людям.
     - А что ж ты еще делаешь?
     - Как делаю?
     - Чем ты занят?
     Старик помолчал.
     - Ничем я этак не занят... Работник я плохой. Грамоте, однако, разумею.
     - Ты грамотный?
     - Разумею грамоте. Помог Господь да добрые люди.
     - Что, ты семейный человек?
     - Нетути, бессемейный.
     - Что так?.. Перемерли, что ли?
     - Нет, а так: задачи в жизни не вышло. Да это все под Богом, все мы под
Богом ходим;  а справедлив должен быть человек -  вот что!  Богу угоден,  то
есть.
     - И родни у тебя нет?
     - Есть... да... так...
     Старик замялся.
     - Скажи,  пожалуйста,  -  начал я,  - мне послышалось, мой кучер у тебя
спрашивал,  что,  дескать,  отчего ты  не  вылечил Мартына?  Разве ты умеешь
лечить?
     - Кучер твой справедливый человек,  - задумчиво отвечал мне Касьян, - а
тоже не без греха.  Лекаркой меня называют... Какая я лекарка!.. и кто может
лечить?  Это все от Бога. А есть... есть травы, цветы есть: помогают, точно.
Вот хоть череда,  например,  трава добрая для человека; вот подорожник тоже;
об них и говорить не зазорно:  чистые травки - Божий. Ну, а другие не так: и
помогают-то они,  а грех;  и говорить о них грех.  Еще с молитвой разве. Ну,
конечно,  есть и  слова такие...  А кто верует -  спасется,  -  прибавил он,
понизив голос.
     - Ты ничего Мартыну не давал? - спросил я.
     - Поздно узнал,  - отвечал старик. - Да что! Кому как на роду написано.
Не жилец был плотник Мартын,  не жилец на земле:  уж это так. Нет, уж какому
человеку не жить на земле, того и солнышко не греет, как другого, и хлебушек
тому не впрок, - словно что его отзывает... Да; упокой Господь его душу!
     - Давно вас переселили к нам? - спросил я после небольшого молчания.
     Касьян встрепенулся.
     - Нет,  недавно:  года четыре.  При старом барине мы  все жили на своих
прежних местах, а вот опека переселила. Старый барин у нас был кроткая душа,
смиренник,   -   царство  ему  небесное!  Ну,  опека,  конечно,  справедливо
рассудила; видно, уж так пришлось.
     - А вы где прежде жили?
     - Мы с Красивой Мечи.
     - Далеко это отсюда?
     - Верст сто.
     - Что ж, там лучше было?
     - Лучше...  лучше.  Там места привольные,  речные, гнездо наше; а здесь
теснота,  сухмень...  Здесь мы осиротели. Там у нас, на Красивой-то на Мечи,
взойдешь ты  на  холм,  взойдешь -  и,  Господи Боже мой,  что это?  а?..  И
река-то, и луга, и лес; а там церковь, а там опять пошли луга. Далече видно,
далече. Вот как далеко видно... Смотришь, смотришь, ах ты, право! Ну, здесь,
точно, земля лучше; суглинок, хороший суглинок, говорят крестьяне; да с меня
хлебушка-то всюду вдоволь народится.
     - А  что,  старик,  скажи  правду,  тебе,  чай,  хочется  но  родине-то
побывать?
     - Да,  посмотрел бы,  А впрочем,  везде хорошо.  Человек я бессемейный,
непосед.  Да и что!  много, что ли, дома-то высидишь? А вот как пойдешь, как
пойдешь,  - подхватил он, возвысив голос, - и полегчит, право. И солнышко на
тебя светит,  и Богу-то ты видней,  и поется-то ладнее. Тут, смотришь, трава
какая растет;  ну,  заметишь -  сорвешь. Вода тут бежит, например, ключевая,
родник, святая вода; ну, напьешься - заметишь тоже. Птицы поют небесные... А
то  за  Курском пойдут  степи,  этакие  степные места,  вот  удивленье,  вот
удовольствие человеку,  вот раздолье-то, вот Божия-то благодать! И идут они,
люди сказывают, до самых теплых морей, где живет птица Гамаюн сладкогласная,
и с дерев лист ни зимой не сыплется,  ни осенью,  и яблоки растут золотые на
серебряных ветках,  и живет всяк человек в довольстве и справедливости...  И
вот уж я бы туда пошел...  Ведь я мало ли куда ходил!  И в Ромен ходил,  и в
Симбирск -  славный град,  и  в  самую  Москву -  золотые маковки;  ходил на
Оку-кормилицу,  и на Цну-голубку,  и на Волгу-матушку,  и много людей видал,
добрых крестьян, и в городах побывал честных... Ну, вот пошел бы я туда... и
вот...  и  уж и...  И не один я,  грешный...  много других хрестьян в лаптях
ходят,   по  миру  бродят,  правды  ищут...  да!..  А  то  что  дома-то,  а?
Справедливости в человеке нет, - вот оно что...
     Эти  последние слова  Касьян  произнес скороговоркой,  почти  невнятно;
потом он еще что-то сказал,  чего я даже расслышать не мог, а лицо его такое
странное  приняло   выражение,   что   мне   невольно  вспомнилось  название
"юродивца",  данное ему  Ерофеем.  Он  потупился,  откашлянулся и  как будто
пришел в себя.
     - Эко солнышко!  -  промолвил он вполголоса,  - эка благодать, Господи!
эка теплынь в лесу!
     Он повел плечами,  помолчал,  рассеянно глянул и запел потихоньку. Я не
мог уловить всех слов его протяжной песенки; следующие послышались мне:

                        А зовут меня Касьяном,
                        А по прозвищу Блоха...

     "Э! - подумал я, - да он сочиняет..."
     Вдруг он  вздрогнул и  умолк,  пристально всматриваясь в  чащу леса.  Я
обернулся и  увидел  маленькую крестьянскую девочку,  лет  восьми,  в  синем
сарафанчике,  с клетчатым платком на голове и плетеным кузовком на загорелой
голенькой  руке.   Она,  вероятно,  никак  не  ожидала  нас  встретить;  как
говорится, наткнулась на нас и стояла неподвижно в зеленой чаще орешника, на
тенистой лужайке, пугливо посматривая на меня своими черными глазами. Я едва
успел разглядеть ее: она тотчас нырнула за дерево.
     - Аннушка! Аннушка! подь сюда, не бойся, - кликнул старик ласково.
     - Боюсь, - раздался тонкий голосок.
     - Не бойся, не бойся, поди ко мне.
     Аннушка молча покинула свою засаду,  тихо обошла кругом,  -  ее детские
ножки едва шумели по густой траве,  -  и вышла из чащи подле самого старика.
Это была девушка не восьми лет, как мне показалось сначала, по небольшому ее
росту,  -  но тринадцати или четырнадцати.  Все ее тело было мало и худо, но
очень стройно и ловко,  а красивое личико поразительно сходно с лицом самого
Касьяна,  хотя Касьян красавцем не был.  Те же острые черты, тот же странный
взгляд,  лукавый и  доверчивый,  задумчивый и проницательный,  и движенья те
же... Касьян окинул ее глазами; она стояла к нему боком.
     - Что, грибы собирала? - спросил он.
     - Да, грибы, - отвечала она с робкой улыбкой.
     - И много нашла?
     - Много. (Она быстро глянула на него и опять улыбнулась.)
     - И белые есть?
     - Есть и белые.
     - Покажь-ка,  покажь...  (Она  спустила кузов с  руки  и  приподняла до
половины широкий лист  лопуха,  которым грибы были  покрыты.)  Э!  -  сказал
Касьян, нагнувшись над кузовом, - да какие славные! Ай да Аннушка!
     - Это твоя дочка,  Касьян,  что ли?  -  спросил я.  (Лицо Аннушки слабо
вспыхнуло.)
     - Нет,   так,   сродственница,   -   проговорил  Касьян  с   притворной
небрежностью. - Ну, Аннушка, ступай, - прибавил он тотчас, - ступай с Богом.
Да смотри...
     - Да зачем же ей пешком идти? - прервал я его. - Мы бы ее довезли...
     Аннушка  загорелась,  как  маков  цвет,  ухватилась  обеими  руками  за
веревочку кузовка и тревожно поглядела на старика.
     - Нет,  дойдет,  - возразил он тем же равнодушно-ленивым голосом. - Что
ей?.. Дойдет и так... Ступай.
     Аннушка проворно ушла  в  лес.  Касьян  поглядел за  нею  вслед,  потом
потупился и усмехнулся.  В этой долгой усмешке, в немногих словах, сказанных
им  Аннушке,  в  самом  звуке  его  голоса,  когда он  говорил с  ней,  была
неизъяснимая, страстная любовь и нежность. Он опять поглядел в сторону, куда
она  пошла,  опять улыбнулся и,  потирая себе  лицо,  несколько раз  покачал
головой.
     - Зачем ты ее так скоро отослал?  -  спросил я его.  - Я бы у нее грибы
купил...
     - Да вы там,  все равно, дома купите, когда захотите, - отвечал он мне,
в первый раз употребляя слово "вы".
     - А она у тебя прехорошенькая.
     - Нет...  какое...  так...  -  ответил он,  как бы нехотя,  и с того же
мгновенья впал в прежнюю молчаливость.
     Видя,  что  все мои усилия заставить его опять разговориться оставались
тщетными,  я  отправился на  ссечки.  Притом же  и  жара  немного спала;  но
неудача,  или,  как говорят у  нас,  незадача моя продолжалась,  и я с одним
коростелем и с новой осью вернулся в выселки. Уже подъезжая ко двору, Касьян
вдруг обернулся ко мне.
     - Барин,  а барин,  -  заговорил он, - ведь я виноват перед тобой; ведь
это я тебе дичь-то всю отвел.
     - Как так?
     - Да уж это я знаю.  А вот и ученый пес у тебя,  и хороший, а ничего не
смог. Подумаешь, люди-то, люди, а? Вот и зверь, а что из него сделали?
     Я бы напрасно стал убеждать Касьяна в невозможности "заговорить" дичь и
потому ничего не отвечал ему. Притом же мы тотчас повернули в ворота.
     В  избе  Аннушки не  было;  она  уже  успела прийти и  оставить кузов с
грибами.   Ерофей  приладил  новую  ось,  подвергнув  ее  сперва  строгой  и
несправедливой оценке;  а через час я выехал, оставив Касьяну немного денег,
которые он сперва было не принял, но потом, подумав и подержав их на ладони,
положил за  пазуху.  В  течение этого часа он  не  произнес почти ни  одного
слова;  он по-прежнему стоял,  прислонясь к воротам,  не отвечал на укоризны
моего кучера и весьма


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |