За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Записки охотника



холодно простился со мной.
     Я,  как только вернулся, успел заметить, что Ерофей мой снова находился
в  сумрачном расположении духа...  И  в  самом деле,  ничего съестного он  в
деревне  не  нашел,   водопой  для  лошадей  был  плохой.   Мы  выехали.   С
неудовольствием,  выражавшимся даже на  его затылке,  сидел он  на  козлах и
страх  желал  заговорить со  мной,  но,  в  ожидании первого моего  вопроса,
ограничивался  легким  ворчаньем  вполголоса  и   поучительными,   а  иногда
язвительными речами, обращенными к лошадям. "Деревня! - бормотал он, - а еще
деревня! Спросил хошь квасу - и квасу нет... Ах ты, Господи! А вода - просто
тьфу! (Он плюнул вслух.) Ни огурцов, ни квасу - ничего. Ну ты, - прибавил он
громко,  обращаясь к правой пристяжной,  -  я тебя знаю,  потворница этакая!
Любишь  себе  потворствовать небось...  (И  он  ударил  ее  кнутом.)  Совсем
отлукавилась лошадь,  а  ведь  какой  прежде согласный был  живот...  Ну-ну,
оглядывайся!.."
     - Скажи,  пожалуйста,  Ерофей,  -  заговорил я,  -  что за человек этот
Касьян?
     Ерофей не  скоро  мне  отвечал:  он  вообще человек был  обдумывающий и
неторопливый;  но я  тотчас мог догадаться,  что мой вопрос его развеселил и
успокоил.
     - Блоха-то?  -  заговорил  он  наконец,  передернув вожжами.  -  Чудной
человек:  как  есть  юродивец,  такого  чудного  человека и  нескоро найдешь
другого.  Ведь,  например, ведь он ни дать ни взять наш вот саврасый: от рук
отбился тоже... от работы, то есть. Ну, конечно, что он за работник, - в чем
душа держится,  -  ну,  а все-таки...  Ведь он сызмальства так. Сперва он со
дядьями со своими в  извоз ходил:  они у  него были троечные;  ну,  а потом,
знать, наскучило - бросил. Стал дома жить, да и дома-то не усиживался: такой
беспокойный,  -  уж точно блоха.  Барин ему попался,  спасибо,  добрый -  не
принуждал.  Вот он так с тех пор все и болтается,  что овца беспредельная. И
ведь такой удивительный,  Бог  его знает:  то  молчит,  как пень,  то  вдруг
заговорит,  - а что заговорит, Бог его знает. Разве это манер? Это не манер.
Несообразный человек,  как есть.  Поет, однако, хорошо. Этак важно - ничего,
ничего.
     - А что, он лечит, точно?
     - Какое лечит!..  Ну,  где ему!  Таковский он человек. Меня, однако, от
золотухи вылечил...  Где  ему!  глупый человек,  как  есть,  -  прибавил он,
помолчав.
     - Ты его давно знаешь?
     - Давно. Мы им по Сычовке соседи, на Красивой-то на Мечи.
     - А что эта, нам в лесу попалась девушка, Аннушка, что, она ему родня?
     Ерофей посмотрел на меня через плечо и осклабился во весь рот.
     - Хе!.. да, сродни. Она сирота; матери у ней нету, да и неизвестно, кто
ее  мать-то  была.  Ну,  а  должно быть,  что сродственница:  больно на него
смахивает... Ну, живет у него. Вострая девка, неча сказать; хорошая девка, и
он,  старый,  в  ней души не  чает:  девка хорошая.  Да  ведь он,  вы вот не
поверите, а ведь он, пожалуй, Аннушку-то свою грамоте учить вздумает. Ей-ей,
от  него это  станется:  уж  такой он  человек неабнакавенный.  Непостоянный
такой,  несоразмерный даже...  Э-э-э! - вдруг перервал самого себя мой кучер
и,  остановив лошадей,  нагнулся набок и  принялся нюхать воздух.  -  Никак,
гарью пахнет?  Так и  есть!  Уж  эти мне новые оси...  А,  кажется,  на  что
мазал... Пойти водицы добыть: вот кстати и прудик.
     И Ерофей медлительно слез с облучка,  отвязал ведерку, пошел к пруду и,
вернувшись,  не без удовольствия слушал,  как шипела втулка колеса, внезапно
охваченная водою... Раз шесть приходилось ему на каких-нибудь десяти верстах
обливать разгоряченную ось,  и уже совсем завечерело,  когда мы возвратились
домой.




 Конец Чертопханова



                      (Из цикла "Записки охотника")



I


     Года два спустя после моего посещения у  Пантелея Еремеича начались его
бедствия  -  именно  бедствия.  Неудовольствия,  неудачи  и  даже  несчастия
случались с  ним и  до  того времени,  но  он  не  обращал на них внимания и
"царствовал" по-прежнему.  Первое бедствие,  поразившее его,  было для  него
самое чувствительное: Маша рассталась с ним.
     Что заставило ее покинуть его кров, с которым она, казалось, так хорошо
свыклась,  -  сказать трудно.  Чертопханов до конца дней своих держался того
убеждения,  что  виною  Машиной измены был  некий  молодой сосед,  отставной
уланский ротмистр,  по прозвищу Яфф,  который,  по словам Пантелея Еремеича,
только тем и брал,  что беспрерывно крутил усы, чрезвычайно сильно помадился
и значительно хмыкал;  но, полагать надо, тут скорее воздействовала бродячая
цыганская кровь,  которая текла в  жилах Маши.  Как бы то ни было,  только в
один  прекрасный летний вечер  Маша,  завязав кое-какие  тряпки в  небольшой
узелок, отправилась вон из чертопхановского дома.
     Она перед тем просидела дня три в  уголку,  скорчившись и  прижавшись к
стенке,  как раненая лисица,  - и хоть бы слово кому промолвила - все только
глазами поводила,  да задумывалась,  да подрыгивала бровями,  да слегка зубы
скалила,  да руками перебирала,  словно куталась.  Этакой "стих" и прежде на
нее находил,  но  никогда долго не продолжался;  Чертопханов это знал,  -  а
потому и  сам не  беспокоился и  ее  не  беспокоил.  Но когда,  вернувшись с
псарного  двора,  где,  по  словам  его  доезжачего,  последние  две  гончие
"окочурились", он встретил служанку, которая трепетным голосом доложила ему,
что Мария,  мол,  Акинфиевна велели им кланяться, велели сказать, что желают
им  всего  хорошего,   а  уж  больше  к  ним  не  вернутся,  -  Чертопханов,
покружившись раза  два  на  месте и  издав хриплое рычание,  тотчас бросился
вслед за беглянкой - да кстати захватил с собой пистолет.
     Он нагнал ее в двух верстах от своего дома,  возле березовой рощицы, на
большой дороге в уездный город.  Солнце стояло низко над небосклоном - и все
кругом внезапно побагровело: деревья, травы и земля.
     - К Яффу! к Яффу! - простонал Чертопханов, как только завидел Машу, - к
Яффу! - повторил он, подбегая к ней и чуть не спотыкаясь на каждом шаге.
     Маша остановилась и обернулась к нему лицом.  Она стояла спиною к свету
- и  казалась вся черная,  словно из  темного дерева вырезанная.  Одни белки
глаз выделялись серебряными миндалинами,  а сами глаза -  зрачки - еще более
потемнели.
     Она бросила свой узелок в сторону и скрестила руки.
     - К Яффу отправилась,  негодница!  -  повторил Чертопханов и хотел было
схватить ее  за  плечо,  но,  встреченный ее взглядом,  опешил и  замялся на
месте.
     - Не к господину Яффу я пошла,  Пантелей Еремеич, - ответила Маша ровно
и тихо, - а только с вами я уже больше жить не могу.
     - Как не можешь жить? Это отчего? Я разве чем тебя обидел?
     Маша покачала головою.
     - Не обидели вы меня ничем, Пантелей Еремеич, а только стосковалась я у
вас... За прошлое спасибо, а остаться не могу - нет!
     Чертопханов  изумился;   он  даже  руками  себя  по  ляжкам  хлопнул  и
подпрыгнул.
     - Как же это так?  Жила,  жила, кроме удовольствия и спокойствия ничего
не видала -  и вдруг:  стосковалась!  Сем-мол, брошу я его! Взяла, платок на
голову накинула - да и пошла. Всякое уважение получала не хуже барыни...
     - Этого мне хоть бы и не надо, - перебила Маша.
     - Как не надо? Из цыганки-проходимицы в барыни попала - да не надо? Как
не надо,  хамово ты отродье? Разве этому можно поверить? Тут измена кроется,
измена!
     Он опять зашипел.
     - Никакой измены у  меня в  мыслях нету и не было,  -  проговорила Маша
своим певучим и четким голосом, - а я уж вам сказывала: тоска меня взяла.
     - Маша!  -  воскликнул Чертопханов и ударил себя в грудь кулаком, - ну,
перестань,  полно, помучила... ну, довольно! Ей-Богу же! подумай только, что
Тиша скажет; ты бы хоть его пожалела!
     - Тихону Ивановичу поклонитесь от меня и скажите ему...
     Чертопханов взмахнул руками.
     - Да нет, врешь же - не уйдешь! Не дождется тебя твой Яфф!
     - Господин Яфф, - начала было Маша...
     - Какой он гас-па-дин Яфф,  -  передразнил ее Чертопханов.  - Он самый,
как есть, выжига, пройдоха - и рожа у него, как у обезьяны!
     Целых полчаса бился Чертопханов с  Машей.  Он то подходил к ней близко,
то  отскакивал,  то  замахивался на  нее,  то  кланялся ей в  пояс,  плакал,
бранился...
     - Не могу,  -  твердила Маша,  - грустно мне таково... Тоска замучит. -
Понемногу ее лицо приняло такое равнодушное,  почти сонливое выражение,  что
Чертопханов спросил ее, уж не опоили ли ее дурманом?
     - Тоска, - проговорила она в десятый раз.
     - А  ну  как я  тебя убью?  -  крикнул он вдруг и  выхватил пистолет из
кармана.
     Маша улыбнулась; ее лицо оживилось.
     - Что ж?  убейте,  Пантелей Еремеич:  в  вашей воле;  а  вернуться я не
вернусь.
     - Не вернешься? - Чертопханов взвел курок.
     - Не вернусь, голубчик. Ни в жизнь не вернусь. Слово мое крепко.
     Чертопханов внезапно сунул ей пистолет в руку и присел на землю.
     - Ну,  так убей ты меня! Без тебя я жить не желаю. Опостылел я тебе - и
все мне стало постыло.
     Маша нагнулась,  подняла свой узелок, положила пистолет на траву, дулом
прочь от Чертопханова, и пододвинулась к нему.
     - Эх,  голубчик,  чего  ты  убиваешься?  Али  наших  сестер  цыганок не
ведаешь?  Нрав наш таков,  обычай.  Коли завелась тоска-разлучница, отзывает
душеньку во  чужу-дальню сторонушку -  где уж  тут оставаться?  Ты Машу свою
помни -  другой такой подруги тебе не найти,  -  и я тебя не забуду,  сокола
моего; а жизнь наша с тобой кончена!
     - Я тебя любил,  Маша,  - пробормотал Чертопханов в пальцы, которыми он
охватил лицо...
     - И я вас любила, дружочек Пантелей Еремеич!
     - Я  тебя любил,  я  люблю тебя без ума,  без памяти -  и как подумаю я
теперь,  что ты этак, ни с того ни с сего, здорово живешь, меня покидаешь да
по свету скитаться станешь -  ну,  и представляется мне, что не будь я голяк
горемычный, не бросила ты бы меня!
     На эти слова Маша только усмехнулась.
     - А еще бессеребреницей меня звал! - промолвила она и с размаху ударила
Чертопханова по плечу.
     Он вскочил на ноги.
     - Ну,  хоть денег у меня возьми -  а то как же так без гроша?  Но лучше
всего: убей ты меня! Сказываю я тебе толком: убей ты меня зараз!
     Маша опять головою покачала.
     - Убить тебя? А в Сибирь-то, голубчик, за что ссылают?
     Чертопханов дрогнул.
     - Так ты только из-за этого, из-за страха каторги...
     Он опять повалился на траву. Маша молча постояла над ним.
     - Жаль мне тебя,  Пантелей Еремеич, - сказала она со вздохом, - человек
ты хороший... а делать нечего: прощай!
     Она  повернулась прочь  и  шагнула раза  два.  Ночь  уже  наступила,  и
отовсюду  наплывали тусклые  тени.  Чертопханов проворно поднялся и  схватил
Машу сзади за оба локтя.
     - Так ты уходишь, змея? К Яффу!
     - Прощай! - выразительно и резко повторила Маша, вырвалась и пошла.
     Чертопханов посмотрел ей вслед,  подбежал к месту,  где лежал пистолет,
схватил его,  прицелился,  выстрелил... Но прежде чем пожать пружинку курка,
он  дернул рукою кверху:  пуля  прожужжала над  головою Маши.  Она  на  ходу
посмотрела на него через плечо -  и отправилась дальше,  вразвалочку, словно
дразня его.
     Он закрыл лицо - и бросился бежать...
     Но  он не отбежал еще пятидесяти шагов,  как вдруг остановился,  словно
вкопанный. Знакомый, слишком знакомый голос долетел до него. Маша пела. "Век
юный,  прелестный",  -  пела она;  каждый звук так и  расстилался в вечернем
воздухе -  жалобно и  знойно".  Чертопханов приник  ухом.  Голос  уходил  да
уходил;  то  замирал,  то  опять набегал чуть слышной,  но  все  еще  жгучей
струйкой...
     "Это мне она в пику,  - подумал Чертопханов; но тут же простонал: - Ох,
нет! это она со мною прощается навеки", - и залился слезами.

     На следующий день он явился в  квартиру г-на Яффа,  который,  как истый
светский человек,  не  жалуя деревенского одиночества,  поселился в  уездном
городе,  "поближе к барышням", как он выражался. Чертопханов не застал Яффа:
он, по словам камердинера, накануне уехал в Москву.
     - Так и есть?  -  яростно воскликнул Чертопханов,  - у них стачка была;
она с ним бежала... но постой!
     Он  ворвался в  кабинет молодого ротмистра,  несмотря на  сопротивление
камердинера.  В  кабинете над  диваном  висел  портрет  хозяина  в  уланском
мундире,  писанный масляными красками. "А, вот где ты, обезьяна бесхвостая!"
- прогремел Чертопханов,  вскочил на диван - и, ударив кулаком по натянутому
холсту, пробил в нем большую дыру.
     - Скажи твоему бездельнику барину, - обратился он к камердинеру, - что,
за  неименьем его собственной гнусной рожи,  дворянин Чертопханов изуродовал
его писанную;  и коли он желает от меня удовлетворенья,  он знает, где найти
дворянина Чертопханова!  А  то  я  сам  его нанду!  На  дне моря сыщу подлую
обезьяну!
     Сказав  эти  слова,   Чертопханов  соскочил  с  дивана  и  торжественно
удалился.
     Но ротмистр Яфф никакого удовлетворения от него не потребовал - он даже
не встретился нигде с ним, - и Чертопханов не думал отыскивать своего врага,
и  никакой истории у  них не  вышло.  Сама Маша скоро после того пропала без
вести.  Чертопханов запил было;  однако "очувствовался". Но тут постигло его
второе бедствие.


II


     А именно:  закадычный его приятель Тихон Иванович Недопюскин скончался.
Года  за  два  до  кончины здоровье стало  изменять ему:  он  начал страдать
одышкой,  беспрестанно засыпал и,  проснувшись,  не скоро мог прийти в себя;
уездный врач уверял,  что это с  ним происходили "ударчики".  В течение трех
дней,   предшествовавших  удалению  Маши,   этих   трех   дней,   когда  она
"затосковала",  Недопюскин пролежал  у  себя  в  Бесселендеевке:  он  сильно
простудился.  Тем неожиданнее поразил его поступок Маши: он поразил его едва
ли не глубже,  чем самого Чертопханова.  По кротости и  робости своего нрава
он,  кроме  самого  нежного  сожаления  о  своем  приятеле  да  болезненного
недоумения,  ничего не выказал... но все в нем лопнуло и опустилось. "Вынула
она из меня душу", - шептал он самому себе, сидя на своем любимом клеенчатом
диванчике и  вертя пальцем около пальца.  Даже  когда Чертопханов оправился,
он,  Недопюскин,  не оправился -  и продолжал чувствовать, что "пусто у него
внутри".  "Вот тут",  -  говаривал он,  показывая на середину груди,  повыше
желудка.  Таким образом протянул он  до  зимы.  От первых морозов его одышке
полегчило,  но  зато посетил его уже не  ударчик,  а  удар настоящий.  Он не
тотчас лишился памяти;  он мог еще признать Чертопханова и даже на отчаянное
восклицание своего друга:  "Что, мол, как это ты, Тиша, без моего разрешения
оставляешь меня, не хуже Маши?" - ответил коснеющим языком: "А я П...а...сей
Е...е...еич,  се...да  ад вас су...ша...ся".  Это,  однако,  не помешало ему
умереть в тот же день,  не дождавшись уездного врача,  которому при виде его
едва  остывшего тела  осталось только  с  грустным сознаньем бренности всего
земного  потребовать  "водочки  с  балычком".  Имение  свое  Тихон  Иванович
завещал,   как  и  следовало  ожидать,   своему  почтеннейшему  благодете  и
великодушному   покровителю,    "Пантелею   Еремеичу    Чертопханову";    но
почтеннейшему благодетелю оно большой пользы не принесло, ибо вскорости было
продано  с  публичного торга  -  частью  для  того,  чтобы  покрыть издержки
надгробного  монумента,   статуи,  которую  Чертопханов  (а  в  нем,  видно,
отозвалась отцовская жилка!) вздумал воздвигнуть над прахом своего приятеля.
Статую эту,  долженствовавшую представить молящегося ангела,  он  выписал из
Москвы;  но отрекомендованный ему комиссионер,  сообразив,  что в  провинции
знатоки  скульптуры встречаются редко,  вместо  ангела  прислал  ему  богиню
Флору,   много  лет  украшавшую  один  из   заброшенных  подмосковных  садов
екатерининского времени,  -  благо эта статуя,  весьма, впрочем, изящная, во
вкусе  рококо,  с  пухлыми  ручками,  взбитыми  пуклями,  гирляндой  роз  на
обнаженной груди и изогнутым станом, досталась ему, комиссионеру, даром. Так
и  до  сих пор стоит мифологическая богиня,  грациозно приподняв одну ножку,
над могилой Тихона Ивановича и  с  истинно помпадурской ужимкой посматривает
на разгуливающих вокруг нее телят и овец,  этих неизменных посетителей наших
сельских кладбищ.


III


     Лишившись своего верного друга,  Чертопханов опять запил, и на этот раз
уже гораздо посерьезнее.  Дела его вовсе под гору пошли.  Охотиться стало не
на  что,  последние  денежки  перевелись,  последние людишки  поразбежались.
Одиночество для Пантелея Еремеича наступило совершенное: не с кем было слово
перемолвить,  не то что душу отвести. Одна лишь гордость в нем не умалилась.
Напротив:   чем  хуже  становились  его  обстоятельства,  тем  надменнее,  и
высокомернее,  и неприступнее становился он сам. Он совсем одичал под конец.
Одна утеха,  одна радость осталась у него: удивительный верховой конь, серой
масти,   донской   породы,   прозванный   им   Малек-Аделем,   действительно
замечательное животное.
     Достался ему  этот  конь следующим образом.  Проезжая однажды верхом по
соседней деревне, Чертопханов услыхал мужичий гам и крик толпы около кабака.
Посреди этой толпы,  на  одном и  том же  месте,  беспрестанно поднимались и
опускались дюжие руки.
     - Что   там   такое   происходит?   -   спросил  он   свойственным  ему
начальственным тоном у старой бабы, стоявшей у порога своей избы.
     Опершись о  притолоку и как бы дремля,  посматривала баба в направлении
кабака.  Белоголовый мальчишка в ситцевой рубашонке,  с кипарисным крестиком
на голой грудке,  сидел, растопыря ножки и сжав кулачонки, между ее лаптями;
цыпленок тут же долбил задеревенелую корку ржаного хлеба.
     - А Господь ведает,  батюшка,  -  отвечала старуха,  -  и, наклонившись
вперед,  положила свою сморщенную темную руку на голову мальчишки, - слышно,
наши ребята жида бьют.
     - Как жида? какого жида?
     - А Господь его ведает, батюшка. Проявился у нас жид какой-то; и отколе
его принесло - кто его знает? Вася, иди, сударик, к маме; кш, кш, поскудный!
     Баба спугнула цыпленка, а Вася ухватился за ее поневу.
     - Так вот его и бьют, сударь ты мой.
     - Как бьют? за что?
     - А  не знаю,  батюшка.  Стало,  за дело.  Да и  как не бить?  Ведь он,
батюшка, Христа распял!
     Чертопханов гикнул,  вытянул лошадь нагайкой по шее,  помчался прямо на
толпу -  и, ворвавшись в нее, начал той же самой нагайкой без разбору лупить
мужиков направо и налево, приговаривая прерывистым голосом:
     - Само...управство!  Само...у...правство! Закон должен наказывать, а не
част...ны...е ли...ца! Закон! Закон!! За...ко...он!!!
     Двух минут не прошло,  как уже вся толпа отхлынула в разные стороны - и
на земле,  перед дверью кабака,  оказалось небольшое,  худощавое, черномазое
существо в  нанковом кафтане,  растрепанное и  истерзанное...  Бледное лицо,
закатившиеся глаза,  раскрытый рот... Что это? замирание ужаса или уже самая
смерть?
     - Это вы зачем жида убили? - громогласно воскликнул Чертопханов, грозно
потрясая нагайкой.
     Толпа слабо загудела в ответ.  Иной мужик держался за плечо,  другой за
бок, третий за нос.
     - Здоров драться-то! - послышалось в задних рядах.
     - С нагайкой-то! этак-то всякий! - промолвил другой голос.
     - Жида зачем убили?  -  спрашиваю я вас,  азиаты оглашенные! - повторил
Чертопханов.
     Но тут лежавшее на земле существо проворно вскочило на ноги и,  забежав
за Чертопханова, судорожно ухватилось за край его седла.
     Дружный хохот грянул среди толпы.
     - Живуч! - послышалось опять в задних рядах. - Та же кошка!
     - Васе высокоблагоуродие,  заступитесь,  спасите!  -  лепетал между тем
несчастный жид,  всею грудью прижимаясь к  ноге Чертопханова,  -  а  то  они
убьют, убьют меня, васе высокоблагоуродие!
     - За что они тебя? - спросил Чертопханов.
     - Да  ей  зе  Богу не  могу сказать!  Тут  вот у  них скотинка помирать
стала... так они и подозревают... а язе...
     - Ну,  это мы разберем после!  -  перебил Чертопханов,  -  а  теперь ты
держись за  седло да ступай за мною.  А  вы!  -  прибавил он,  обернувшись к
толпе,  -  вы знаете меня?  Я  помещик Пантелей Чертопханов,  живу в  сельце
Бессонове, - ну, и, значит, жалуйтесь на меня, когда заблагорассудится, да и
на жида кстати!
     - Зачем  жаловаться?   -  проговорил  с  низким  поклоном  седобородый,
степенный мужик, ни дать ни взять древний патриарх. (Жида он, впрочем, тузил
не хуже других.)  Мы,  батюшка Пантелей Еремеич,  твою милость знаем хорошо;
много твоей милостью довольны, что поучил нас!
     - Зачем жаловаться!  -  подхватили другие.  - А с нехриста того мы свое
возьмем! Он от нас не уйдет! Мы его, значит, как зайца в поле...
     Чертопханов повел усами,  фыркнул -  и  поехал шагом к  себе в деревню,
сопровождаемый  жидом,  которого  он  освободил  таким  же  образом  от  его
притеснителей, как некогда освободил Тихона Недопюскина.


IV


     Несколько  дней  спустя  единственный уцелевший у  Чертопханова казачок
доложил ему,  что к нему прибыл какой-то верховой и желает поговорить с ним.
Чертопханов вышел  на  крыльцо и  увидал  своего знакомого жидка,  верхом на
прекрасном донском коне, неподвижно и гордо стоявшем посреди двора. На жилке
не было шапки:  он держал ее под мышкой, ноги он вдел не в самые стремена, а
в  ремни стремян;  разорванные полы его кафтана висели с обеих сторон седла.
Увидав  Чертопханова,  он  зачмокал губами,  и  локтями задергал,  и  ногами
заболтал.  Но  Чертопханов не  только  не  отвечал на  его  привет,  а  даже
рассердился;  так весь и вспыхнул вдруг:  паршивый жид смеет сидеть на такой
прекрасной лошади... какое неприличие!
     - Эй  ты,  эфиопская рожа!  -  закричал он,  -  сейчас слезай,  если не
хочешь, чтобы тебя стащили в грязь!
     Жид  немедленно повиновался,  свалился мешком с  седла  и,  придерживая
одной рукою повод, улыбаясь и кланяясь, подвинулся к Чертопханову.
     - Чего тебе? - с достоинством спросил Пантелей Еремеич.
     - Васе благородие,  извольте посмотреть,  каков конек? - промолвил жид,
не переставая кланяться.
     - Н..да... лошадь добрая. Ты оттуда ее достал? Украл, должно быть?
     - Как зе мозно,  васе благородие!  Я  цестный зид,  я  не украл,  а для
васего благородия достал,  точно!  И уз старался я,  старался!  Зато и конь!
Такого коня по всему Дону другого найти никак невозмозно.  Посмотрите,  васе
благородие,  что это за конь такой!  Вот позалуйте,  сюда!  Тпру...  тору...
повернись, стань зе боком! А мы седло снимем. Каков! Васе благородие?
     - Лошадь добрая,  -  повторил Чертопханов с притворным равнодушием, а у
самого сердце так и заколотилось в груди.  Очень уж он был страстный охотник
до "конского мяса" и знал в нем толк.
     - Да  вы,  васе благородие,  его  погладьте!  По  сейке его  погладьте,
хи-хи-хи! Вот так.
     Чертопханов,  словно нехотя,  положил руку на шею коня,  хлопнул по ней
раза два,  потом провел пальцами от  холки по  спине и,  дойдя до известного
местечка над  почками,  слегка,  по-охотницки,  подавил это  местечко.  Конь
немедленно  выгнул  хребет  и,  оглянувшись  искоса  на  Чертопханова  своим
надменным черным глазом, фукнул и переступил передними ногами.
     Жид засмеялся и в ладоши слегка захлопал.
     - Хозяина признает, васе благородие, хозяина!
     - Ну,  не ври,  -  с досадой перебил Чертопханов.  -  Купить мне у тебя
этого коня...  не на что,  а  подарков я еще не то что от жида,  а от самого
Господа Бога не принимал!
     - И как зе я смею вам что-нибудь дарить,  помилосердуйте!  - воскликнул
жид. - Вы купите, васе благородие... а денезек - я подозду.
     Чертопханов задумался.
     - Ты что возьмешь? - промолвил он наконец сквозь зубы.
     Жид пожал плечами.
     - А что сам заплатил. Двести рублей.
     Лошадь стоила вдвое - а пожалуй, что и втрое против этой суммы.
     Чертопханов отвернулся в сторону и зевнул лихорадочно.
     - А когда...  деньги?  -  спросил он, насильственно нахмурив брови и не
глядя на жида.
     - А когда будет васему благородию угодно.
     Чертопханов голову назад закинул, но глаз не поднял.
     - Это не ответ.  Ты говори толком,  иродово племя!  Одолжаться я у тебя
стану, что ли?
     - Ну,  сказем так,  - поспешно проговорил жид, - через шесть месяцев...
согласны?
     Чертопханов ничего не отвечал. Жид старался заглянуть ему в глаза.
     - Согласны? Приказете на конюшню поставить?
     - Седло мне не нужно,  - произнес отрывисто Чертопханов. - Возьми седло
- слышишь?
     - Как  зе,  как  зе,  возьму,  возьму,  -  залепетал обрадованный жид и
взвалил седло себе на плечо.
     - А деньги,  -  продолжал Чертопханов...  -  через шесть месяцев.  И не
двести,  а двести пятьдесять.  Молчать!  Двести пятьдесят,  говорю тебе!  За
мною.
     Чертопханов все не мог решиться поднять глаза. Никогда так сильно в нем
не  страдала  гордость.   "Явно,   что  подарок,   -   думалось  ему,  -  из
благодарности, черт, подносит!" И обнял бы он этого жида, и побил бы его...
     - Васе благородие,  - начал жид, приободрившись и осклабясь, - надо бы,
по русскому обычаю, из полы в полу...
     - Вот еще что


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |  29 |