За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Муму



помолчала.
     - Чтоб ее сегодня же здесь не было... слышишь?
     - Слушаю-с.
     - Сегодня же. А теперь ступай. К докладу я тебя потом позову.
     Гаврила вышел.
     Проходя через  гостиную, дворецкий для порядка переставил колокольчик с
одного стола  на другой,  втихомолочку  высморкал  в зале  свой утиный нос и
вышел в переднюю.  В передней на  конике  спал  Степан,  в положении^убйтого
воина  на  батальной  картине,  судорожно  вытянув  обнаженные  ноги  из-под
сюртука, служившего ему  вместо одеялй: Дворецкий растолкал его и вполголоса
сообщил  ему  какое-то  приказание, на  которое  Степан  отвечал полузевком,
полухохотом.  Дворецкий удалился, а Степан вскочил, натянул на себя кафтан и
сапоги, вышел и остановился у крыльца.  Не прошло пяти  минут, как  появился
Герасим  с  огромной  вязанкой  дров за спиной,  в сопровождении неразлучной
Муму. (Барыня свою спальню и кабинет приказывала протапливать  даже летом.)"
Герасим  стал боком перед дверью, толкнул ее плечом и ввалился в дом с своей
ношей. Муму,  по обыкновению, осталась его дожидаться. Тогда  Степан, улучив
удобное  мгновение,  внезапно  бросился'  на  нее, как коршун  на  цыпленка,
придавил ее грудью к земле, сгреб в охапку и, не надев даже картуза, выбежал
с  нею на двор, сел на первого попавшегося извозчика и  поскакал  в  Охотный
ряд. Там он скоро отыскал покупщика, которому уступил ее за полтинник, с тем
только, чтобы он по крайней мере  неделю продержал ее  на  привязи, и тотчас
вернулся; но, не доезжая  до дому, слез с извозчика и, обойдя двор кругом, с
заднего переулка, через забор перескочил на  двор;  в калитку-то он побоялся
идти, как бы не встретить Герасима.
     Впрочем, его беспокойство было напрасно: Герасима уже не было на дворе.
Выйдя из дому, он тотчас хватился Муму;
     он еще не  помнил, чтоб она когда-нибудь не  дождалась его возвращения,
стал  повсюду  бегать,  искать  ее,  кликать  по-своему...  бросился  в свою
каморку, на сеновал, выскочил на улицу-туда-сюда... Пропала!  Он обратился к
людям,  с  самыми отчаянными знаками  спрашивал о ней,  показывая на пол-ар<
шина от земли, рисовал ее руками... Иные точно не знали, куда девалась Муму,
и  только  головами  качали,  другие  знали и посмеивались  ему  в  ответ, а
дворецкий  принял чрезвычайно важный  вид  и начал


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |