За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Муму



залито  водой,-  и остался неподвижным,
скрестив могучие руки у ней на спине, между тем  как лодку волной помаленьку
относило  назад  к городу. Наконец Герасим выпрямился, поспешно, с  каким-то
болезненным озлоблением на лице, окутал веревкой взятые им кирпичи, приделал
петлю, надел ее на шею Муму, поднял  ее над рекой, в последний раз посмотрел
на нее... Она доверчиво и без  страха поглядывала  на него и  слегка  махала
хвостиком.  Он  отвернулся, зажмурился  и  разжал руки... Герасим  ничего не
слыхал, ни быстрого визга  падающей Муму, ни тяжкого всплеска воды; для него
самый шумный день был безмолвен и беззвучен, как ни одна самая тихая ночь не
беззвучна  для нас, и  когда он снова раскрыл глаза, по-прежнему  спешили по
реке,  как  бы  гоняясь  друг  за   дружкой,  маленькие  волны,  по-прежнему
поплескивали они  о бока лодки, и  только далеко назади к берегу разбегались
какие-то широкие круги.
     Ерошка, как только Герасим  скрылся  у него  из виду, вернулся домой  и
донес все, что видел.
     -  Ну, да,-заметил Степан,-он ее утопит. Уж можно быть  спокойным. Коли
он что обещал...
     В течение дня никто не видал Герасима. Он дома не обедал. Настал вечер;
собрались к ужину все, кроме его.
     -  Экой  чудной этот Герасим!-пропищала толстая прачка,- можно  ли эдак
из-за собаки проклажаться!.. Право!
     - Да Герасим был здесь,- воскликнул вдруг  Степан, загребая себе ложкой
каши.
     - Как? когда?
     - Да вот  часа два тому назад. Как же. Я с  ним в воротах повстречался;
он уж опять отсюда шел, со двора выходил. Я  было хотел спросить его  насчет
собаки-то, да он, видно,  не в духе был. Ну, и толкнул меня; должно быть, он
так  только  отсторонить  меня  хотел:   дескать,  не  приставай,-да  такого
необыкновенного леща мне в становую жилу  поднес, важно так, что ой-ой-ой! -
И Степан с невольной  усмешкой  пожался  •и потер себе затылок.-Да,-прибавил
он,-рука у него, благодатная рука, нечего сказать.
     Все посмеялись над Степаном и после ужина разошлись спать.
     А между тем в ту самую пору по Т...у шоссе усердно и без-;
     .остановочно шагал  какой-то великан, с  мешком  за плечами и с длинной
палкой в руках. Это был Герасим. Он спешил без оглядки, спешил домой, к себе
в деревню, на родину.  Утопив'  бедную  Муму, он прибежал  в  свою 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |