За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Муму



своей  тяжелой  ручкой,  и на  другой день выслала  Герасиму
целковый. Она его жаловала как верного и  сильного сторожа. Герасим порядком
ее  побаивался,.  но  все-таки  надеялся  на  ее  милость  и  собирался  уже
отправиться к ней с просьбой, не позволит ли она ему жениться на Татьяне. Он
только ждал нового кафтана, обещанного  ему дворецким, чтоб в приличном виде
явиться  перед барыней, как вдруг этой  самой  барыне пришла в голову  мысль
выдать Татьяну за Капитона.
     Читатель  теперь  легко   сам  поймет  причину  смущения,   овладевшего
дворецким Гаврилой после разговора с госпожой. "Госпожа,-думал он, посиживая
у окна,-конечно, жалует Герасима (Гавриле хорошо это было известно, и оттого
он сам ему потакал), все же он существо бессловесное;
     не доложить же госпоже, что вот Герасим, мол, за Татьяной ухаживает. Да
и наконец оно и справедливо, какой  он муж? А с другой стороны, стоит этому,
прости господи, лешему узнать, что Татьяну выдают за Капитона, ведь он все в
доме  переломает, ей-ей.  Ведь с ним не  столкуешь; ведь его, черта этакого,
согрешил я, грешный, никаким способом не уломаешь... право!.."
     Появление Капитона прервало нить Гаврилиных размышлений. Легкомысленный
башмачник вошел,  закинул руки назад  и, развязно  прислонясь  к выдающемуся
углу стены  подле двери, поставил правую  ножку  крестообразно перед левой и
встряхнул головой. "Вот, мол, я. Чего вам потребно?"
     Гаврила  посмотрел  на  Капитона  и застучал  пальцами по косяку  окна.
Капитон  только  прищурил немного свои оловянные глазки,  но  не опустил их,
даже  усмехнулся слегка и провел рукой по своим белесоватым волосам, которые
так и ерошились во все стороны. Ну да, я, мол, я. Чего глядишь?
     - Хорош, - проговорил Гаврила и помолчал. - Хорош, нечего сказать!
     Капитон  только плечиками передернул. "А ты  небось  лучше?"-подумал он
про себя.
     -   Ну,  посмотри   на  себя,  ну,  посмотри,-продолжал   с   укоризной
Гаврила,-ну, на кого ты похож?
     Капитон окинул спокойным взором свой  истасканный  и оборванный сюртук,
свои заплатанные панталоны,  с особенным  вниманием осмотрел он свои дырявые
сапоги, особенно тот, о носок  которого так щеголевато  опиралась его правая
"ножка, и снова уставился на дворецкого.
     - А что-с?
     - Что-с?-повторил


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |