За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Несчастная



поручению Семена Матвеича  и  застал меня в нашей маленькой
гостиной. Я хотела было  уйти, он удержал меня. Он  был очень жив и развязен
во   всех  движениях  и  речах;  но  высокомерия  или  дерзости,  столичного
презрительного   тона   в   нем  и  следа   не  было,  и   ничего  военного,
гвардейского... Напротив, в самой непринужденности его обращения было что-то
ласковое, почти стыдливое,  точно  он вас просил извинить его. У  иных людей
глаза никогда не смеются, даже в минуту смеха; у него губы  почти никогда не
изменяли своего красивого склада, а глаза  улыбались почти постоянно. Так мы
пробеседовали с час...  о чем, не помню, помню только,  что  и  я все  время
глядела  ему  в глаза, и  так  мне было с  ним  легко!  Вечером я играла  на
фортепиано. Он очень любил музыку, сел на кресло и,  положив курчавую голову
на руку, внимательно слушал. Он
     ни разу не похвалил меня, но я понимала, что игра моя ему нравится, и я
играла с увлечением. Семен Матвеич,  который сидел возле сына и рассматривал
планы,  вдруг   нахмурился.  "Ну,  сударыня,-  сказал  он,  по   обыкновению
охорашиваясь  и  застегиваясь,-  довольно;   что  это  растрещались,  словно
канарейка? Этак голова заболеть может. Для нашего брата, старика, небось так
стараться не  станете..."- прибавил он вполголоса и опять услал меня. Мишель
проводил меня  до двери глазами  и встал с кресел. "Куда? Куда?"  - закричал
Семен Матвеич, и вдруг засмеялся,  и  потом  сказал еще что-то... Я не могла
расслышать  его слов;  но  г.  Ратч, который  тут же  присутствовал  в  углу
гостиной  (он  всегда  "присутствовал",  а  на  этот  раз он принес  планы),
захохотал подобострастно, и его  хохот достиг моих ушей... То же,  или почти
то же, повторилось  и в следующий вечер... Семен Матвеич внезапно охладел ко
мне, наложил на меня опалу.
     Дня четыре спустя  я  встретила Мишеля  в коридоре,  разделявшем надвое
господский дом. Он взял меня  за руку и  ввел в  комнату, которая находилась
возле  столовой  и  называлась портретной.  Я  последовала  за  ним  не  без
волнения, но с полным доверием. Я уже тогда, кажется, ушла бы за ним на край
света, хотя и не подозревала еще,  чем он стал для меня. Ах, я привязалась к
нему  со всею  страстию,  со всем  отчаянием молодого существа,  которому не
только некого любить, но которое чувствует себя непрошеным и ненужным гостем
среди чуждых ему, среди враждебных людей!..
     Мишель сказал мне... И странное дело!  Я смело, прямо глядела на него -
а он не глядел  на меня и слегка покраснел  - он сказал мне, что он понимает
мое положение и сочувствует ему, и просит извинить отца... "Что же  касается
до меня,- прибавил он,- то прошу вас быть всегда во мне уверенною, и знайте,
что  для  меня  вы  сестра,  да, сестра". Тут он  крепко пожал  мне руку.  Я
смутилась и потупилась в свою очередь;
     я словно  ожидала  чего-то  другого,  другого слова.  Однако  я  начала
благодарить его. "Нет, пожалуйста,- перебил он меня,- не говорите так...  Но
помните: обязанность братьев заступаться за  своих сестер - и если вам нужна
будет  защита против  кого  бы то ни было,-  положитесь на  меня. Я  недавно
здесь, но я уже понял многое... и, между прочим, я понял вашего вотчима". Он
опять стиснул мою руку и удалился.
     Я  узнала впоследствии, что Мишель с  самой первой встречи почувствовал
отвращение  к  г.  Ратчу.  Г-н  Ратч  попытался подделаться  и  к  нему; но,
убедившись в бесполезности своих усилий, тотчас сам стал к нему  в отношения
враждебные,  и  не  только не  скрыл их  от Семена Матвеича,  но,  напротив,
старался  их  выказать,  причем   выражал  сожаление  о  том,  что   ему  не
посчастливилось  с  молодым  наследником.  Г-н  Ратч  хорошо изучил характер
Семена Матвеича: расчет его  удался.  "Преданность этого человека ко мне уже
потому не подлежит сомнению, что
     после меня он погиб; мои наследник его терпеть не может..." - эта мысль
утвердилась в голове старика.  Говорят, все люди  со властью, когда стареют,
охотно идут на эту удочку, на удочку исключительной, личной преданности...
     Недаром же Семен Матвеич называл г. Ратча своим Аракчеевым... Он мог бы
дать ему другое имя. "Ты у меня безответный",- говаривал он ему. Он с самого
приезда начал  его "тыкать", и  вотчим мой  умильно глядел Семену Матвеичу в
губы,  сиротливо склонял голову набок и  добродушно  смеялся, как  бы  желая
сказать: "Весь тут, весь  ваш..."  Ах, я чувствую, рука моя дрожит и  сердце
так и толкается в край стола,  на котором я пишу в эту минуту... Страшно мне
вспоминать те дни,  и кровь моя загорается... Но я скажу все до  конца... до
конца.
     Обращение  г. Ратча  со  мною  приняло  новый  оттенок  во время  моего
кратковременного   фавора.  Он  начал  ко  мне  прислуживаться,  почтительно
фамилиарничать со мною, точно я и поумнела-то и ближе к нему стала. "Бросили
ломаться,-   сказал  он  мне   однажды,  возвращаясь  из  главного  дома  во
флигель.-Хвалю! Все  эти  добродетели  там, чувствительности -  хрестоматия,
одним словом - не  наше дело, барышня, не дело  голышей!" Когда же мой фавор
прекратился и  Мишель не счел нужным более таить  ни  презрения  к  нему, ни
участия  ко  мне,  г. Ратч  внезапно усугубил  свою суровость; он  постоянно
следил за мною, точно я  была способна на все  преступления и меня следовало
держать в ежовых рукавицах. "Вы смотрите  у меня,- кричал он, вваливаясь без
спросу, в  грязных  сапогах и  с картузом на голове, в мою комнату.- Я  ведь
ничего такого не потерплю! Носу у меня не вздергивать! Меня вам не провести,
а спесь я вашу сшибу!" И тут же в одно утро объявил мне, что вышел от Семена
Матвеича приказ, чтобы мне  вперед  без  приглашения  к  обеденному столу не
являться... Не знаю,  какой бы оборот  все это приняло, если бы не случилось
происшествие, которое окончательно решило мою судьбу...
     Мишель  был  большой  охотник  до  лошадей.  Он  вздумал  сам объезжать
молодого  рысака. Тот  понес,  начал бить  и  выбросил  его из саней...  Его
принесли  домой без чувств, с вывихнутою  рукой


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |