За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Несчастная



средства перебраться в Москву  и поселиться там.  Пред
отъездом  в Москву меня перевели обратно во флигель, но по-прежнему  держали
под строжайшим надзором.  Потеря "тепленького" местечка, которого он лишился
"по моей милости", еще увеличила злобу моего вот-чима против меня.
     -  И  кого  удивить  вздумали?  -  говаривал  он,  чуть  не  фыркая  от
негодования,- право! Старичок,  конечно, погорячился,  поспешил, ну, и попал
впросак; теперь, конечно, самолюбие  его пострадало,  беду  теперь поправить
нельзя. Подождать бы денька два, и все бы  как по маслу пошло; вы бы  теперь
не сидели на сухоедении, и  я бы остался чем был! То-то и есть: длинен у баб
волос...  а  ум  короток! Ну,  да  ладно; я свое возьму, и тот  голубчик (он
намекал на Мишеля) меня на забудет!
     Я, разумеется, должна  была сносить  в молчании все эти оскорбления.  И
Семена Матвеича  я уже больше ни разу не видела. Разлука с сыном потрясла  и
его. Почувствовал ли  он раскаяние или - что гораздо вероятнее - желал ли он
навсегда приковать  меня к моему дому, к моей семье - к моей семье! - только
он назначил мне пенсию, которая должна была поступать в руки моего вотчима и
выдаваться мне до тех пор,  пока я выйду замуж... Это унизительное подаяние,
эту пенсию, я до сих пор получаю... то есть г. Ратч получает ее за меня...
     Поселились мы в Москве. Клянусь памятью моей бедной матери,  двух дней,
двух часов я  бы не осталась с моим вотчимом, попавши в город... Я  бы ушла,
не  зная куда...  в полицию,  бросилась  бы  в  ноги к  генерал-губернатору,
сенаторам, я не знаю, что бы я сделала,  если  бы в  самую минуту отъезда из
деревни бывшей  моей горничной не удалось передать мне письмо  от Мишеля. О,
это письмо!  Сколько  раз я перечитывала каждую строку, сколько раз  покрыла
его поцелуями! Мишель умолял
     меня не падать духом, надеяться, быть уверенною в его неизменной любви;
он клялся, что, кроме меня,  никому  принадлежать не будет, он называл  меня
своей женой, он обещал устранить  все препятствия, он рисовал картину нашего
будущего,  он просил  меня об  одном:  потерпеть, подождать  немного... И  я
решилась  ждать и  терпеть. Ах, на  что  бы не  согласилась  я,  чего  бы не
вынесла,  чтобы  только исполнить его волю! Это письмо стало  моею святынею,
моею путеводною  звездой,  моим якорем. Бывало,  мой вотчим начнет  укорять,
оскорблять  меня, я тихонько положу руку  на  грудь  (я носила письмо Мишеля
зашитым в ладонку) и только улыбнусь.  И  чем  больше бесится и бранится  г.
Ратч,  тем мне  легче становится и слаще... Я  наконец видела по его глазам,
что он  начинал думать, не схожу  ли  я с ума... Вслед за тем первым письмом
пришло  второе,  еще более  исполненное  надежд...  Оно  говорило  о близком
свидании.
     Ах, вместо этого свидания настало  одно утро... И вижу я, входит ко мне
г. Ратч,- и опять торжество, злорадное торжество на его лице,- и в руках его
лист  Инвалида,   и  там   известие  о   смерти  гвардии  ротмистра  Михаила
Колтовского... Исключен из списков.
     Что могу я прибавить? Я осталась жива и продолжала жить у г. Ратча.  Он
ненавидел меня по-прежнему,  больше  прежнего,-  он слишком разоблачил предо
мной свою  черную душу, он не мог мне это простить. Но мне было все равно. Я
стала какою-то бесчувственною; моя  собственная судьба меня уже не занимала.
Вспоминать о нем, вспоминать о нем!  другого занятия, других радостей у меня
не  было.  Мой бедный Мишель скончался с  моим именем  на устах...  Мне  это
сообщил один преданный ему человек, который вместе с ним приезжал в деревню.
Вотчим  мой в  том же году женился на Элеоноре Карловне. Вскоре умер и Семен
Матвеич,  подтвердив и увеличив в завещании своем пожалованную мне пенсию...
В случае моей смерти она должна перейти к г. Ратчу...
     Минуло  два, три года... прошло шесть  лет,  семь лет... Жизнь уходила,
утекала... а я  только глядела,  как утекала  она.  Так, бывало,  в детстве,
устроишь на берегу ручья из  песку  сажалку, и  плотину выведешь, и всячески
стараешься,  чтобы  вода  не  просочилась,  не  прорвалась...  Но   вот  она
прорвалась  наконец, и  бросишь ты все  свои  хлопоты, и  весело тебе станет
смотреть, как все накопленное тобою убегает до капли...
     Так жила я,  так существовала,  пока наконец новый, уже неожиданный луч
тепла и света..."
     На  этом   слове   останавливалась  рукопись;  последующие  листы  были
оторваны,  и несколько строк, оканчивавших фразу,  зачеркнуты  и  перемараны
чернилами.


XVIII


     Чтение  этой тетради до  того  меня смутило, впечатление, произведенное
посещением Сусанны,  было так велико,  что я не  мог уснуть  всю ночь и рано
поутру  послал  с  эстафетой  к  Фу-стову  письмо,  в  котором заклинал  его
вернуться как можно скорее в  Москву,  так как  его  отсутствие  могло иметь
самые тяжелые  последствия. Я намекнул ему тоже на  свидание  с Сусанной, на
тетрадку,  которую она  оставила в моих  руках. Отправив письмо, я  весь тот
день  уже не  выходил из  дому  и  все  размышлял о  том,  что  должно  было
происходить там, у Ратчей. Пойти самому туда я не решался. Я не мог, однако,
не  заметить,   что  тетушка  моя  находилась   в  постоянной  тревоге:  она
приказывала  курить   чуть  не   каждую  минуту   и   раскладывала   пасьянс
"Путешественник", известный  тем, что  никогда  не выходит! Визит незнакомой
дамы, да еще в такую позднюю пору, не остался для нее тайной: ее воображенью
тотчас  представилась  зияющая бездна, на краю которой я  стоял, и она то  и
дело  вздыхала,   охала  и  произносила  вполголоса  французские  сентенции,
почерпнутые ею из рукописной книжечки под заглавием: Extracts de  lecture ',
а вечером на моем ночном столике очутилось сочинение Де Жерандо, развернутое
на главе:  О вреде страстей. Сочинение это  было  занесено  в  мою  комнату,
разумеется,  по приказанию  тетушки, старшею ее компаньонкой, которую в доме
прозывали Амишкой  вследствие ее сходства с маленьким пуделем того же имени,
девицей очень  сентиментальною и  даже  романтическою, но  перезрелою. 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |