За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Несчастная



недоумеваете... Ха-ха-ха! Значит,
вы еще старика Ратча не знаете!
     "Нет... Я  теперь  тебя  знаю",- думал  я не  без  некоторого  страха и
омерзения.
     - Не знаете старика, не знаете! - твердил он, провожая меня до передней
и поглаживая себя по животу.- Я человек тяжелый, битый, ха-ха! Но  я добрый,
ей-богу!
     Я опрометью бросился с крыльца на улицу. Мне хотелось поскорее  уйти от
этого доброго человека.


XIY


     "Что  они  друг друга ненавидят, это ясно,- думал я, возвращаясь к себе
домой,-  несомненно  также  и  то, что он  человек скверный, а  она  хорошая
девушка. Но что такое произошло между  ними? Какая причина этого постоянного
раздражения?  Какой смысл этих намеков? И как  это неожиданно вспыхнуло! Под
каким пустым предлогом!"
     На следующий день мы с Фустовым собрались идти в театр смотреть Щепкина
в  "Горе   от  ума".   Комедию  Грибоедова  только  что   разрешили   тогда,
предварительно   обезобразив  ее  цензурными  урезками.  Мы  много   хлопали
Фамусову, Скалозубу. Не  помню,  какой актер исполнял роль Чацкого, но очень
хорошо помню,, что он был невыразимо дурен; сперва  появился в  венгерке и в
сапогах  с кисточками, а потом во фраке модного в то время цвета "flamme d'e
punch" \  и фрак  этот на  нем сидел,  как на нашем старом  дворецком. Помню
также, что бал в третьем акте привел нас в восхищение. Хотя, вероятно, никто
и  никогда в действительности не выделывал  таких па, но  это уже  было  так
принято -  да, кажется,  исполняется таким образом и  до  сих  пор. Один  из
гостей  чрезвычайно  высоко  прыгал,  причем  парик  его развевался  во  все
стороны,  и публика  заливалась смехом. Выходя  из  театра,  мы  в  коридоре
столкнулись с Виктором.
     - Вы  были в театре! - воскликнул он, взмахнув  руками. - Как же это  я
вас  не видал? Я очень  рад, что встретил вас. Вы  непременно должны со мной
поужинать. Пойдемте; я угощаю!
     1 Пуншевого пламени (франц.),
     Молодой Ратч казался  в  состоянии взволнованном,  почти  восторженном.
Глазенки его бегали, он ухмылялся, красные пятна выступали на лице.
     - На какой это радости? - спросил Фустов.
     -  На какой? А  вот не  угодно ли полюбопытствовать? Виктор  отвел  нас
немного в сторону и, вытащив из кармана
     панталон целую пачку тогдашних красных и синих ассигнаций,
     потряс ими в воздухе. Фустов удивился.
     - Ваш батюшка расщедрился? Виктор захохотал.
     - Нашли щедрого! Как же, держи карман!.. Сегодня утром, понадеявшись на
ваше  ходатайство, я попросил у него денег.  Что же, вы думаете, мне отвечал
жидомор? "Я, говорит, твои долги,  изволь, заплачу. До двадцати пяти  рублей
включительно!" Слышите: включительно! Нет, милостивый государь,  это  на мое
сиротство бог послал. Случай такой вышел.
     - Ограбили кого-нибудь? - небрежно промолвил Фустов. Виктор нахмурился.
     -  Ух,  так вот  и ограбил! Выиграл-с, выиграл у офицера,  у гвардейца!
Вчера только из Петербурга  прикатил.  И какое стечение обстоятельств! Стоит
рассказать... да  тут  неловко. Пойдемте к  Яру: два  шага всего. Сказано, я
угощаю!
     Нам, быть может, следовало отказаться, но мы пошли без возражений.
	 
	 
XV


     У Яра нас провели в особую  комнату, подали ужин, принесли шампанского.
Виктор рассказал нам  со  всеми подробностями, как он в одном приятном  доме
встретил этого  офицера-гвардейца,  очень милого малого  и  хорошей фамилии,
только без  царя в голове;  как они познакомились, как он,  офицер  то есть,
вздумал для шутки предложить ему, Виктору, играть в дурачки старыми картами,
почти  что  на орехи  и  с  тем условием, чтоб  офицеру  играть  на  счастие
Вильгельмины, а Виктору на свое собственное счастие;
     как потом пошло дело на пари.
     -  А  у меня-то, у меня-то,- воскликнул Виктор, и вскочил,  и  в ладоши
захлопал,- всего  шесть рублей  в кармане.  Представьте! И  сначала я совсем
профершпилился...  Каково  положение?!  Только  тут,  уж  я  не  знаю  чьими
молитвами,, фортуна улыбнулась. Тот горячиться стал, все карты показывает...
Глядь! семьсот пятьдесят  рублей и пробухал!  Стал еще просить поиграть, ну,
да я малый не промах,  думаю: нет, этакою благодатью злоупотреблять не надо;
шапку сгреб  и  марш! Вот теперь  и старику  незачем кланяться,  и товарищей
угостить можно... Эй! человек! Еще бутылку! Господа, чокнемтесь!
     Мы чокнулись  с Виктором и продолжали пить и смеяться, хотя рассказ его
нам вовсе не понравился, да и самое его общество нам удовольствия доставляло
мало.  Он  принялся любезничать, балагурить,  расходился,  одним  словом,  и
сделался  еще противнее. Виктор заметил наконец, какое  он производил на нас
впечатление,  и насупился; речи его стали  отрывистей,  взгляды мрачнее.  Он
начал зевать, объявил,  что  спать  хочет, и,  обругав со  свойственною  ему
грубостью   трактирного  слугу  за  худо   прочищенный  чубук,  внезапно,  с
выраженьем вызова на искривленном лице, обратился к Фустову:
     -   Послушайте-ка,   Александр   Давыдыч,-   промолвил  он,-   скажите,
пожалуйста, за что вы меня презираете?
     - Как так? - не сразу нашелся ответить мой приятель.
     -  Да так же... Я очень хорошо чувствую и знаю, что вы меня презираете,
и этот господин (он указал на меня пальцем) тоже, туда же! И хоть бы вы сами
очень уже  высокою нравственностью отличались, а то такой же грешник, как мы
все. Еще хуже. В тихом омуте... пословицу знаете?
     Фустов покраснел.
     - Что вы хотите этим сказать? - спросил он.
     - А то, что я еще не ослеп и отлично  вижу  все, что у меня перед носом
делается:  шуры-то-муры  ваши с сестрицей моей я вижу...  И ничего  я против
этого  не  имею,  потому:  во-первых,  не в моих  правилах, а во-вторых, моя
сестрица,  Сусанна Ивановна, сама через все  тяжкие прошла... Только меня-то
за что же презирать?
     - Вы сами не понимаете,  что  вы такое  лепечете! Вы пьяны,- проговорил
Фустов, доставая  пальто со  стены.-  Обыграл,  наверное, какого-то дурака и
врет теперь черт знает что!
     Виктор   продолжал   лежать  на  диване   и   только 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |