За жизнь писатель пережил многое – широкое признание и несправедливую критику, несчастную любовь и жизнь на чужбине. Был знаком со многими известными людьми современности. Часто думал о будущем своей Родины. И всегда – любил и восхищался русской природой. Всё это несомненно находило своё отражение в его творчестве.

 » Главная страница   » Фотогалерея   » Видеоматериалы
  :::: Романы ::::

» Дворянское гнездо
» Отцы и дети
» Дым
» Рудин
» Новь

  :::: Рассказы и повести ::::

» Первая любовь
» Записки охотника
» Муму
» Несчастная
» Вешние воды
» Ася
» Дневник лишнего человека
» Степной король Лир

  :::: Пьесы ::::

» Месяц в деревне
» Холостяк

  :::: Стихи ::::

» Все стихи Ивана Тургенева



Памятник И. С.Тургеневу на Манежной площади в Москве


Усадьба Тургенева в Спасское-Лутовиново


И.С.Тургенев



Несчастная



заболтал  ногами,
перевешенными через ручку.
     -  Обыграл!  Зачем же вы  вино  пили?  Оно  ведь на  выигрышные  деньги
куплено. А  врать мне  нечего. Не  я виноват, что Сусанна  Ивановна в  своей
прошедшей жизни...
     - Молчите! - закричал на него Фустов.- Молчите... или...
     - Или что?
     - Вы узнаете что. Петр, пойдем.
     -  Ага!  -  продолжал  Виктор,-   великодушный  рыцарь  наш  в  бегство
обращается.   Видно,  не  хочется  правду-то  узнать!  Видно,  колется  она,
правда-то!
     - Да пойдем же, Петр,- повторил Фустов, окончательно потерявший обычное
свое хладнокровие и самообладание.- Оставим этого дрянного мальчишку!
     - Этот мальчишка не боится вас,  слышите,-  закричал нам вслед Виктор,-
презирает вас этот мальчишка, пре-зи-рает! Слышите!
     Фустов так проворно шел по улице, что я с трудом поспевал за ним. Вдруг
он остановился и круто повернул назад.
     - Куда ты? - спросил я.
     - Да надо  узнать,  что этот глупец... Он, пожалуй,  спьяна,  бог знает
что... Только ты не иди за мной... мы завтра увидимся. Прощай!
     И, торопливо пожав мою руку, Фустов направился к гостинице Я р.
     На другой  день мне не  удалось увидеть  Фустова, а наследующий за  тем
день я, зайдя к нему  на  квартиру,  узнал,  что он выехал  к своему  дяде в
подмосковную. Я полюбопытствовал,  не оставил ли он записки  на мое  имя, но
никакой записки не оказалось. Тогда я спросил лакея, не знает ли он, сколько
времени Александр Давыдыч останется в деревне. "Недели с две, а то побольше,
так  полагать надо",-отвечал лакей.  Я на  всякий  случай взял точный  адрес
Фустова и в раздумье побрел домой. Эта неожиданная отлучка из Москвы, зимой,
окончательно  повергла меня в недоумение. Моя добрая тетушка заметила мне за
обедом, что я  все ожидаю  чего-то и гляжу на пирог с капустой, как будто  в
первый  раз  отроду  его вижу.  "Pierre,  vous  n'etes  pas amoureux?"  '  -
воскликнула  она  наконец, предварительно  удалив своих  компаньонок.  Но  я
успокоил ее: нет, я не был влюблен.


XVI


     Прошло дня три. Меня подмывало пойти к  Ратчам; мне сдавалось, что в их
доме я должен  был найти разгадку всего, что меня занимало,  что я понять не
мог... Но мне  пришлось бы  опять встретиться  с ветераном... Эта мысль меня
удерживала. Вот в один ненастный вечер - на дворе злилась и выла февральская
вьюга, сухой снег  по временам стучал в  окна,  как  брошенный сильною рукою
крупный песок,-  я сидел в моей комнатке и пытался  читать книгу.  Мой слуга
вошел  и  не  без некоторой таинственности доложил, что какая-то дама желает
меня видеть. Я  удивился... дамы меня  не посещали, особенно в такую позднюю
пору;  однако  велел  просить.  Дверь  отворилась, и быстрыми  шагами  вошла
женщина,  вся закутанная в  легкий летний  плащ  и  желтую шаль.  Порывистым
движением сбросила она  с себя  эту шаль и этот плащ, занесенный снегом, и я
увидел пред собой Сусанну. Я до того изумился, что слова не промолвил, а она
приблизилась к окну и, прислонившись к стене плечом, осталась неподвижною;
     только грудь судорожно поднималась и глаза блуждали, и с легким оханьем
вырывалось дыхание из помертвелых губ. Я понял, что  не простая беда привела
ее ко мне; я понял, несмотря на свое легкомыслие и молодость, что в этот миг
предо мной завершалась судьба целой жизни - горькая и тяжелая судьба.
     - Сусанна Ивановна,- начал я,- каким образом...
     1 Пьер, вы не влюблены? (франц.)
     Она  внезапно схватила мою  руку  своими застывшими пальцами,  но голос
изменил  ей.  Она  вздохнула  прерывисто и потупилась.  Тяжелые космы черных
волос упали ей на лицо... Снежная пыль еще не сошла с них.
     - Пожалуйста, успокойтесь,  сядьте,- заговорил  я  опять,-  вот тут, на
диване. Что такое случилось? Сядьте, прошу вас.
     - Нет,-  промолвила  она чуть  слышно и  опустилась на  подоконник.-Мне
здесь хорошо...  Оставьте...  Вы не могли ожидать...  но если б  вы знали...
если б я могла... если б...
     Она хотела переломить  себя, но с потрясающею силой хлынули  из глаз ее
слезы - и рыдания, поспешные, жадные рыдания огласили комнату. Сердце во мне
перевернулось... Я потерялся. Я видел Сусанну всего два раза; я догадывался,
что  нелегко  ей было  жить на свете, но  я считал ее  за  девушку гордую, с
твердым характером, и вдруг эти неудержимые,  отчаянные слезы... Господи! Да
так плачут только перед смертью!
     Я стоял сам, как к смерти приговоренный.
     -  Извините меня,-  промолвила  она наконец  несколько  раз,  почти  со
злобой, утирая один глаз  за другим.-Это сейчас пройдет.  Я к вам пришла...-
Она еще всхлипывала, но уже без слез.- Я пришла... Вы ведь знаете, Александр
Давыдыч уехал?
     Одним этим вопросом  Сусанна во всем призналась и  при этом так на меня
взглянула, точно  желала сказать: "Ведь ты поймешь,  ты пощадишь, не  правда
ли?" Несчастная! Стало быть, ей уже не оставалось другого исхода!
     Я не знал, что ей ответить...
     - Он уехал, он  уехал... он поверил!-говорила между  тем Сусанна.-Он не
захотел даже спросить меня; он подумал, что я не скажу ему  всей  правды; он
мог это подумать обо мне! Как будто я когда-нибудь его обманывала!
     Она закусила нижнюю губу и, слегка  нагнувшись, начала царапать  ногтем
ледяные  узоры, наросшие на стекле. Я  поспешно вышел  в  другую  комнату и,
услав  моего слугу,  немедленно вернулся и зажег другую свечку. Я хорошенько
не знал, зачем я все это делал... очень уж я был смущен.
     Сусанна по-прежнему сидела на подоконнике,  и я тут только заметил, как
легко она  была одета: серое  платьице с белыми пуговицами и широкий кожаный
пояс, вот и все. Я приблизился к ней, но она не обратила на меня внимания.
     - Он  поверил...  он  поверил,-  шептала она, тихонько  покачиваясь  из
стороны  в сторону.-Он не поколебался, он нанес  этот последний... последний
удар! -Она вдруг повернулась ко мне.- Вы знаете его адрес?
     - Да, Сусанна Ивановна... я узнал от его людей... у него в доме. Он мне
сам  ничего не  сказал о своем  намерении, я его два  дня  не  видал, 


1 |  2 |  3 |  4 |  5 |  6 |  7 |  8 |  9 |  10 |  11 |  12 |  13 |  14 |  15 |  16 |  17 |  18 |  19 |  20 |  21 |  22 |  23 |  24 |  25 |  26 |  27 |  28 |